Смертельное порно в “Kаморе”

17 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 3415

Из последних сил она выползла на балкон и глянула вниз. Высоко, четвертый этаж. Прыгать страшно... Но особо раздумывать было некогда — из коридора уже слышались шаги ее мучителей. Таня с трудом перевалилась через перила балкона и отцепила руки... Девочка упала на траву под балконом в одних только носках. Ее маленькое тело было щедро разукрашено кровоподтеками. “Не могу терпеть”, — прошептала Таня подбежавшим прохожим и потеряла сознание.


Дикая история, которая произошла недавно в Курске с 15-летней Таней Скворцовой (фамилия изменена. — А.Г.), с трудом укладывается в голове. Девочку в течение двух суток насиловали, били, накачивали самогоном и снова насиловали почти 20 (двадцать!) человек. Над ней издевались взрослые парни и подростки — некоторым из них едва исполнилось 14 лет. И каждый, дабы не ударить лицом в грязь перед товарищами, старался поглумиться над жертвой поизощреннее и погрязнее.

Но самое страшное — в целом городе не нашлось ни одного жителя, кто прекратил бы весь этот кошмар.

“Забрали девку”

Дверь полуподвала, который местные пацаны прозвали “каморой”, теперь крест-накрест забита досками. В былые времена уборщицы собирали здесь мусор. Когда же по подъездам девятиэтажного дома в открытую стали шмыгать жирные крысы, мусоропровод сломали. Но бесхозное помещение почему-то не заперли. Его тут же облюбовали подростки. Грязные стены, прокопченный до черноты потолок, заплеванный пол, плакаты с голыми красотками, батареи пустых бутылок и два трухлявых дивана — вот что представляла собой “камора”, куда 10 сентября сего года притащили Таню Скворцову. “Забрали девку...”

Все было как обычно: бутылка самогона, передаваемая по кругу, и “бульбулятор” — баклажка с дыркой, через которую курят “травку”. А уж если им удавалось “забрать девку”, считай, на их улице наступал настоящий праздник. “Забрать девку” значило отловить какую-нибудь местную девчонку и изнасиловать всей командой по кругу.

— Похоже, эта компания развлекалась таким образом и с другими девушками до случая с Таней, — говорит следователь прокуратуры Центрального административного округа Курска Роман Гришин. — В своей безнаказанности не сомневались — уж больно открыто и нагло делали свое дело. Что творили — не думали. Точнее, там думать было некому.

А о чем думать-то? Изнасилованные девчонки никогда раньше не обращались в милицию.

...В тот вечер Таня и ее подруга вышли погулять. Ненадолго, ведь распорядки своего общежития девочки уже знали прекрасно, хотя в Курском медико-фармацевтическом колледже проучились всего неделю. В 22.30 двери общаги закрывались, и если какая-нибудь студентка не успевала вернуться, выволочка от воспитателя ей была обеспечена.

Сначала посидели на лавочке, затем к ним подошел парень лет шестнадцати, представился Костей Волковым. Поговорили немножко, и Костя предложил Тане прогуляться вокруг общаги.

Тропинка пролегала между кустами и гаражами. И тут Волков вдруг потянул Таню в щель между гаражами. Девочка стала вырываться. Но парень ударил ее кулаком по голове, взвалил на плечи и понес в ту самую “камору”, которая находилась в ста метрах от общаги. Таня была без сознания.

Очнулась она в тот момент, когда Волков, растолкав двух своих пьяных приятелей, приказал:

— Берите деньги — и за самогоном. Быстро!

Этого добра в Курске навалом...

Вернувшиеся приятели влили несколько стаканов самогона Тане в горло и по очереди изнасиловали девочку. Первым был Волков. Таня оказалась девственницей.

Она плакала, умоляла отпустить.

— Дура, что ты орешь? — сказал Волков. — Тебя все равно здесь никто не услышит. А будешь действовать на нервы, вообще убью.

И несколько раз стукнул девушку — опять по голове.

Спустя пару часов в “камору” заявились еще двое подростков.

— Нужна девка? — деловито спросил щедрый Волков. — Тащите водки — и она ваша.

Пьяная оргия продолжалась всю ночь.

Приглашение “покуролесить”

На следующее утро — это была уже суббота — Волков и компания, прихватив и Таню, ввалились в квартиру к Сергею Паршикову. Таня шла сама — поверила обещаниям Волкова: “Мы тебя отпустим. Вот сейчас сходим на одну квартиру, поешь и уйдешь”.

Сергей вроде бы гостям не обрадовался, на Таню глядел с жалостью — видел, что с ней сделали. “Может, поможет вырваться из всего этого?” — подумала девочка. 20-летний Паршиков был взрослее других и казался порядочнее. Таня старалась держаться к нему поближе.

В квартире Паршикова ее действительно никто не трогал. Сергей не позволил устраивать дома бедлам — но не более того. Отпускать домой ее не собирались. Наоборот, Волков целый час провисел на телефоне, зазывая дружков “покуролесить”. Позвонил он и 19-летнему Владу Старосельцеву — известному в округе отморозку, за которым числилось более десятка приводов в милицию.

— Мы вчера в “каморе” с бабой чудили! — хвастался Волков. — Зря тебя не было. А хочешь — приходи сейчас. Тебе понравится.

Внутри у Тани что-то надорвалось и омертвело. Она поняла, что адский “праздник” будет продолжаться. Она уже не плакала и не просила пощады. Сидела на кухне тихо, уставившись в стену, пока компания “подкачивалась” самогоном. А в дверь звонили все новые охотники поразвлечься с нею...

Вечером вся кодла, кроме Сергея Паршикова, направилась в гараж того самого Владислава Старосельцева. Когда спускались от Паршиковых, на лестнице им встретился Паршиков-младший (брат Сергея) вместе с одноклассником. Им и было-то всего по 14 лет, но предложение “повеселиться” пришлось им очень по душе. В итоге человек семь вместе с Таней влезли в “копейку” одного из “весельчаков”.

Новая надежда на спасение зародилась у Тани, когда их машину, набитую до отказа, остановила какая-то женщина. Она оказалась матерью водителя.

— Куда едешь такой пьяный? — заорала женщина, перегородив дорогу. — А ну вылезайте все из машины!

— Пожалуйста, помогите! — закричала Таня. Но женщина даже не повернула головы в сторону девчонки.

— Б...й еще с собой возят, — пробурчала она и, сев в машину, уехала вместе с сыном.

А вся компания пошла в гараж пешком. К тому времени Таня совсем обессилела — целые сутки у нее во рту не было ни крошки, болело все тело, кружилась голова. Подонки поддерживали ее за руки и хохотали:

— Не раскисай! То ли еще будет!

Наверное, у каждого из них — школьников и пэтэушников — было свое лицо. Но для Тани все эти лица уже слились в одну серую массу. Она уже потеряла счет похотливым глазам, смотревшим на нее, и грязным рукам, хватавшим ее тело.

Усмирение монтировкой

Страшная “камора” продолжилась в гараже. Теперь новым Таниным “хозяином” стал Влад Старосельцев. Волков не возражал — он уже пресытился девчонкой. Таню запихнули в стоявшую в гараже машину. Пока вся компания (в этот раз собралось человек десять) подкреплялась у гаражных ворот самогоном, Старосельцев провел с Таней “воспитательную беседу”.

— Если всех не обслужишь — сброшу в яму, — сказал он. — Здесь тебя точно никто не найдет. А орать будешь — размажу голову о стекла.

Выйдя на улицу, “хозяин” скомандовал:

— Пошли по одному!

Заходили — насиловали. И так несколько часов подряд.

Когда Таня пыталась сопротивляться, в дело опять включался Влад. Уговаривал монтировкой — бил куда придется, чаще по лицу. К ночи Таня оглохла и потеряла четыре зуба.

Последним из гаража вышел самый маленький, 14-летний насильник.

— Упираться стала, когда узнала, сколько мне лет, — заявил он старшим. — Пришлось двинуть в висок ее же каблуком. Чтоб не возникала...

Но и этого Старосельцеву показалось мало. Окровавленную, почти без сознания девочку он потащил к себе домой. Его родители в это время отдыхали на море.

— Да он совсем отмороженный, — рассказывает о Владе сосед Старосельцевых. — Школу бросил, нигде не работал, шлялся по району. По пьяни мог схватить табуретку и любого двинуть. Нормальные люди старались обходить его стороной. Пьянки-гулянки дома устраивал, как только оставался без родителей. А когда соседи жаловались потом матери на шум в квартире, та защищала сына: “Он у себя дома. Как хочет, так себя и ведет!”

Позже, когда Старосельцев уже сидел в СИЗО, мать допытывалась у Влада:

— Что же ты других девчонок пожалел, а эту нет?

— А надо было меня на море с собой взять! — обиженно заявил сынок. — Ты сама во всем виновата.

Стриптиз и бутылка

В квартире Старосельцевых Таню снова насиловали и били. Причем Влад в пьяном бреду заставлял дружков бить ее ногами. Зачем? А так, от скуки.

По этой же причине Тане велели показывать стриптиз.

Заглянул в квартиру Старосельцевых и Сергей Паршиков. Тот, который не позволил издеваться над девочкой у себя дома. Здесь же и “заступник” присоединился к компании насильников. Правда, сделал свое дело быстро и суетливо, не поднимая на Таню глаз.

— Я катался на машине до пяти утра, — признался позднее Сергей следователю. — Скучно было... Вот я и заехал к Владу.

Очередной подонок, выйдя из спальни, спросил у Старосельцева:

— Может, ее отпустить? Она уже никакая. Сказала, что выбросится из окна.

— Врет, — засмеялся Влад. — Она еще вчера хотела себе вены порезать. Мы дали ей нож — не порезала.

Но Таня не врала. За окном раздался глухой удар о землю. Какая-то женщина закричала на весь двор...

Такого поворота событий насильники не ожидали. Но Старосельцев и тут не растерялся, хотя пьян был изрядно. Он приказал всем выходить из подъезда по одному, сам же запихнул Танину одежду в пакет и отнес на седьмой этаж. В электрощиток сунул Танины документы и как ни в чем не бывало вышел на улицу.

Около Тани уже стояли прохожие и жильцы дома. Кто-то вынес простынку и прикрыл обнаженное тело.

— Влад, не из твоей ли квартиры девчонка выпала? — спросила соседка.

— Да вы что! Я ее первый раз вижу, — не моргнув глазом ответил Старосельцев.

Подъехала “скорая помощь”, и Влад одним из первых принялся помогать грузить девочку в машину. А когда прибыли сотрудники милиции, его и след простыл.

“Мне деньги на похороны собирали”

Танины родители бросились искать дочь в субботу вечером, когда не дождались на выходные. Это было странно: обещала и не приехала. Домашняя и спокойная Таня никогда не доставляла лишних хлопот. Девять классов закончила почти на “отлично”. Училась в музыкальной школе по классу фортепиано и одновременно закончила хореографическую школу. В танцах ей вообще прочили большой успех, но в хореографическое училище она не пошла. Мечтала стать косметологом. И для начала поступила в фармацевтический колледж, блестяще сдав экзамены.

Уезжать из маленького поселка, где живут ее родители, в большой Курск не боялась. Говорила: “Да у нас родственники там, я у них часто бываю”.

...Сейчас Таню уже выписали из больницы. Долечивается она дома.

Дверь долго не открывали. Потом по ту сторону кто-то заскакал на одной ноге, и в дверную щелку высунулось узенькое личико с блестящими глазами в обрамлении шикарной копны волос. В руках Таня держала кисточку от туши. Немножко смутилась:

— Надо же выглядеть как человек. Я полтора месяца лежала в больнице — соскучилась по косметике.

Первые дни в больнице она только плакала, отказывалась разговаривать даже с мамой. Психологическую помощь как умели оказывали местные врачи. У Тани диагностировали перелом челюсти в двух местах, переломы руки и ноги, сотрясение мозга. Да еще четыре выбитых зуба... В декабре предстоит операция на ноге. Поэтому сейчас она ходит на костылях, а по дому прыгает на здоровой конечности.

И еще Таня потихоньку возвращается от ночных кошмаров к нормальной жизни. Вернулась в школу — в 10-й класс, пока она на домашнем обучении. Снова стала читать книжки и смотреть телевизор. На улицу не выходит: не хочет показываться знакомым на костылях.

— Хотя в нашем поселке, конечно, все знают об этом, — тихо говорит Таня. — Мне даже деньги на похороны собирали. Пересудов разных много. Вот родители мои очень переживают. Наверное, мы уедем отсюда...

Расспрашивать ее о том, что с ней было, просто жестоко.

— Не хочу вспоминать об этом. Тогда я думала только: когда же это кончится?! Это были не люди, а звери...

Посмотрели и прошли мимо

У этой истории есть еще одна сторона. Таню не раз можно было спасти, вырвать ее из рук подонков, если бы... Если бы хоть кто-то этого захотел. Например, мать того парня, которая вытащила всех из машины и спокойно уехала.

Когда Старосельцев с дружками волокли Таню к нему домой, им встретились две другие женщины.

— Когда мы поравнялись с ними, я крикнула: “Помогите!” — вспоминает Таня.

Женщины приостановились.

— Это моя жена, — тут же нашелся Старосельцев. — Напилась, сволочь! Я ее домой веду...

— После этих слов женщины посмотрели на меня, как на врага народа, — горько вздыхает Таня, — и прошли мимо.

Видел, как “один девку тянет, а другие толкают ее сзади”, и сосед Влада из другого подъезда. Но ввязываться не стал, “02” тоже не набрал.

— Мало ли что у них там происходит, — равнодушно объяснил он следователю. — Зачем я туда полезу?!

— За час до падения девочки в квартире Влада был слышен женский визг и крики, — рассказывает другая соседка Старосельцевых, с верхнего этажа. — Их заглушала громкая музыка. Если бы девочка закричала: “Помогите, убивают!” — я бы вызвала милицию. Но такого я не слышала...

О квартире друга, где прятался Влад двое суток после произошедшего, в милиции рассказала его родная сестра. Она призналась, что ей “осточертело жить с этим подонком”. Там Старосельцева и задержали.

Сейчас в СИЗО сидят 8 человек, трое из них — несовершеннолетние. Еще у двоих — подписка о невыезде.

Основным фигурантам дела — Старосельцеву и Волкову — предъявлено обвинение по трем статья УК РФ: по 127-й (незаконное лишение свободы), 131-й (изнасилование) и 132-й (насильственные действия сексуального характера). Причем Старосельцев проходит аж по девяти эпизодам! Остальных участников группового изнасилования все еще ищут.

КАК ПОМОЧЬ ЖЕРТВЕ НАСИЛИЯ

“Что нужно делать родителям, если их дочь стала жертвой насилия?” — с этим вопросом мы обратились к Евгению ШАПОШНИКОВУ, профессору Института повышения квалификации врачей Минздравсоцразвития РФ.

— Изнасилование наносит глубокую психологическую травму. А телесные повреждения могут привести к серьезным осложнениям физического характера. Поэтому главное — свести до минимума все эти опасности для здоровья пострадавшей.

1. Если у пострадавшей есть физические травмы, необходимо вызвать “скорую помощь”. Если нет, то напоить ее чаем и уложить в постель. Можно попросить девушку выпить валокордина или валерьянки.

2. Ни в коем случае не упрекать дочь в неосмотрительности (реальной или мнимой), в излишней доверчивости или легкомыслии. Больше всего ей необходимо ласковое обращение. Не стоит вообще обсуждать произошедшее по горячим следам.

3. Обязательно находитесь рядом с пострадавшей, не выпускайте ее из виду для предупреждения опасных, импульсивных поступков, в том числе и суицидальных попыток.

4. Если слезы не прекращаются даже через сутки, нужно проконсультироваться с опытным психотерапевтом, хотя бы по телефону.

5. Стоит подумать и о социальных последствиях произошедшего для ребенка: о возможных насмешках окружающих, об отторжении дочери со стороны сверстников. Сведите к минимуму огласку случившегося. Если же утечка информации произойдет и ее последствия будут крайне негативными — не исключено, что семье придется даже поменять место жительства.

6. Обязательно обратитесь в милицию! Безнаказанность преступников ведет к ухудшению психологического состояния их жертвы и к повторению сексуальной агрессии.



Партнеры