Один в поле не воин

19 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 358

“Сильные делают то, что хотят, слабые — то, что вынуждены”. Эту древнюю греческую пословицу я вспомнил, собираясь на встречу с послом США в НАТО Николасом БЕРНСОМ. Недавно он посетил Москву, чтобы обсудить с представителями МИД и Минобороны перспективы сотрудничества. Тогда и состоялась наша беседа.

— Что вас привело в Россию, господин Бернс?

— Я приехал для того, чтобы расширить контакты России и НАТО, и полагаю, что у нас есть гораздо больший потенциал для сотрудничества. В 2005 году мы надеемся вывести наши отношения на новый уровень.

— Что под этим следует подразумевать?

— Тут много направлений сотрудничества. За последние два года, например, Россия дважды проводила совместные учения с НАТО — в Ногинске и Калининграде, направленные на выработку мер защиты гражданского населения при терактах. В скором времени российские корабли будут совместно с флотом НАТО проводить антитеррористические операции в Средиземном море. Мы надеемся расширить сотрудничество в воздушном пространстве, в космосе. А также искоренить недопонимание и шероховатости.

— Они, надо признать, все еще есть. НАТО по-прежнему вызывает тревогу у россиян, особенно теперь, когда Союз расширился вплотную до границ с Россией.

— Я знаю, что многие россияне по привычке отрицательно воспринимают НАТО еще со времен “холодной войны”. Но с тех пор все изменилось. Думаю, было бы более справедливо говорить “старое НАТО” и “новое НАТО”. Старое НАТО, по сути, исчезло после окончания “холодной войны”. Новое НАТО представляет собой консенсус стран Североатлантического союза, нацеленный на миротворческие миссии, а также на сохранение возможности защищать страны — члены НАТО, используя всю военную мощь. Я думаю, что интересы того нового НАТО, которое создавалось в середине 90-х, совпадают с российскими в некоторых аспектах. И Россия, и НАТО выступают за стабильность в Европе. И мы вместе должны противостоять общим угрозам, в частности, международному терроризму.

— США, которые вы представляете в Альянсе, играют в НАТО ведущую роль. Зачем вам этот союз? Ведь военная мощь США признана всеми как сверхсила, которой ничто не может противостоять.

— НАТО — это мост через Атлантику, объединяющий Европу и Северную Америку. Штаб-квартира НАТО — это единственное место, где американские и европейские дипломаты ежедневно садятся за стол переговоров для обсуждения повестки дня с тем, чтобы поддерживать мир в Европе. Нам необходимо членство в НАТО, потому что одна страна не может решить все проблемы в одиночку. И объединенные усилия стран наиболее эффективны в борьбе с международным терроризмом. НАТО остановило войну в Боснии и Косове и оставило там миротворческие миссии для поддержания мира. Ни одна страна не смогла бы справиться с этой задачей без партнеров. Поэтому для США и их союзников жизненно важно укреплять Альянс.

— Но это, между прочим, ежегодные разорительные членские взносы. Кстати, во сколько США обходится членство в НАТО?

— Это не секрет. Взносы США составляют 24% от общего бюджета НАТО. Все страны — члены НАТО платят взносы, и у Северного альянса есть три типа бюджетов. Так называемый гражданский бюджет расходуется на политическую деятельность. Военный идет на обеспечение операций Альянса. Третий — бюджет военной инфраструктуры. США платят самый большой взнос в бюджет, являясь страной с самым крупным ВВП и самым влиятельным членом НАТО. Назвать общую сумму бюджета НАТО и взносы США сложно, потому что некоторые расходы на проведение операций стран — членов НАТО покрываются самими странами, а не Альянсом.

— Не кажется вам, что Альянс технически устаревает? Ни одна европейская держава не вкладывает столько в модернизацию своей военной машины, сколько США.

— С самого начала, с 1949 года, в НАТО существовал некоторый дисбаланс военной мощи США и Европы. Но было бы неверно утверждать, что страны НАТО отстали с точки зрения военно-технического обеспечения. Тому пример Франция и Великобритания, которые имеют мощные современные вооруженные силы. С другой стороны, такие небольшие страны, как Дания, Норвегия, Румыния, — наращивают свои военные бюджеты, повышают качество своих вооруженных сил и переходят к выпуску более мобильных вооружений.

— Каково в этой связи ваше мнение об уровне развития российской армии? Какова она по шкале НАТО? Дотягиваем ли мы по мощи хотя бы до средней европейской страны?

— Российские вооруженные силы — важный партнер для НАТО. Но несомненно, что российская армия была и остается мощной силой, пожалуй, одной из самых значительных армий в мире. Мы надеемся, что сотрудничество НАТО и России будет расширяться. Нам необходимо улучшить взаимопонимание, с тем чтобы установить более плодотворное сотрудничество.

— НАТО, похоже, уже расширилось до своих пределов. Или есть еще вакансии? Как претендентов на вступление в Альянс называют Украину, Грузию...

— НАТО никогда не приглашало в свои ряды какие-либо конкретные страны. Каждая страна решает этот вопрос для себя сама. Если она хочет войти в НАТО, необходимо выполнить ряд требований: реально действующая демократия, наличие прав и свобод, отсутствие территориальных споров с членами Альянса...

Сейчас в НАТО состоят 26 стран и еще 3 подали запрос на вступление: Албания, Хорватия, Македония. Формально ни одна другая страна пока не рассматривается нами как кандидат на членство в блоке.

— Далеко не все члены Альянса последовали за США в Ирак. Однако свои контингенты прислали такие страны, как Япония. Не кажется ли вам опасным будить “желтого дракона”, позволяя ему посылать свои войска за границу? Не подтолкнет ли это к волне ремилитаризации Страны восходящего солнца?

— Считаю нужным подчеркнуть, что из 26 стран НАТО 16 послали свои контингенты в Ирак. Другие страны решили не посылать свои войска. Как видите, каждая страна вправе решать, участвовать ей в военной кампании или нет. Если говорить о Японии, то эта страна является союзником США. Со времен окончания Второй мировой войны Япония жила в мире и по сей день стремится к миру. Поэтому я категорически не согласен с вашей характеристикой Японии. Япония делает очень много для установления мира во всем мире.

— Известно, что в США без энтузиазма смотрят на инициативу Евросоюза по созданию Еврокорпуса. Не станет ли он конкурентом НАТО?

— На протяжении последних лет мы считали, что Европа недостаточно сильна в военном отношении. Поэтому всячески укрепляли НАТО. И если сегодня Европейский союз способен сам укрепить свои вооруженные силы и будет способен брать на себя ответственность по выполнению миротворческих миссий, это, безусловно, станет положительным шагом. Америка всегда выступала в НАТО за то, чтобы укреплять европейские оборонные ведомства. Но мы бы не хотели, чтобы развитие европейской оборонной политики носило сопернический характер. Еврокорпус должен дополнять НАТО, а не соперничать с ним. НАТО должно оставаться самым главным гарантом безопасности в Европе.




Партнеры