Радушный ПРИЕМник

22 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 237

Чего-чего, а мест, где отдельные товарищи могут отдохнуть от общества, а общество — от них, в России всегда хватало. Но это раньше их называли лишь тюрьмами и лагерями. Сотрудники приемников-распределителей для иностранных граждан и лиц без гражданства при ГУВД Москвы не считают себя тюремщиками, а своих постояльцев — зэками. Здесь временно содержат людей, незаконно проживающих и работающих в Москве.

Иметь дело с гастарбайтерами приятнее, чем с бомжами. И местные милиционеры считают, что без дела в обозримом будущем не останутся. Корреспондент “МК” побывал в одном таком заведении.


Николай Тиганов — руководитель приемника-распределителя №8, что в Мневниках. Работает здесь со дня основания в 1997 году. Он считает, что есть только один способ снизить поток незаконных мигрантов:

— Надо при въезде в страну обязать людей вносить сумму, равную стоимости обратного билета. Билет, например, до Ханоя стоит 20 тысяч рублей.

8-й приемник рассчитан на 50 постояльцев. Находятся они здесь обычно 2—3 месяца. За это время сотрудники миграционной инспекции должны установить личность (многие поступают без документов), проверить, не натворил ли чего гость в России, и самое главное — попытаться найти средства для депортации. А это непросто. Нет такого закона, чтобы заставить работодателя-нарушителя купить ему обратный билет. Созваниваются с родственниками, друзьями. Но не было случая, чтобы не удалось кого-нибудь отправить домой. Хотя сами нелегалы порой об этом просят чуть ли не со слезами. Например, привезли сюда десяток таджиков из... леса. Ехали на заработки, у них отобрали паспорта якобы для регистрации — и все. В результате работяги долго жили в лесу. А свой арест и высылку встретили как праздник.

Условия в приемнике такие: подъем в 6.30, отбой в 22.30. Каждый день прогулка во дворике по 30 минут, трехразовое питание. Передачи не ограничены. Раз в десять дней меняют постельное белье, есть прожарка для личных вещей (многие попадают сюда прямо со стройки, в грязной одежде). В каждой палате (не камере!), а они здесь на 4—8 человек, туалет и умывальник. Душ — общий.

Идем в палату. Открывается массивная железная дверь.

— Попрошу всех встать! — говорит “гражданин начальник”. Увидев нас поднимаются с застеленных коек четверо молодцов.

27-летний Сергей приехал в Москву из Молдовы. Работал охранником в магазине. Поработать удалось всего месяц, потом угодил сюда. Тут тоже около месяца. Говорит, что регистрацию и разрешение оформить не успел. А Рустам приехал из Узбекистана. Он и поработать не успел, как загремел сюда. Теперь им легально поработать в России в ближайшие пять лет не светит.

Статистика — упрямая вещь. Только за 5 месяцев 2004 года из Москвы выгнали 27476 иностранцев, что в 6,6 (!) раза больше, чем за тот же период 2003 года. После решения суда иностранных мигрантов-правонарушителей размещают в таких спецприемниках, коих сейчас в Москве 8 штук общей вместимостью 740 мест

Осталось дело за малым: легализовать эти центры. Дело в том, что до сих пор по своему статусу они числятся как учреждения соцреабилитации для бомжей. Лишь принятие городского закона позволит назвать вещи своими именами. Чего и хотят в ближайшее время добиться московские власти. Но куда в таком случае денут бомжей? По словам городских депутатов, бичи не спешат в теплые постели. И 12 ночлежек на 1600 мест хватает им выше крыши.





Партнеры