Год Шварца

23 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 376

Прошел год с тех пор, как Терминатор стал губернатором Калифорнии. Что принес этот год Арнольду Шварценеггеру? Вне всякого сомнения, он стал общенациональной политической фигурой. Звездой республиканской партии. Это со всей ясностью продемонстрировал съезд республиканской партии, на котором Буша избрали кандидатом в президенты.


Среди выступавших на съезде Шварценеггер был главным хитом. Его речь прерывалась аплодисментами больше, чем даже речь президента Буша. Но что было интересным в этой речи? Она была построена не как выступление лоббиста, который поддерживает кандидата в президенты, а как выступление будущего кандидата в президенты, то есть Шварценеггер лоббировал не столько Буша, сколько самого себя.

В чем заключался смысл этого выступления? Красной нитью выступления Шварценеггера проходила мысль о том, что в Штатах человеку открыты все пути, даже к Белому дому. Он в качестве примера приводил самого себя, “простого паренька из австрийской деревни”, который стал суперкинозвездой и губернатором штата Калифорния. Сама эта тема не подходила для съездовской атмосферы, ибо президент Буш отнюдь не был “простым пареньком из американской деревни”.

И в ходе предвыборной борьбы Шварценеггер занимал особую позицию. Он не сопровождал президента Буша в его скитаниях по всей стране, а выполнял роль тяжелой артиллерии президента Буша — его выпускали только тогда, когда демократ Керри вводил в бой свою тяжелую артиллерию — Клинтона. Ограниченное участие Шварценеггера в предвыборной борьбе интерпретировалось политическими обозревателями двояко. Одни говорили, что президент Буш сам не хотел частого присутствия рядом с собой Шварценеггера, ибо опасался, что Терминатор затмит его. Согласно мнению других, это было умышленное действие со стороны Шварценеггера, который не хотел слишком уж светиться рядом с Бушем и предпочитал занимать более независимую позицию.

Когда Шварценеггер упорно и настойчиво подчеркивает, что “перед простым парнем из австрийской деревни” открыты все пути и что его восхождению к вершинам власти нет предела, он, естественно, дает понять, что не исключает и президентского титула. Между Шварценеггером и Белым домом стоит сейчас лишь конституция США. Согласно конституции, президентом может быть лишь тот гражданин Америки, который родился в этой стране. А вот Шварценеггера угораздило родиться в Австрии. Сам Шварценеггер не считает это препятствие непреодолимым, и у него на это есть весьма веские основания. Дело в том, что в конгрессе США все больше назревают тенденции внести изменения в конституцию, которые позволили бы американским гражданам, не родившимся в Штатах, занимать высшую должность в стране. Соответствующий законопроект уже внесен в Сенат. Его автором является сенатор Орин Хэтч. Ни для кого не секрет, что законопроект Хэтча “скроен” по широким плечам Арнольда Шварценеггера.

Все это хорошо, но как проявил себя Шварценеггер в качестве губернатора Калифорнии? Калифорния — особый штат. Если представить себе, что Калифорния является отдельным государством, то она по своей экономической мощи была бы пятой державой мира, пропуская впереди себя лишь США, Японию, Китай и Германию. Калифорнию называют будущим Америки. В том смысле, что этот штат — своеобразная экспериментальная лаборатория всей страны. Некоторые утверждают, что Калифорния идет впереди всей страны как минимум на полстолетия. И вот именно губернатором такого штата стал Шварценеггер.

Искусство Шварценеггера проявилось уже в том, как он подбирал свою команду. Своим экономическим советником он назначил мультимиллиардера Баффета, занимающего вторую позицию среди самых богатых американских граждан. Формула, по которой действует Шварценеггер как губернатор, выглядит так: фискальный консерватизм и социальный либерализм. В области финансовой и экономической Шварценеггер проводит классическую политику республиканцев. Он дает максимальную свободу предпринимательской деятельности, ограничивая лишь необходимым минимумом вмешательство властей штата. В области финансов Шварценеггер пытается уменьшить дефицит, полученный им в наследство, и делает это за счет определенных ущемлений в области здравоохранения, образования и т.д. Однако в таких вопросах, как свобода абортов, как браки между однополыми гражданами, как использование человеческих эмбрионов для научных экспериментов, Шварценеггер придерживается либеральных взглядов. Недаром консервативное крыло республиканской партии подозревает его в том, что он “скрытый” демократ, тем более что его супруга, первая леди штата, является племянницей президента Кеннеди. Шварценеггер является консерватором и в области эмиграционной политики. Он пытается ужесточить правила, согласно которым незаконные эмигранты становятся законными, а законные приобретают право и статус постоянного проживания в Соединенных Штатах и получение гражданства этой страны. Однако параллельно этому Шварценеггер старается улучшить положение тех национальных и этнических меньшинств, которые уже пустили корни в Калифорнии. Таким образом используя формулу, фискальный консерватор и социальный либерал Шварценеггер получает поддержку как со стороны республиканцев-калифорнийцев, так и со стороны демократов-калифорнийцев. Это обстоятельство хорошо демонстрирует отношение Шварценеггера с конгрессом штата, где большинство принадлежит демократам. Губернатор-республиканец и демократический конгресс легко находят общий язык, что, безусловно, благотворно отражается на общей атмосфере в Калифорнии. Некоторые обозреватели считают, что подобная политика Шварценеггера делает его в перспективе наиболее вероятным президентом Соединенных Штатов, который сможет утверждать, что он объединил расколотую страну и выступил как президент не только той или иной партии, а как общенародный президент.

Нынешнее положение Шварценеггера сейчас суммируют в несколько шутливой форме: “Легче Шварценеггеру стать президентом Соединенных Штатов, чем Голливуду найти нового Терминатора”. Но в этой шутке заключена большая доля истины.




Партнеры