Ожог на сердце

24 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 151

Шестой корпус общежития Университета дружбы народов скрыт от посторонних глаз строительной зеленой сеткой. Год назад в страшном пожаре здесь погибли 44 студента из 20 стран, пострадали еще 266. Оставшихся в живых погорельцев расселили по соседним корпусам.


18-летнего Эстебана Эвора из Новой Гвинеи и его кузена Сантьяго в РУДН направили сразу же после окончания школы — за хорошую успеваемость. Поселили на четвертом этаже корпуса №6. Пожар начался в два ночи. Сантьяго разбудил брата, и мальчишки бросились искать в дыму выход. Эстебан с третьего этажа сиганул в окно, удачно упав на крышу кафе. А вот брату спастись не удалось: шагнув с четвертого этажа, он разбился насмерть...

— Погибших кремировали. Траурная церемония состоялась в Боткинской больнице, — вспоминает проректор РУДН Виктор Понька. — Выживших распределили по столичным больницам, лечили за счет государства и внебюджетных средств университета. На следующий день после трагедии пострадавшим выплатили по три тысячи рублей. А после лечения 57 самых тяжелых студентов отправили в санатории.

За сгоревшее в пожаре личное имущество погорельцам доплатили по 30 тысяч. Всех оставшихся в живых студентов-контрактников (90 человек) сразу же перевели на бюджетные места, вернув при этом оплаченное за учебу и проживание. Родственники погибших, помимо этих денег, получили еще 100 тысяч — в качестве моральной компенсации.

23-летний вьетнамец Сан Тхан Туан с экономфака помнит только, как заснул накануне пожара — проснулся уже в больнице. В языках пламени погибли две его соотечественницы. После трагедии к Сан Туану сразу же прилетела мать: хотела забрать сына домой. Но тот наотрез отказался: мол, такого хорошего образования, как в России, он не получит нигде.

Университет пошел родителям навстречу: пострадавших иностранцев на время отпустили на родину, оплатив дорогу.

Сосед Сан Туана 20-летний Шарльмагне Лягуер с Гаити той ночью читал учебник в комнате на третьем этаже. Почуяв дым, пошел в темноте будить соседей. Его подруга Джина спала этажом ниже, но туда студент не добрался: на лестничной клетке его смела интернациональная толпа — и он кубарем пролетел два пролета. Очнулся в больнице — двадцать два дня ему прочищали лазером закоптившиеся легкие. О потере узнал, только когда выписался:

— Джина умоляла меня не ехать в Россию. Как чувствовала. Она сгорела заживо. Я часто звоню ее семье, но ни разу не поговорил с мамой Джины — после трагедии она сошла с ума...

По одной из версий, причина пожара — возгорание электроплитки в комнате студенток — соседок Джины. После трагедии ректор РУДН запретил постояльцам общаги пользоваться электронагревательными приборами в комнатах. А курить теперь можно только на улице.

— Мы провели серию рейдов совместно с руководством вуза, — говорит Павел Лонин, замначальника 1-го регионального отдела Госпожнадзора ЮЗАО города Москвы. — Студенты по-прежнему пользовались электроплитками и кипятильниками. За подобные нарушения из вуза отчислили 8 человек.

По словам пожарных, теперь почти все их предписания выполнены. Все жилые помещения студгородка и здания вуза оборудовали автоматической сигнализацией и системами оповещения. За год провели 10 учебных тренировок по эвакуации, каждому студенту выдали памятку по противопожарной безопасности на родном языке. На принятые меры университет потратил более 200 миллионов рублей.

— Комиссия Госгортехнадзора заключила: корпус №6 подлежит капитальному ремонту, — говорит Виктор Понька. — В общежитии катастрофически не хватает мест. Мы бы давно сделали ремонт, да следователи не позволяют: еще ведется расследование. Прокуратура до сих пор не выяснила, кто виноват.

После реабилитации на родине в РУДН не вернулся лишь один студент из Эквадора. Но ректорат разрешил ему подумать — до начала следующего учебного года.




Партнеры