Домодедовский стрелок

24 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 404

В детстве Люба Галкина зачитывалась романами Дюма и Стивенсона, потому что в них много путешествий и приключений. Они ей нравились больше танцев. Впоследствии это совсем не девичье пристрастие в корне изменило ее судьбу. Это когда школьницей она взяла в руки винтовку, отправилась в тир и там: бац! бац! — сразу попала в яблочко. Олимпийская чемпионка по пулевой стрельбе Любовь Галкина считает, что женщины вообще стреляют лучше мужчин. Прекрасный пол, как ни странно, лучше справляется с нервами. А это для стрелка — самое главное. “Умейте гасить мандраж!”— советует Люба.


У выхода из “Шереметьево” ее ждал белый лимузин с икрой и шампанским. Она искрилась от счастья, прижимала к лицу букет цветов. Заботливый супруг ограждал ее от журналистов и поклонников. Но после перелета и таможенного контроля, который длился часа полтора — обычное дело для стрелков, — она уже мало что различала. Только хотела поскорей добраться до дома и побыть в тишине. Наедине с мужем. И осознать наконец, что ей все-таки удалось сделать это — выиграть в Афинах олимпийское “серебро”! Казалось, жизнь подарила ей все: успех, любовь, — не зря, получается, так назвали. И все-таки еще одна мечта у Любови Галкиной осталась...


— А супруг у вас, Люба, суровый, — вырвалось вслух, когда вспомнила, как муж ограждал Любу от репортеров в аэропорту. Слишком многие хотели встретить и поздравить новоиспеченную олимпийскую чемпионку по стрельбе и к тому же первую российскую обладательницу медали — пусть даже серебряной. А она засмеялась:

— Просто он переживал, что я устала. И соскучился.

Люба с мужем живут в Домодедове, в городской квартире. Но после триумфального возвращения администрация города сразу подарила стрелковому семейству довольно большой земельный участок, и теперь Люба, которая еще ни копейки не потратила из своих призовых — более 100 тысяч долларов, — раздумывает о строительстве нового дома. Ей нравится жить за чертой Москвы.

— А самолеты спать не мешают?

— Так мы же километрах в 20 от аэропорта живем, это не так уж близко. Да и привыкли уже за столько лет...

Вообще Любовь Галкина родилась в Алапаевске, городке на 60 тысяч жителей, недалеко от Екатеринбурга. Мама работала на металлургическом комбинате, так что зарабатывала достаточно, чтобы ни в чем не отказывать единственной дочке. Отец ушел, когда ей исполнился год, и с тех пор не объявлялся.

— Он даже не поздравил вас с такой победой?

— Нет, да мне это и не нужно. Мы ведь не общались никогда. Я даже не представляю себе, какой он.

— Но знаете, бывают случаи, когда дети становятся известными, и отцы, которые их бросают, неожиданно обнаруживаются: погреться в чужой славе. Вы бы вот смогли сегодня принять, простить?

— Да зачем мне это? Я как-то привыкла уже, что у меня только мама. Мы с ней всегда были очень близки и хорошо жили. Она во всем меня поддерживала, чем бы я ни занималась. А мне хотелось многому научиться. Я на танцы ходила бальные, на волейбол и даже в цирковое училище. Акробатикой занималась. Впрочем, недолго, как и танцами.

— Душа не лежала?

— Наверное. Танцы мне больше нравилось смотреть, у самой что-то не очень получалось. Может, просто мечты другие были. Я в школе больше всего географию и литературу любила. Зачитывалась Дюма, Стивенсоном — потому что у них так много приключений и путешествий. Больше всего на свете мне хотелось путешествовать. И, видите, сбылось — уже весь мир облетела, только в Африке не была, если, конечно, Египет не считать.

— Сейчас что читаете?

— Акунин очень нравится. Всегда в дорогу его книги беру.

— Интересно, как вы попали в стрельбу? Все-таки специфический вид спорта, в чем-то мужской, а вы с виду такая хрупкая...

— А я в шестом классе заниматься начала. Знаете, как получилось? У нас в школе уроки рисования вел военрук. Со старшеклассниками он начальной военной подготовкой занимался, а с младшими классами рисованием.

— Военрук — рисованием?

— Ну да, он очень хорошо рисовал. Не помню, правда, что. А уроки шли в одном и том же классе. И там мишень висела на стене. Вот я один раз и попробовала стрельнуть. Военрук меня тогда сразу за руку взял и отвел в городскую секцию пулевой стрельбы. Так все и началось.

— Руки никогда не дрожали?

— В этом искусство и состоит. Потому что хорошо стрелять умеют многие, а вот мандраж гасить в нужные моменты — единицы.

— Муж у вас тоже стрелок?

— Да, винтовочник, как и я. Он из Владикавказа. (Евгений Алейников — Е.Ш.) В Сиднее третьим был. Кстати, у меня тогда вообще самое обидное место было — 4-е. Не удалось зацепиться за пьедестал, хотя должна была стать второй. Такой уж у нас вид спорта — все можно проиграть в последнюю секунду. Как в Афинах американец лидировал — у него отрыв был в 3,5 очка. А на последнем выстреле то ли психанул, то ли просто не собрался — попал в мишень соседа. И разом с первого места — на последнее перескочил.

— Вы с мужем давно вместе?

— Познакомились давно, лет 11 назад, на соревнованиях. А потом тренировались вместе — в стрельбе мужские и женские сборы часто совпадают. Но почему-то довольно долго просто дружили. Даже не думали, что может возникнуть что-то большее. А потом — как искра пробежала. И — влюбились.

— И была романтическая свадьба?

— Да, 5 лет назад. Только романтики никакой особой не было. Приехали с соревнований, на следующий день быстренько поженились и сразу на сборы улетели — и то опоздали.

— Как же свадебное путешествие?

— Так это и было свадебное путешествие — на соревнования в Таиланд. Мы в Бангкоке все архитектурные шедевры посмотрели и самого огромного 46-метрового золотого Будду видели.

— А нельзя было соревнования ради свадебного путешествия пропустить?

— Так потом нагонять будет трудно. Что-то пропустишь — можешь позицию в рейтинге потерять, у нас же очки постоянно считаются.

— А дети у вас есть?

— Пока нет. Но уже очень хочется. Просто мы ждали, хотели, чтобы сначала карьера нормально состоялась. Так что теперь самый что ни на есть подходящий момент. Наша мечта...

— Кроме стрельбы чем еще в жизни занимаетесь, когда отдыхаете, например?

— Зимой катаемся на горных лыжах. А еще любим пикники с друзьями, шашлыки.

— А охота как? Вот семейство Алиповых, насколько я знаю, это дело обожает.

— Так у них и стрельба стендовая и по движущимся мишеням. Там даже обмундирование не нужно. А у нас без специальной одежды и пояса вообще стрелять неудобно. В общем, не нравится мне эта охота.

— Лучше животные в доме?

— Да, у нас Котик-“персик” и щенок чау-чау. Кошечка взрослая. Нам ее Хаджибеков подарил. Она себя чувствовала хозяйкой в доме, собаку-то мы взяли совсем недавно.

— В Подмосковье давно живете?

— 5 лет назад перевелась в Московскую область, а так выступала за Свердловск. Я же училась в Уральском техническом университете — изучала защитное и упрочняющее покрытие металлов. Видимо, мне уже никогда не придется работать по этой специальности, — Люба рассмеялась. — Стрелять ведь до старости можно. Бывает, 16-летние с 50-летними на пьедестале встречаются.

— В Свердловске расстроились, когда вы уехали, — обидно все-таки такого спортсмена отпускать?

— Расстроились, конечно, но отпустили легко. Никто не собирался портить мне жизнь. Тем более что по нашим правилам мои успехи в двойной зачет идут. А работает сейчас со мной прекрасный тренер Алан Ричардович Эрдман.

— Можно провокационный вопрос: вас криминальные структуры никогда заинтересовать не пытались?

— Нет, конечно. Да и какой смысл. Мы ведь привыкли стрелять при определенном освещении и в спецодежде. Без этого такой меткости не будет. А знаете, сколько весит наша одежда? 20 кг! Плюс две винтовки мы таскаем. Пневматическая — до 5, 5 кг весит, а малокалиберная — до 6,5 кг.

— Сколько стоит ваше оружие?

— Где-то 1500 евро.

— Неудивительно, что вас на таможне каждый раз шмонают.

— Так нас уже на всех таможнях знают. Там просто формальностей много — пока каждый номер сверишь...

— Бывали случаи, когда задерживали на границе?

— Один раз только. Одна азиатская авиакомпания патроны задержала. Потом, правда, их прислали — прямо на соревнования.

— Скажите, а внутренней конкуренции, ревности — особенно в женской сборной — нет?

— Вне линии огня — никакой. Только на турнирах. Думаю, наша сборная — одна из самых дружных, и руководство хорошее в Российском стрелковом союзе. У нас ни с чем нет проблем.

— Кто лучше стреляет, мужчины или женщины?

— Думаю, женщины. Они лучше справляются с нервами.

— Поскольку вы так здорово стреляете — нет опасности, что в случае войны в армию призовут?

— Я и так военнообязанная — выступаю за ЦСКА ВВС. Но все же живые мишени — это не для меня. К тому же из автомата я вряд ли куда-то попаду.

— А у вас с мужем внутрисемейной конкуренции нет?

— Ежедневно соревнуемся друг с другом. Но в Сиднее я так рада была, что из нас двоих хоть ему удалось завоевать медаль. Теперь вот мне повезло. Он ведь в Афины не ездил. Зато встречать меня примчался чуть ли не к самолету — так приятно было...

— А премию вам уже выплатили?

— Да, без проблем. Теперь вот сидим думаем, что полезного на такие деньги приобрести. Может, дом построим... В общем, тратить не торопимся.

— Ваша мама тоже с вами живет?

— Нет, она в Алапаевске осталась, там ведь все наши родственники, друзья, все ее знают.

— Не скучает?

— Так ведь я в 17 лет из дома уехала, когда поступила в институт. Она привыкла к разлукам. Но сейчас она на пенсии, так что приезжает к нам по возможности. Помогает мне разводить комнатные растения. Цветы, пальмы и много-много разных кактусов.

— Как профессиональный стрелок относится к домашнему хозяйству – готовить любите?

— Вы не представляете, как важен для меня дом. Гнездо. Но готовлю я чрезвычайно редко. Зато Женя — очень любит. Особенно мясо, рыбу... В нашей команде вообще все мужчины хорошо готовят. Впрочем, мы хозяйством мало занимаемся. Едим в основном в Новогорске на сборах. Или в городе где-нибудь. Очень любим восточную кухню — японскую и китайскую.

— А есть у вас семейные коллекции? Все-таки столько путешествуете — можно со всего мира что-то привозить...

— Монетки собираем.

— Наверное, уже миллионеры?

— Почти. Вообще, мы когда путешествуем, стараемся побольше музеев посмотреть. На пляжах редко удается полежать. А еще мне запал в душу собор Сан-Марко в Венеции.

— Счастливый вы, Люба, человек!

— Кто старается — тому и везет.

— Вас теперь на улицах узнают?

— В Таиланде узнали какие-то наши туристы. С одной стороны, приятно, а с другой — такое ощущение, будто за тобой все время наблюдают.

— У вас теперь все высшие спортивные награды есть?

— Кроме одной — “золота” чемпионата мира. А мне так хочется его завоевать!

— Новый год где будете встречать?

— Как всегда, дома с друзьями.

— Муж подарит новое ружье?

— У меня и свое неплохое. Думаю, он придумает что-нибудь поромантичнее...




Партнеры