Державные мощи

25 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 780

В ближайшие годы у России появятся такие разработки в ядерной сфере, которых нет и в ближайшее время не будет у других ядерных держав.

Владимир Путин


Такое громкое заявление Верховный главнокомандующий сделал на прошлой неделе во время сбора руководящего состава Вооруженных сил.

Лет 10—15 назад после подобного сообщения в мире наверняка началась бы паника, особенно в стане потенциальных противников. Сейчас паники не случилось. Наши главные враги — международные террористы — этой новости даже не заметили, явно понимая, что таким оружием с ними воевать никто не собирается.

Взволновались лишь какие-то оппозиционеры в Берлине, да пресс-секретарь Белого дома Скотт Маклеллан вяло заметил: “Мы не смотрим на это как на нечто новое, нам хорошо известно о проводимой в России модернизации вооруженных сил”.

Вот это да! Мы им о новом ядерном супероружии, а они: “нам все известно”! На кого же была рассчитана эта “ядерная новость” и что такого знают о наших ракетах американцы, чего о них не знаем мы?


Являясь ядерной державой, мы имеем достаточные аргументы для установления добрососедских отношений с ближним и дальним зарубежьем.

Лев Рохлин, 1999 год


Впервые заявления о новой суперракете прозвучали от президента в мае 2003 г. Как раз в это время политики бурно спорили, чем бы России адекватно ответить на развертывание американской системы противоракетной обороны (ПРО). Вот тогда с нашей стороны впервые послышалось: “Ах вы так? Тогда мы сделаем такую ракету, что все ваши миллиарды на ПРО в трубу вылетят!”

Правда, некоторые аналитики предположили, что Путин своими заявлениями о суперракете просто помогает другу-Бушу бороться с противниками создания ПРО в собственной стране. А таких в США много, кто считает: зачем ее создавать, если Россия теперь — наш союзник. Но вот если у “союзника” появляется ядерная новинка, то любые траты на ПРО будут оправданны.

В феврале 2004 г. президент опять заговорил о новых ядерных аргументах. Как раз накануне с подлодок на Северном флоте не взлетели две старые ядерные ракеты. И многие решили, что президент просто сгладил “стратегический конфуз” военных — но нет, через пару дней эти же слова он повторил на одном из кремлевских совещаний.

Казалось бы, сами военные должны больше всех знать о новом оружии. Но, как выяснилось, они тоже недоумевали. Отвечая на вопросы журналистов, пытающихся прояснить ситуацию, генералы строили многозначительные физиономии, хмурили брови и таинственно замолкали, ссылаясь на государственную тайну. А самые “смелые” под страшным секретом “на условиях полной анонимности” слово в слово цитировали Верховного, говоря всем давно известные вещи: “Наши НИИ и КБ вместе с флотом, РВСН и Сухопутными войсками создают ряд принципиально новых ракетных систем”. Похоже, страшную “ядерную тайну” никто из них так и не раскрыл просто потому, что ничего о ней не знал.

И это закономерно. Мир сегодня таков, что никаких “ядерных тайн” в нем давно уже не существует. Странам объявлять о своих новых военных разработках даже выгодно. Для танков, самолетов, пулеметов — это хорошая предпродажная реклама, для оружия посерьезней — ядерного — повод напомнить о державной мощи, слегка приструнив зарвавшихся “друзей”. Нам тоже не возбраняется “напомнить” и “приструнить”.

Что же для этого имеется в нашем ядерном арсенале?

Ставка больше, чем “Булава”

Все, что пригодно к использованию, будет двигаться, воевать или пойдет на запчасти.

Валерий Манилов, бывший 1-й зам. начальника Генштаба


Ставка в развитии стратегических ядерных сил у нас сегодня сделана на два ракетных комплекса. Первый — “Тополь-М”. В варианте мобильного базирования на вооружении он должен появиться в 2006 г. Второй комплекс — морская система “Булава”, она пока в стадии конструкторской разработки. Других новинок в области стратегического оружия в России нет. Выходит, именно они и есть супероружие? Как же оно действует?

Межконтинентальная баллистическая ракета (МБР) выводит на космическую орбиту блок с одной или несколькими ядерными боеголовками. Каждая из них имеет двигатель, систему управления и самонаведения на цель по заданным координатам. Чтобы ПРО не смогла засечь боеголовки, их делают из “невидимых” материалов, которые не реагируют ни на тепловые, ни на электромагнитные импульсы, посылаемые противником. К тому же вместе с ядерными зарядами стартуют десятки ложных — отвлекающих. И еще одно оригинальное решение: в полете двигатель на боеголовке периодически отключается. В результате она то летит, то падает — движение ее хаотично. В этом случае ПРО не может просчитать ее траекторию, а значит, и сбить.

Такую схему полета удачно испытали в феврале этого года в Плесецке на новом “Тополе-М”.

После чего президент гордо сказал: “В недалеком будущем на вооружение Ракетных войск стратегического назначения будут поставлены новейшие технические комплексы. Эти комплексы будут в состоянии поражать цели на межконтинентальной глубине, с гиперзвуковой скоростью и высокой точностью, с возможностью глубокого маневра как по высоте, так и по курсу. Таким образом, Россия на длительную перспективу надежно обеспечит свою стратегическую безопасность. В этой фразе важным является каждое слово”.

В чем же новизна оружия, мы попросили прокомментировать доктора наук профессора Игоря Острецова — одного из специалистов, занимавшегося радионевидимостью ракет в НИИ проблем ракетостроения. Ныне он замдиректора Всероссийского НИИ атомного машиностроения.

Пойдем прямо по цитате президента, где “важно каждое слово”.

1. “Поражать цели на межконтинентальной глубине”

— У нас с самого начала создавались именно такие комплексы. Здесь ничего нового нет. Правда, были еще ракеты средней дальности, рассчитанные на европейский театр военных действий. Они действительно имели меньшую дальность.

2. “С гиперзвуковой скоростью...”

— Все межконтинентальные ракеты имеют такую скорость и летают на гиперзвуке. Лишь самые первые наши боеголовки при входе в атмосферу из космоса поначалу резко тормозили. Их легче было перехватить системе ПРО, поэтому в 70-е годы у нас разработали боеголовки со скоростью входа 2—3 км в секунду. При входе в атмосферу у них включался двигатель. Ставились они в основном на ракеты морского базирования. Это все очень старые разработки.

3. “...и высокой точностью”

— Высокоточным “Тополь” сделали еще в 80-е годы. Его и создавали с целью точного уничтожения объектов: командных пунктов, ракетных шахт...

4. “С возможностью глубокого маневра как по высоте, так и по курсу”

— “Тополи” с самого начала могли и сами маневрировать в атмосфере, и имели маневрирующие боеголовки (по американской классификации MARV). И у нас, и у американцев их сделали еще в 70-х годах.

5. “Таким образом, Россия на длительную перспективу надежно обеспечит свою стратегическую безопасность”

— На мой взгляд, обеспечить ее может лишь ракета, которая сразу наносит непоправимый урон противнику. У нас это SS-18 “Сатана”, которая несет до 36 боеголовок мегатонного класса. “Тополь”, даже модернизированный, имеет лишь несколько боезарядов. Этого слишком мало для реального стратегического сдерживания.

Выходит, “Тополь” все-таки не дотягивает до супероружия? Может быть, тогда президент имел в виду другой ядерный комплекс — “Булаву”? Но он пока не имеет осязаемых очертаний, так как находится в стадии опытно-конструкторской разработки. Только известно, что в перспективе “Булава” заменит собой все наши ядерные ракеты. Если, к примеру, в РВСН на вооружении стояло 7 различных типов ракет, а на флоте — 4, то лет через 15—20 вместо них будет только “Булава”. Это поможет сэкономить огромные государственные средства. Вот только когда это произойдет? На такой вопрос не могут сегодня ответить даже ее создатели.



По сусекам

— Товарищ прапорщик, а вы можете построить новую ракету?

— Запросто. Ракета, стройся!


И “Тополь”, и “Булава” создаются в Московском институте теплотехники. По словам директора и генерального конструктора института Юрия Соломонова, обстановка на предприятиях, работающих на ядерные силы, сложилась почти катастрофическая. Если в ближайшие 2—3 месяца не предпринять экстренных мер, то гособоронзаказ на 2005 г. по изготовлению “Тополь-М” и испытаниям “Булавы” выполнен не будет. В 2004 г. серийное производство комплексов “Тополь-М” шахтного базирования уже дважды приостанавливалось.

— Предприятиям, выпускающим вооружение для стратегических ядерных сил страны, не оплачены работы по гособоронзаказу еще за 2003 год, — заявил Юрий Соломонов.

Генконструктор рассказал, что в ракетостроении в последние годы утрачено более 200 уникальных технологий. Например, в конструкции стратегических ракет используется угольное волокно. Во всей стране его осталось около 100 кг, а только для изготовления одной ракеты нужно 1,5—2 тонны. Это волокно выпускало единственное в стране предприятие — “Саратоворгсинтез”. Но вот уже 10 лет оно не работает. Старое оборудование законсервировано, а новое распродано. Сейчас предприятие пытаются реанимировать, но даже если все пройдет удачно, первые образцы сырья для угольного волокна смогут быть получены лишь в начале 2005 г. Причем гарантий того, что они окажутся соответствующим всем техническим требованиям, нет никаких.

Так что, говорят военные, по сусекам поскребем и “демонстрировать ядерную мощь” будем пока старыми ракетами. Вот в начале декабря, например, РВСН собираются запустить самую старую и мощную нашу ракету “Сатана” — из-под Оренбурга на Камчатку.



Сатана там правит бал…

— Господин капитан, почему большинство кораблей носит женские имена?

— Если бы вы знали, как ими трудно управлять, вы бы не задавали глупых вопросов.


Пару недель назад министр обороны доложил о предстоящем в декабре пуске “Сатаны” президенту. В ответ Путин попросил министра не называть ракету “Сатаной” (так она называется по классификации НАТО: SS-18 “Satan”), а употреблять нашу терминологию. Пусть, сказал он, кому это не нравится, так говорят.

В нашей терминологии одна из последних модификаций “Сатаны” (Р-36) называется “Воевода”. Но это красивое имя среди ракетчиков так и не прижилось. Натовское ей подходит куда больше — точнее отражает степень опасности для противника.

“Сатану” начали создавать в Днепропетровске еще в 1969 году под руководством Михаила Янгеля. Во времена “холодной войны” конструкторам приказали сделать такую ракету, которая могла бы доставить как можно больше ядерных зарядов до США.

В результате испытаний и различных модернизаций получилась тяжелая ракета, оснащенная комплексом преодоления ПРО и 36-ю боеголовками. Даже самые первые ее образцы с 10 боеголовками способны были легко преодолеть и ПРО и ПВО, одним ударом уничтожая объекты на площади до 500 кв. км. Суммарная мощность ее боезарядов равнялась 1200 бомбам, сброшенным на Хиросиму. Такие возможности “Сатаны” лишали всякого смысла планы США по созданию СОИ (“Стратегическая оборонная инициатива”).

В начале 90-х годов по договорам СНВ-1, СНВ-2 СССР и США обязались сократить арсеналы ядерного оружия. До 2007 г. в России должно быть ликвидировано более 200 ракет “Сатана” всех модификаций. Сейчас на вооружении РВСН их осталось 150 штук. Где они базируются, американцам хорошо известно. Они ежегодно приезжают туда с инспекциями и следят за тем, как наши военные уничтожают их вместе с шахтами. На прошлой неделе под контролем американских наблюдателей под Челябинском взорвали очередную шахту.

Избавляться от “Сатаны” — дело хлопотное и затратное. Из каждой ракеты приходится выкачивать и перерабатывать по 180 тонн страшно едкого химически активного топлива. Легче запланировать и провести учения, запустив эту “грязную” старушку куда-нибудь в космос. Топливо сгорит, осколки ракеты разлетятся — дешево и сердито.

Правда, командующий РВСН генерал-полковник Николай Соловцов недавно заявил, что “Сатану” больше уничтожать у нас не будут. В 2004 г. начались работы по продлению сроков ее эксплуатации. Когда их создавали, то рассчитывали, что они прослужат лет 10—15. “Теперь, — сказал командующий, — мы продлеваем срок до 25—30 лет. Надеемся, что эта программа будет действовать и дальше”.

Так, может быть, “хорошо забытое старое” и есть наше новейшее супероружие? “Сатана” очень даже на такое оружие похожа. Для сравнения: “Тополь” массой около 100 тонн несет полезную нагрузку в 1 тонну, а “Сатана” при весе в 200 тонн может сбросить на противника 36 боеголовок весом в 9 тонн. Ракет с такими характеристиками действительно, как сказал на днях Путин, нет и в ближайшие годы не будет у других ядерных держав.

Однако и “Сатана” не вечна. И к 2015 г., по планам командования РВСН, основой группировки ракетных войск станут все-таки комплексы “Тополь-М”. К тому времени США по полной программе развернут свою национальную противоракетную оборону (НПРО). “Тополь” ей будет не помеха, а “Сатана” уже и так доживает последние годы.



Про ПРО

— Что вы скажете о предстоящем сражении, генерал?

— Видит бог, оно будет проиграно.

— Зачем же его начинать?

— Чтобы выяснить, кем именно.


За день до того, как прозвучали слова о новом ядерном оружии, Агентство противоракетной обороны Пентагона сообщило, что успешно проведены испытания сверхмощного лазера “Первый свет” (First Light). Он должен стать частью нового лазерного комплекса воздушного базирования для противоракетной обороны США.

По оценкам российских специалистов, это оружие, размещенное на воздушных носителях вблизи наших границ, сможет брать под контроль точки базирования стратегических ракет, а в случае необходимости — уничтожать их прямо на старте.

Командующий войсками ракетно-космической обороны до 1991 г. генерал-полковник Вольтер Красковский:

— НПРО — это новый вид военного потенциала США, в нем заложено больше наступательного, чем оборонительного. Полное выполнение этой программы будет означать возможность блокирования средств, которые являются для нашей страны оружием сдерживания. Под НПРО маскируется вывод в космос принципиально новых средств вооруженной борьбы — лазерного, теплового, электромагнитного оружия. США активно ведут работы по размещению лазерных установок на летательных аппаратах в верхних слоях атмосферы, а также на космических платформах. На научно-исследовательские работы в этой области ежегодно выделяется около $12 млрд. Возможно, что эти программы финансируются даже из скрытых источников. К 2007 году США примут на вооружение семь самолетов “Боинг-747”, оснащенных лазерными пушками с дальностью поражения 300—500 км. Вопрос только в том, чтобы разместить их теперь как можно ближе к нашей территории.


Р.S. Когда верстался номер, стало известно, что заместитель министра иностранных дел России Владимир Чижов, комментируя газете “Вельт ам зонтаг” слова Владимира Путина о новом оружии, сказал: “Речь идет о модернизации российских вооруженных сил в целом. Новое ядерное оружие не нацелено на какую-либо страну, и уж тем более оно не нацелено на Европу. У нас нет нового врага. Кроме того, ядерный арсенал не увеличивается. Просто происходит его модернизация с целью увеличения точности попадания и лучшей защиты от враждебных атак”.

Что это — оправдание “ядерного ляпа” президента?..





Партнеры