Театру дали совет

25 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 618

Минувшая неделя прошла под знаком панической активности театральных деятелей. Народ возбудил проект закона “О реорганизации государственных муниципальных учреждений социальной сферы”, который тут же окрестили театральной реформой. События развивались стремительно.


В понедельник видные люди от театра собрались в Союзе театральных деятелей у Калягина. Шумели, спорили, принимали всевозможные обращения и даже меморандумы. Волна поднялась еще выше на встрече Юрия Лужкова с творческой интеллигенцией в “Театре Луны”. И, наконец, во вторник за закрытыми дверями руководители крупнейших российских театров — Кирилл Лавров, Татьяна Доронина, Константин Райкин, Юрий Соломин — встретились в Федеральном агентстве по культуре и кинематографии с Михаилом Швыдким. По окончании многочасовых переговоров он ответил на вопросы корр. “МК”.

— Михаил Ефимович, готовящийся пакет законов угрожает театрам цензурой и разорением?

— У Николая Эрдмана в “Самоубийце” по этому поводу было написано несколько резче: “У нас свобода и сумасшедшие дома одновременно”. (Это не надо печатать, это Эрдман сказал.) А я считаю, что у нас свободная страна и люди могут делать все что угодно. Поймите, никакого документа, касающегося так называемой театральной реформы, нет. Речь идет о реформировании всей бюджетной сферы в России вообще. Сегодня мы просто предложили посмотреть эти документы. Но мы не нормотворческий орган. Мы такой же игрок на рынке социальных услуг, как и все остальные. Естественно, цензурировать и банкротить самих себя мы не хотим и не позволим.

— Но какие-то конкретные документальные решения сегодня были приняты?

— Нет. Мы просто поговорили, все обсудили, раздали для ознакомления имеющиеся документы. Потом примем по ним какое-то решение. Но, поверьте мне, идет серьезное изменение всей системы жизни, и продолжать существовать одновременно при социализме, феодализме и капитализме неправильно.

— Поясните, что вы под этим подразумеваете?

— У нас привыкли, что руководителей театра назначают пожизненно, и такой руководитель склонен рассматривать театр со всем имуществом как свою неотъемлемую вотчину. Он хочет сам распоряжаться своим бюджетом, а дотации от государства воспринимает как должное. На мой взгляд, это безнравственно, когда учреждения, в том числе и театры, используют государственное здание и средства, не желая при этом нести никакой ответственности.

— Значит ли это, что теперь театры и прочие очаги культуры прошерстят и поделят на плохих и хороших, а плохишей закроют?

— Никто не делит театры на плохие и хорошие, как думают сейчас театральные деятели. И к закрытию это точно не приведет. А вот к смене неэффективных менеджеров — обязательно. Государство, понимая, что бюджетной сфере тяжело работать в казенных рамках, предлагает иные формы организации — такую, сякую или третью. То есть они могут выбрать “рабство” по своему вкусу. И при этом не забывать, что все-таки они наемные служащие, ответственные перед работодателем.

— Такая структура, как попечительский совет, теперь будет контролировать деньги, выделяемые из бюджета. А не может ли попечительский совет также “порекомендовать” сменить худрука? Ведь поводы всегда найдутся…

— Это не входит в их компетенцию. Нельзя назначить Марком Захаровым или Юрием Соломиным. Таких имен немного. Но если государство назначает на государственную должность своего менеджера, оно может его контролировать. Захарова контролировать не нужно, а менеджера — должно.

— И все же любое силовое воздействие со стороны власти на искусство губительно для последнего. Кроме того, из каждого правила есть исключения. Правительство готово к диалогу с творческими деятелями, готово внести изменения в готовящийся пакет законов?

— Никаких изменений не может быть по одной простой причине. Это не нормативные документы. И я не понимаю, чего можно бояться в этой ситуации? Никто не собирается никого муштровать, отнимать заработанные деньги, об этом руководителям театров неоднократно говорилось.

— А если они до Путина дойдут?

— Конечно, это их право. Я считаю, что у нас свободная страна и люди могут делать все, что угодно. Но зачем? Если будет надо, я пойду с ними к Кудрину и буду выступать на их стороне. Не стоит драматизировать. Даже безумие должно быть в рамках разумного.





Партнеры