Языковой барьер

29 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 214

Писательницу Дарью Донцову немецкому учила няня Роза, этническая немка. Параллельно к малышке приглашали француженку. Поэтому этими двумя языками Дарья владеет свободно.

— Кстати, я еще чуть-чуть по-арабски говорю: в советские времена пару лет проработала в Сирии переводчиком с французского.

— Почему не сложилось с английским? Все-таки глобальный язык.

— В детстве так решили родители. А сейчас просто лень. Тем более в любой стране после фразы “I don’t speak English” через две минуты находится человек, говорящий на немецком или французском.

— Знание иностранного играло на руку?

— Отдыхали с подругой в Тунисе. Пошли на рынок за золотой цепочкой. Стою, торгуюсь на французском. Продавец спрашивает хозяина по-арабски, какова минимальная цена. “Арбаин!” — кричит тот, что в переводе на русский — “сорок”. Торговец поворачивается ко мне: “Сто долларов, и точка!” Я разозлилась и сказала на чистом арабском: “Слушай, хватит придуряться. Вот тебе сорок баксов”. Цепочку нам подарили...

— А казусы случались?

— С той же подругой ехали в парижской подземке. Напротив сидел негр с... голубыми волосами. Мы начали прикалываться на русском: мол, если у него голубые волосы, то, значит, и он сам голубой. Прохохотали до конца ветки. А на выходе из вагона негр сказал нам: “Девушки, ну это было просто некрасиво!” Оказалось, что он учился у нас в Москве и прекрасно знает русский.

— Рецепт овладения иностранным от Даши Донцовой?

— Не думать, какого времени употребить глагол, а просто говорить, ломать все шлагбаумы. Пусть коряво, главное, чтобы носитель языка понял. Ведь язык учится даже на рынке, когда тебе тычут в лицо курицей.

Ираклий ПИРЦХАЛАВА: “Не плачь по мне, Аргентина!”

На каких языках помимо русского и грузинского говорит “фабрикант” и “последний герой” Ираклий Пирцхалава?

— Самая лучшая школа английского для меня — это песни: “битлов”, Майкла Джексона, соул-команд типа “Boys II Men”. Но, если честно, знаю язык плоховато. А подтянуть просто времени не хватает. Придется учить английский на гастролях — преподавать будет моя танцовщица Оля.

— Твоя самая неожиданно спетая на инглише песня?

— После телешоу я с друзьями протусовался шесть дней в отеле в Панаме. Народу — никого, вот мы и сдружились с персоналом. Мою комнату убирала горничная по имени Аргентина. Накануне отъезда опечалилась, сказала, что забуду ее. И вдруг я запел “Don’t cry for me, Argentina” (“Не плачь по мне, Аргентина”. — М.К.) Мадонны. Кстати, панамцы научили нас паре испанских фраз, а мы их... русскому мату.

— На своем дне рождения ты пел на португальском...

— ...с бразильским наречием — такой вариант языка мягче, красивее, нежнее. Обожаю Бразилию: футбол, девчонок, популярное музыкальное течение босса нова...

Ирина ДЬЯКОНОВА: “Говорю на 14 языках”

Доктор наук, ведущий научный сотрудник РАН и академик Академии наук США Ирина Дьяконова выучила 14 иностранных наречий!

— Мне хотелось проследить связь языков друг с другом. Английский, французский и немецкий — это мои “домашние” языки, ими я владею в совершенстве. Остальные одиннадцать — голландский, шведский, норвежский, датский, японский, итальянский, испанский, португальский, польский, чешский и словацкий — учила с репетиторами. Могу на них говорить, читать книги и переводить на высоком уровне, правда, со словарем.

— Самое легкое и самое сложное иностранное наречие?

— Проще всего освоить славянские языки, но они и забываются быстрее. А вот выучить в совершенстве японский иностранцу практически невозможно, если у него, конечно, родители не выходцы из Страны восходящего солнца. Японские лингвисты говорят, что для этого необходимо закончить японский вуз, 15 лет прожить в японской семье и столько же отработать в японской фирме. Я же учила японский шесть лет по 16 часов в день.

— По какой методике учили все 14 языков?

— Я консерватор, сторонник комплексного подхода к изучению языка: одной методикой здесь не обойдешься. Грамматику знать необходимо, но я полностью поддерживаю немецкого филолога Тутсена Лангеншайда: грамматика выходит из языка, а не язык — из грамматики.

— Что можете посоветовать начинающим?

— Найти профессионального репетитора, известного, например, в преподавательской среде или своими публикациями: языку, как и музыке, нужно учить индивидуально. Групповой подход менее эффективен — хотя бы потому, что человек учит не только язык, но и чужие ошибки. К сожалению, сейчас в России полно дилетантов, а многие учебники учат так называемому колониальному английскому, далекому от языка интеллигенции. Помните “Пигмалиона” Бернарда Шоу? После курсов язык будет звучать примерно как у Элизы Дулитл до встречи с профессором Хиггинсом.

— Ирина Алексеевна, я знаю, что буквально на днях американцы занесли вас в книгу “Великие женщины XXI столетия”. За успехи на языковом фронте?

— Скорее на научном, хотя и иностранные помогли. Например, я перевела рукописи дневника министра иностранных дел царской России Владимира Ламздорфа с французского, немецкого и английского. И документы российских банков конца XIX — начала XX века с немецкой рукописной готики.

— Чем измерить знание языка?

— Ну уж точно не дипломом! Лингвисты считают, что владение иностранным в совершенстве — это стопроцентное понимание “родных” радио- и телепередач и ведение разговора на любую тему. Все познается в реальном общении, в работе.

Кого еще вы хотели бы видеть героем этой рубрики? Жду звонков. Телефон: 781-47-22.




    Партнеры