Зима. Зурабов торжествует!

1 декабря 2004 в 00:00, просмотров: 238

“В очередь, сволочи! В очередь!” — лаял герой романа “Собачье сердце” господин Шариков. В принципе, он был прав. Без хамства, издевательства, мата на Руси не проходит ни одна реформа, ни одно начинание.

Построенными в сплоченные ряды, дружно изрыгая проклятия в адрес вице-премьера Зурабова, встретили известие о монетизации льгот пенсионеры Чеховского района. За полтора месяца до начала выдачи компенсаций выяснилось, что денег старикам и старушкам не видать как своих ушей. Тем же, кому позарез хочется с 1 января получать компенсации, нужно в десятидневный срок обзавестись “правильными” ветеранскими удостоверениями.

— Это “МК”? — в трубке звенел возбужденный старческий голос. — Пусть ваш корреспондент приедет ко мне ночевать. Я ему чистую простыночку постелю.

Предложение выглядело заманчивым, но малопонятным.

— А вы не ошиблись? — спросили мы бабушку, которая отрекомендовалась нам Люсей. — Вам точно нужен корреспондент? И непременно с ночевкой?

— Конечно! Как же он без меня поднимется в четыре утра? У нас люди в очередь в комитет соцзащиты с ночи записываются, — просветила нас баба Люся. — Не волнуйтесь, я товарищу валенки дам и борща наварю: будет мною доволен.

Соблазненные теплым приемом, мы отправились в Чехов. Баба Люся не обманула. Ни в плане борща, ни в плане эмоций — беспредел, который пообещала показать нам простая пенсионерка, вполне тянул на Книгу рекордов Гиннесса. Рано утром в темноте на морозе перед плотно запертыми дверьми городского комитета социальной защиты гудела, извиваясь черной змеей, стариковская очередь. По иронии судьбы двери были белыми, как вход в рай.

— Второй день прихожу, — вдруг заревела бабуля в пуховом заиндевелом платке, — вчера в восемь утра явилась — не прошла, сегодня с пяти часов мерзну!

Уличный термометр показывал минус шестнадцать. Ветераны, многие из которых опирались на палочки. Кто был без палочек, подпрыгивали и приплясывали.

Все началось с публикации в газетах: с 18 по 30 ноября пенсионерам необходимо срочно получить ветеранские удостоверения. Лица, не имеющие корочек “Ветеран труда”, не попадут во всероссийский реестр льготников. Пенсионеры повалили в соцзащиту.

Ближе к девяти — в этот час открывается комитет — хвост разросся до неимоверных размеров. Старики напирают, дыша в затылок друг другу. Оказавшиеся в первых рядах, прорываются в теплое помещение и стоят, подпирая стенку. Внутри настоящий ад. Снаружи — не лучше.

— За что нас так унижают? — с укором смотрит на окружающих инвалид Виктор Ристо. — Я позвонил районным начальникам, чтобы пункты приема и выдачи документов развернули по месту жительства, чтобы не собирали толпу в одном месте, — меня “послали”.

Отстаивать “хвост” ветеранам приходится дважды: сначала, чтобы сдать документы на удостоверение, затем, чтобы его получить.

— Раньше никто удостоверений не спрашивал, — объясняет пенсионерка Юлия Великая. — Одно время пустых, незаполненных бланков этих самых корочек не было в соцзащите. А позже многие не стали за ними приходить. Незачем было. В пенсионном удостоверении на последней странице стоит печать. Ее хватало на все случаи жизни.

В Чеховском районе 25 тысяч ветеранов труда. Половина — без удостоверений, из-за которых теперь разгорелся пожар. Чье больное воображение его запалило, мы отправились узнавать к начальнице управления координации социальной политики Чеховской администрации Татьяне Галабурде.

— Мы сами обо всем узнали только 15 ноября на вечернем совещании. Пенсионный фонд поставил жесткое условие — льготника занесут в регистр только по номеру ветеранского удостоверения. Списки приказано подать в Москву не позднее 1 декабря.

— Персонально кто приказал?

— Как кто? — удивленно вскинули бровки служащие соцзащиты. — Зурабов, наверное. Когда мы увидели по телевизору, как он докладывает Путину, что всероссийский реестр льготников уже составлен, то с табуреток попадали. В этом реестре еще конь не валялся! Видели бы вы, что творится за пределами Московской области!

— Чтобы работник на компьютере правильно заполнил анкету льготника, его учить надо две недели. Одна ошибка — и вся работа насмарку, — оправдывается Галабурда. — Люди пашут, как лошади, — без обеда и выходных. Сделали все, что смогли: лежачих ветеранов обслужили на дому, организовали выезды специалистов в сельские округа. Очередь все равно не заканчивается, полный дурдом…




Партнеры