Фаталисты со скальпелем

“И вас вылечим!” — обнадежили судью трансплантологи

9 декабря 2004 в 00:00, просмотров: 264

Вчера процесс по нашумевшему “делу врачей” — о незаконном заборе донорских органов в 20-й горбольнице — возобновился в Мосгорсуде. Начались слушания по существу.


Четверо врачей — зам. заведующего реанимационным отделением больницы Ирина Лирцман, врач Любовь Правденко и двое хирургов Московского координационного центра органного донорства (МКЦОД) Петр Пятничук и Баирма Шагдурова — обвиняются в приготовлении к умышленному убийству пенсионера Анатолия Орехова. Об обстоятельствах этого дела мы уже подробно рассказывали (“Заготовители почек”, “МК” от 06.08.2004 г.).

Все подсудимые выглядели расстроенными и даже подавленными, у Петра Пятничука заметно дрожали губы. Кстати, в суд не явились ни потерпевшая сторона — дальняя родственница Орехова, ни свидетели.

Напомним, Орехов поступил в больницу 11 апреля 2003 г. с черепно-мозговой травмой, в тяжелом состоянии. Приехавшая по вызову реаниматологов бригада из МКЦОД привезла с собой чистые (но подписанные судмедэкспертами) бланки акта констатации биологической смерти и разрешения на трансплантацию и начала готовить еще живого Орехова к операции. Действия врачей были прерваны оперативниками. Обвинение решило, что врачи не пытались спасти донора, так как были заинтересованы в заборе именно “живых”, более ценных почек.

Ни один из врачей свою вину не признал. Защита выступила с ходатайством об исключении части доказательств — например, ксерокопий электрокардиограмм и акта проведения оперативно-следственного эксперимента “из-за отсутствия в нем результатов, доказывающих вину врачей”.

В перерыве корреспонденту “МК” удалось пообщаться с подсудимыми.

— Была ли констатирована смерть Орехова?

— Это сделала я, где-то в 16.00, у него была остановка сердца, — сказала Правденко. — Больной был действительно обречен, ведь в реанимации погибают около 30% попавших туда больных. А дальше все мероприятия были направлены лишь на поддержание искусственного кровотока для почки. Поймите, с гематомой 600 мл в мозге выжить невозможно...

О приговоре Правденко старается не думать: “Я фаталист, слишком многого насмотрелась в реанимации”.

Ирина Лирцман рассказала: “Сообщить о наличии потенциального донора в МКЦОД я была обязана, это предусматривает должностная инструкция”.

Защита настаивает, что у Орехова все равно не было шансов выжить. Адвокат руководителя бригады трансплантологов Петра Пятничука Юрий Костанов настаивает на невиновности своего подзащитного. Как он сказал “МК”, это “полунищий отечественный доктор с зарплатой 5 тыс. руб.”. После развода кандидат медицинских наук, хирург высшей категории вынужден был жить на работе, спал на диванчике в ординаторской. Из МКЦОД он сразу же после случившегося перешел в другую больницу, чтобы получить жилье (все это время врачи находились на свободе и не были отстранены от работы).

После перерыва председательствующий заботливо осведомился у адвокатов:

— Не продует вас из открытой форточки? Не хотелось бы из-за чьей-то болезни снова откладывать заседание... И не дай Бог, заразите кого-то из судей.

— Вылечим всех, — заверили врачи. — И вас тоже...

Суд продолжится 14 декабря.






Партнеры