Замороженные в Mайском

Как потерять тысячу беженцев

15 декабря 2004 в 00:00, просмотров: 552

К счастью, после Беслана жители Северной Осетии и Ингушетии оказались сдержаннее предсказателей, которые сулили новую кровь. А значит, шанс на примирение остается.

И шагом к нему могло бы стать решение проблемы ингушских беженцев, которые до сих пор остаются заложниками конфликта 12-летней давности. Как стало известно “МК”, эти люди до сих пор живут в кошмарных условиях — в железных вагончиках. Их дети не ходят в школу, потому что родителям не на что купить форму. Их косят болезни. И впереди нет ни малейшего просвета.

Обо всем этом нам рассказали сотрудники правозащитного центра “Мемориал”, занимающиеся беженской проблемой.

Уже 10 лет в вагонах под высоковольтными проводами, без возможности трудоустройства и без помощи государства, живут люди. Ингуши. 236 семей, 1235 человек из 15 населенных пунктов Северной Осетии. Живут они в удивительном городке Майский. Формально городок расположен на североосетинской территории, фактически организацией его жизнедеятельности занимаются власти Ингушетии. На их средства закуплены вагончики, время от времени подвозят еду.

В родных селах у обитателей городка есть дома, но возвращение туда, по мнению властей, пока невозможно. Однако и другого, “человеческого” решения проблемы людям никто не предлагает. Живут хоть как-нибудь — ну и славненько...

Между тем 80% беженцев жалуются на проблемы со здоровьем. У них выпадают волосы, ухудшается зрение. Каждый второй ребенок в Майском рождается с патологией, врачи констатируют у них психопатию и нервные расстройства.

Электричество в вагончиках отключают, так что температура вполне уличная — все спят в верхней одежде и шапках. Свалки нет: мусор вплотную подступил к городку со всех четырех сторон. И главное, 98% жителей Майского находятся за чертой бедности, потому что почти все вынужденные мигранты — безработные.

Как сообщила “МК” сотрудник правозащитного центра “Мемориал” Екатерина Сокирянская, Майский — это лишь одна из 33 (!) компактных точек, где в аналогичных условиях проживают вынужденные мигранты...

Из досье “МК”. 31 октября 1992 года, после образования Ингушской Республики и ее спора с Северной Осетией о принадлежности Пригородного района, между осетинами и ингушами произошел вооруженный конфликт. После этого большая часть ингушей бежала из Осетии в Ингушетию.

В 1994 году российские власти приняли план возвращения беженцев. “На первых порах” их разместили в Майском. Временное размещение, подтверждая известную пословицу, оказалось постоянным...

Тридцать три правительственных распоряжения решить вопрос так и остались на бумаге. Не так давно беженцы собственными силами создали и зарегистрировали гуманитарный фонд “Милосердие”. Первые деньги туда уже пришли из Ингушетии, но проблемы это, естественно, решить не может.

Недавно моя коллега Юлия Калинина в материале о Чечне высказала мысль, которую я не раз слышал и на Северном Кавказе. Восстановление “социалки” в проблемных регионах может дать гораздо больший эффект, чем борьба с боевиками. И нужно для этого, похоже, меньше средств, чем на силовые акции. Но забывшие о беженцах чиновники эту простую мысль почему-то понять не могут.

Между тем, пока вопрос не решен, лагерь беженцев остается тлеющим очагом межнационального напряжения. Кстати, предыдущие полпреды — Казанцев и Яковлев — Майский старательно объезжали стороной. У беженцев сейчас вся надежда на Козака...





Партнеры