Картонное счастье

За что кантемировцев сослали в лагеря

15 декабря 2004 в 00:00, просмотров: 242

Когда полтора месяца назад офицерам Кантемировской дивизии торжественно вручили ключи от новых квартир, личный состав салютовал из табельного оружия. На месте бывшей солдатской казармы в Наро-Фоминске после реконструкции появилось почти 80 апартаментов со всеми удобствами. Но оказалось, что повезло избранным счастливчикам. Акция с ключами была скорей показушной. 100 человек остались там, где и жили, — в летних фанерных домиках, не приспособленных для жилья.

Указатель “Пионерлагерь” в снегу на Можайском шоссе незаметен. Узкая дорога — то яма, то канава, кладбище, гаражи, стройка, наконец, лес. Партизанский. Можно ли жить в нем зимой? Но нет: на веревках сушится белье, а оголенные трубы теплотрассы заботливо прикрыты матрасами. В деревянных домишках выбиты стекла, окна заколочены досками.

Заходим. Крошечный коридорчик — прихожая и столовая одновременно; электроплитка, чайник, обогреватель — нехитрый скарб командира. В доме две комнаты. В одной живет семья, в другой — 5 лейтенантов, слышимость идеальная — стенки картонные.

Андрей, который проходит службу в инженерно-саперном батальоне, согласился быть нашим гидом.

— Я в июне закончил Нижегородский филиал Военного инженерного университета. Получил предписание в Кантемировскую дивизию. Сразу же поселили сюда. Но пообещали, что к 15 октября подберут что-нибудь поприличнее. Потом отложили переезд до 1 декабря. Теперь говорят: потерпите до 23 февраля. По-моему, врут.

Идем осматривать блага цивилизации: умывальник и туалет на улице, по заснеженной тропинке метров 50. Душ еще дальше. Попасть в него сложно, слишком много желающих. Это единственное место, где можно помыться и постирать.

Рано утром обитателей лагеря забирает автобус, идущий в дивизию, в 9 вечера привозит обратно. Раньше днем привозили детей из школы, но теперь эта роскошь отменена. Дети сидят у родителей на работе до вечера. Если хочешь из лагеря выбраться самостоятельно, топай пешком через лес. После того как в нем нашли неопознанный труп, жены и дети в лес ни ногой.

— На территории дивизии сейчас строится два общежития, — рассказывает Андрей, — но лейтенанту получить там комнату нереально. Многие офицеры старшего звания уже давно живут с семьями в таких первобытных условиях. Некоторые вообще ютятся в учебном корпусе.

Наносим визит в очередной домик. Здесь в одной комнате обосновалась семья майора. Мама с папой на службе, а с маленьким внуком сидит бабушка, бросившая для этого все. За мальчиком надо следить, а садика нет. Но чего не сделаешь для любимых детей, которым надо зарабатывать деньги?

А вот в соседнем фанерном бунгало счастливы. При входе плакат “Вот мы и вместе”. Зина рада и этим условиям. Ведь с милым рай и в шалаше! Ее муж — лейтенант-срочник, только закончил юридический институт, сразу поженились — и в армию.

— Мне повезло, — радуется Зина, — жилья для кадровых офицеров нет, а у нас своя комната. Жить можно! Если в лес не ходить...

Через два года ее любимый снимет погоны. А дома, в родном Тамбове, такое начало семейной жизни в подмосковной чащобе станет для них ярким романтическим воспоминанием. Ведь армейская служба закаляет людей: чем она труднее, тем лучше. Впрочем, восторженные молодожены — единственные люди в заброшенном лагере, которые искренне в это верят.






Партнеры