“Smash”ной развод

Лазарев “не мертв”, а Топалов уверяет, что не бил детей

17 декабря 2004 в 00:00, просмотров: 306

“Ну, Лемох с Титомиром, допустим, телок не могли поделить после каждого концерта, поэтому “Кар-Мэн” и развалился. А у этих-то какие проблемы?” — недоумевал Аркадий Укупник, узнав о том, что “Smash!!” как дуэт скоропостижно скончался. Новость и правда из разряда удивительных. Два чистеньких благовоспитанных мальчика плюс опека состоятельного папы одного из них, хороший контракт, иностранные продюсеры, наконец, новый альбом “2Nite”, на который все возлагают большие надежды. В общем, деньги и слава сами плыли к ним в руки — и вдруг такой неожиданный и несвоевременный кульбит. Сергей Лазарев не явился на благотворительный концерт для детей-инвалидов, получив отказ от продюсера на требование повысить гонорар. С тех пор исполнитель кульбита молчит, как партизан, а Влад Топалов на пару с отцом и продюсером Михаилом Топаловым делает вид, что ничего серьезного не произошло. Закатили клубный джем, созвали звезд, долго и от души шумели своими и чужими песнями, давая понять, что на Лазареве свет клином не сошелся, а группа справится и без него. В разгар веселья “смэшной” худрук Михаил Топалов поделился с “ЗД” своими мыслями о случившемся.


— Не хотелось бы начинать беседу с вопроса психоаналитика, но тем не менее, что с вами происходит?

— Происходит музыкальное развитие группы. Все самое интересное, как известно, случается, когда ты этого не ждешь.

— То есть самоустранение Сергея для вас как снег на голову?

— Последние несколько месяцев до меня доносились слухи, что Сережа готовит сольный проект. Я спокойно к этому относился. Сольный — так сольный. Если созрел — пожалуйста. Но можно же было сесть и все обсудить. Клянусь, я ничего определенного об этом не знал. Мы недавно приехали в Киев, и человек тридцать журналистов подошли ко мне с двумя вопросами. Первый — о распаде “Smash!!”, второй — о личной жизни Сергея. А мне ни про то ни про другое ничего не известно. Так и сейчас. Он не позвонил и никого не предупредил. Я понимаю, что в любом коллективе есть творческие разногласия. Все знают, что Мик Джаггер уже лет двадцать общается с Кейтом Ричардсом только через адвоката и что отец и сын Иглесиасы не разговаривали друг с другом пять лет. Но это не мешает им работать. Сергей не появился на концерте, организованном для детей-инвалидов, не появился и на презентации. Для всех членов коллектива эти поступки не очень понятны. В последнее время он постоянно говорил об увеличении гонорара.

— А у Сергея и Влада равные ставки?

— Равные. И это его не устраивало. Он возомнил себя лидером группы, и это для меня странно. Вроде бы для публики Влад — мой родной сын, но и Сережку я тоже растил, воспитывал, вложил очень много души. Не очень правильное слово “финансировал”, но тем не менее я его поддерживал, когда он учился в Школе-студии МХАТ. Было бы неправильно обижаться на то, что он затеял какую-то игру за моей спиной. Но мне все это непонятно, потому как люди нашего круга строят отношения по-другому. Я всегда говорил, что поддержу любые сольные проекты и совершенно не обязательно из-за этого покидать группу. Можно все совмещать, как многие и делают. Когда у ребят дела пошли вверх и они стали записываться на Западе, то достаточно четко обозначились их творческие разногласия. Если Влад всегда тяготел к живой и тяжелой музыке в стиле рок, r’n’b, то Сереже больше импонировало диско, что-то молодежное и танцевальное. Я понимал, что у каждого могут быть свои творческие планы, и был готов помочь и тому и другому в сольной деятельности, но при этом держать группу “Smash!!” как некий объединенный проект. Но вот к чему я не готов, так это к тайнам и интригам. Не моя тема.

— Если Сергея не удастся вернуть, Влад, на ваш взгляд, потянет один?

— Я в этом уверен.

— Получается, что до сегодняшнего дня музыка “Smash!!” больше отражала вкусы Сергея, чем Влада?

— Здесь не следует забывать о таком факторе, как звукозаписывающая компания, которая тоже имеет свое мнение о репертуаре. Формально издатели финансируют запись, получают продукт и продают его. На самом же деле мы советовались по поводу каждой песни, и ни одна вещь из репертуара “Smash!!” не была выбрана вопреки мнению издателей. Лично у меня всегда было свое видение будущего группы. Это живой звук, уклон в рок, но не хард или хэви, упаси боже, скорее в джаз-рок.

— В последнее время было много слухов о сложных отношениях между вами и Сергеем. Конфликты, крики, ругань и все в таком духе...

— Было, и я этого не скрываю. Не каждый выдерживает испытание деньгами и славой, не мы придумали понятие “звездная болезнь”, и Сережа Лазарев не первый инфицированный. Элемент звездности в последнее время присутствовал, и мне это не нравилось. Сергей отделил себя от группы и всюду держался особняком. Я его не осуждаю. Слава и деньги — очень тяжелое испытание.

— Говорят, и до побоев доходило. Это правда?

— Когда Владу было лет восемь, а его сестре Алине — пять, они подрались, я их положил кверху задницами на кровать, взял ремень и пощелкал себя по ноге. Дети плакали навзрыд. Сейчас они говорят, что папа их однажды побил. Но я к ним даже не прикоснулся, потому что бить женщин и детей — последнее дело. Да и можете себе представить, что будет, если я, человек, прослуживший четверть века во внутренних войсках, ударю кого-то из этих мальчиков. От них ничего не останется. Но уверяю, Сережи сегодня здесь нет не по этой причине. Он не мертв.

— Что будет с музыкальной стилистикой “Smash!!”?

— Она уже меняется, потому что тот, кто не идет вперед, идет назад. Стоять на месте нельзя. Мы хотим попробовать смешать стили, популярные сейчас в Америке, с русской народной музыкой и русской классикой. И сделать все это живым звуком.

— Нет ли опасения, что многочисленные фанатки, привыкшие к бодрым песенкам “Smash!!”, почувствуют себя чужими на этом празднике музыкальных технологий?

— Аудитория должна расти вместе с исполнителем. Но это в идеале. Обычно кто-то отстает: либо публика, либо артист. В этом нет ничего ужасного. Полтора года назад на концерты приходили одни девочки, сегодня это взрослые мужики, рокеры, и их уже ползала.

— Что ждет публику на ближайших концертах?

— Мы будем выступать тем составом, которым репетируем. У нас отличные инструменталисты. Ну а Влад будет солировать.

— Может, все еще образуется?

— Я командный игрок, хотя, конечно, бывает, что “мы посоветовались, и я решил”. Для себя я решил все окончательно, и альтернативы, к сожалению, нет. Если коллектив сочтет возможным возобновить работу в прежнем составе, то я не буду этому препятствовать. Но прежних душевных отношений уже не будет, просто бизнес.




Партнеры