Накося ЮКОСа

“Юганскнефтегаз” покупать не на что и страшно. Но надо

18 декабря 2004 в 00:00, просмотров: 511

Завтра должен состояться аукцион по продаже основного добывающего предприятия нефтяной компании ЮКОС — ОАО “Юганскнефтегаз”. Но теперь его проведение под вопросом. Американский суд вынес решение на десять дней приостановить все операции с активами опальных нефтяников. Это не мешает нашим властям, для которых правосудие США не указ, провести аукцион. Интрига в другом. У главного претендента на этот жирный кусок — “Газпрома” — может не оказаться денег. Компании могут отказать в кредите западные банки, а своих денег для столь дорогой покупки не хватит.


Ситуация вполне может скатиться до комизма из “12 стульев”, когда великий комбинатор, затребовав дополнительные финансы у Кисы Воробьянинова, в результате довольствовался лишь моральным удовлетворением, как следует съездив ему по физии. Если, конечно, российская власть откажется от железного принципа “можно: утром стулья, вечером деньги — но деньги вперед”.

Для победы на торгах газовый монополист привлек целый синдикат банков, в который вошли немецкие Deutsche Bank AG, Dresdner Kleinwort Wasserstein, американский J.P. Morgan Chase & Co, голландский ABN Amro, французские BNP Paribas и Calion. По крайней мере, два из них уже светились в этой истории. Dresdner Kleinwort Wasserstein не избежал скандала с оценкой “Юганскнефтегаза” по поручению правительства, а Deutsche Bank вообще является консультантом “Газпрома”. Кстати, именно немцам принадлежит другая вызвавшая скандал рекомендация: чтобы “Газпромнефть” после “дочки” ЮКОСа прикупила себе еще парочку-троечку крупных нефтяных компаний. Быть кредитором крупнейшего монополиста России не только почетно, но и чрезвычайно выгодно. Но теперь выясняется: что еще и опасно.

Непонятно, предчувствовали ли какой-то подвох банки или просто осторожность у них в крови, но до сих пор формальности с предоставлением гигантского кредита (в общей сложности “Газпром” может рассчитывать на займ свыше 13 млрд. долларов — 8 с лишним млрд. на покупку и порядка 5 на уплату долгов налоговикам) не улажены. Хотя сделку должны были завершить еще в середине этой недели, подписание контракта было отложено до понедельника. Якобы только после воскресного аукциона будет известна точная сумма, необходимая “Газпрому”. В такие смешные оправдания серьезные эксперты не верят. Еще более странно выглядит “обет молчания” со стороны этих уважаемых кредитных структур, которые, как один, отказались от любых комментариев. Ситуацию не комментируют и в самом “Газпроме”. Вчера единственным дееспособным сотрудником пресс-службы была секретарь. А остальные отказались говорить даже “здрасьте”, аргументируя тем, что “не уполномочены”.

Как уже прогнозировал “МК”, американцы посчитали себя вправе принять участие в судьбе ЮКОСа. После анализа ситуации судья Летиция Кларк приняла дело к производству: “Участники международной коммерции — в России ли, в США — везде должны быть уверены: когда они инвестируют свои средства в иностранную компанию, могут делать это без страха, что их вложения станут объектом конфискационных действий представителей иностранного правительства”. К тому же около 15% акций ЮКОСа принадлежат американским инвесторам. А по уверениям финансового директора ЮКОСа Брюса Мизамора, после начала преследований компании инвесторы из США потеряли уже почти 4 млрд. долларов.

Теперь ситуация еще больше запуталась. Формально американский суд не может запретить нашему правительству проводить аукцион. Российский может, но такого смелого судью на наших просторах вряд ли можно сыскать. Отменить торги может даже не Российский фонд федерального имущества (РФФИ), а только сам Минюст, в который входит служба судебных приставов. И это тоже вряд ли произойдет: не для того столько бились с олигархом, чтобы отступать, когда до победы “четыре шага”.

Но банковский синдикат, проявивший завидную осторожность при оформлении сделки с “Газпромом”, вряд ли пойдет на конфронтацию с американским судом. Ведь у каждого из потенциальных кредиторов есть в США и свои интересы, и просто активы. Неисполнение решения суда (а предоставление денег “Газпрому” будет трактоваться именно так) может повлечь за собой замораживание их американских счетов, а то и свертывание всей деятельности на этой территории. У банков нет выбора. У “Газпрома”, выполняющего высокое задание, и которому нечем платить за чужую “дочку” — тоже. Патовая ситуация, которой не поможет даже всесильный русский мат. Даже если сделку профинансирует какая-либо группа российских банков (в одиночку вряд ли кто из них справится с суммой, необходимой только для аукциона — без налоговых претензий), под угрозой ареста окажутся зарубежные счета газовиков.

И все же судьба “Юганскнефтегаза” предрешена. Торги скорее всего состоятся. “Газпрому” предоставят все мыслимые и немыслимые отсрочки платежа. А закрома Родины пополнятся даже не виртуальными деньгами, а виртуальными обещаниями. Вот только не дай бог, цены на нефть опустятся на какой-то длительный период. Тогда “Газпромнефть” вообще не расплатится. Интересно, кто купит тогда ее, в свою очередь.


“Газпром” заплатит за “Юганскнефтегаз” деньгами из госбюджета?

Решение американского суда касается участников международного финансового рынка. Но никак не распространяется на российское правительство и государственные организации. Поэтому к кредитованию сделки может быть привлечен крупный российский банк с госучастием — к примеру, Внешторгбанк. Который может использовать под поставленную задачу бюджетные деньги. А недостаток средств в госказне в свою очередь покроет за счет кредита западных банков. Участников того же консорциума. В этом случае “Газпром” вполне укладывается в 14 дней, отведенных на оплату всей стоимости покупки после завершения аукциона.

Однако сделать это без нарушения действующего законодательства практически невозможно. По нормативам ЦБ один заемщик может взять в долг не более 25% от собственного капитала банка. “Газпрому” нужно порядка 250 млрд. рублей. То есть собственный капитал банка (или объединения банков) должен быть не меньше 1 трлн. рублей. Между тем собственный капитал всей российской банковской системы оценивается экспертами всего в 900 млрд. рублей. Так что без помощи государства не обойтись.


ЦЕНА ВОПРОСА

Объявленная государством стартовая цена, по которой может уйти “Юганскнефтегаз”, — $8,2 млрд. Меньше просто нельзя (по оценкам независимых экспертов, она и так как минимум вдвое занижена). Но сильно больше тоже не дадут. Все участники аукциона представляют интересы “Газпрома”. Причем чиновники этого даже не скрывают. А зачем платить дорого, если можно купить задешево? Аналитики считают, что стартовая цена будет превышена на $100—150 миллионов. То есть лот уйдет с молотка дешевле, чем за $8,5 млрд. А это не просто большие, а очень большие деньги. Сопоставимые с расходами государственного бюджета.




Партнеры