Черный шар Леониду Аркаеву

Сегодня — судный день для руководителя нашей гимнастики

20 декабря 2004 в 00:00, просмотров: 407

Много лет тому назад я сказала, что никогда не брошу камень в проигравшего. Беру свои слова обратно. Ибо очень важно знать, почему проиграл человек.

Заслуженный тренер СССР Леонид Аркаев проиграл Олимпийские игры. Проиграл со страшным результатом. Такого провала российская гимнастика никогда не знала. Что стояло за этим поражением? Случайное стечение обстоятельств, нерасположение звезд к знаменитому тренеру? Или нечто другое? Сегодня свой ответ даст конференция Федерации спортивной гимнастики России...


Я выслушала и прочитала много объяснений, данных Леонидом Яковлевичем после столь недостойного выступления его двух команд (напомню, помимо должности президента в федерации он на данном этапе является еще и главным тренером двух команд — мужской и женской, а до недавнего времени был еще и государственным тренером по спортивной гимнастике), и возникли у меня контрвопросы.

Итак, первое. Леонид Аркаев: “В сборную команду попадают спортсмены уровня первого разряда. Их приходится учить элементарным вещам”.

Наивно было бы напоминать столь опытному в спорте человеку, как Аркаев, что большинство школ в России находятся в ужасном состоянии. Тренируются на дощатых полах, снаряды — времен царя Гороха. Я не раз рассказывала о том, как великий Борис Пилкин, когда его Светлана Хоркина была юниоркой, мечтал о том, как она начнет побеждать, чтобы “под нее” получить брусья в белгородскую школу. Никогда, правда, я не рассказывала о том, что Анна Павлова, самая надежная по результатам сезона гимнастка сборной, призер Олимпийских игр и Кубка мира этого года, не может тренироваться у себя дома в Орехове-Зуеве, потому как при отработке комбинаций на брусьях чиркает ногами по низкому потолку. Это все происходит неподалеку от Москвы. Поэтому, дорастив спортсмена до определенного уровня, тренер вынужден стремиться на базу сборной “Озеро Круглое”, так как деваться ему больше некуда. И попадать туда. Правдами и неправдами.

К слову, хочу напомнить, что по своему уставу ответственность за развитие спортивной гимнастики в регионах несет именно национальная федерация.

Второе. Леонид Аркаев: “Судейство на Олимпиаде было, мягко говоря, необъективным”.

Предлагаю разобраться — по отношению к кому и когда. В отдельных видах у мужчин на перекладине — бесспорно (сейчас меня интересуют только россияне). Только почему не успели подать протест на действия судей? Результата бы не изменили — таков регламент Международной федерации, но хоть зубы показали бы. А так просто “сдали” Лешу Немова, который очень долго вытаскивал команду на достойные места. Сам господин Аркаев по своему статусу не мог этого сделать. И еще двадцать лет тому назад я бы поверила в то, что плохо сработали те, кто был при команде. Но сейчас, зная о том, что в сборной ничего не делается без команды Леонида Яковлевича, и о том, что мобильный телефон давно изобретен...

А вот со Светланой Хоркиной — другая песня. Этой гимнастке — единственной! — в сборной можно было все. И разве кто-то не знал, что в соревнованиях она за четыре года выступила по полной программе (то есть — квалификационный турнир, многоборье, финалы в отдельных видах) — дай Бог, раз пять. На чемпионатах России ей делались поблажки. Разве кто-то не знал, что за исключением комбинации на брусьях ее упражнения давно не дотягивают по сложности? И в этой ситуации американка Карли Паттерсон ее действительно обыграла. А вот с финалом на брусьях — это уже вина самой Светланы. Никто не мог ей приказать ехать на тусовку накануне выступления и сидеть там полночи. Она сама поехала. Понадеялась на умение. А сил на следующий день не хватило.

Кстати, вопрос Леониду Яковлевичу: почему до 1996 года он никогда не говорил о необъективности судей по отношению к нашим гимнастам?

Третье. Леонид Аркаев: “Моя вина в том, что у меня не было аккредитации в Олимпийскую деревню. Команда осталась без присмотра”.

Неохота пересказывать то, о чем говорили тренеры сборной — Аркаев не мог подойти к команде только ночью и на соревнованиях. Все тренировки он проводил сам. Но, даже забыв об этом, возникает вопрос: почему он не подготовил ребят к тому, что выводить на помост он их не сможет? Разве до начала Олимпиады он не знал, что члены исполнительного комитета Международной федерации гимнастики не имеют на это права?

...А теперь — о реальных причинах олимпийского провала.

Заслуженный тренер России Наталья ПАВЛОВА:

— В олимпийский сезон на отработку элементов Леонид Яковлевич выделил нам ровно две недели в начале года. Дальше начались бесконечные прогоны комбинаций на оценку и прикидки (своего рода мини-соревнования, которые оценивает один Аркаев. — Н.К.). Гимнасты были измотаны и психологически, и физически задолго до начала Игр.

Заслуженный тренер СССР Виктор ГОВРИЧЕНКОВ:

— Прикидки у нас стали своего рода мерилом мастерства гимнаста. А они должны быть школьной контрольной работой для выявления ошибок, которые надо исправлять. Результаты тех же чемпионатов России в расчет не брались. Спортсмены постоянно находились под давлением. Тренеры были постоянно унижены. В наш профессионализм Леонид Яковлевич не верил. Он требовал, чтобы гимнасты работали только по его планам, не учитывая индивидуальных особенностей. Отсюда — типовые травмы. Скажем, весной у пяти гимнасток сборной была травма мениска. Что-либо поправить мы не имели права под страхом преследований ученицы.

Я напомню: Виктор Николаевич подготовил не только Наталью Зиганшину к Афинам. Его ученица — великая Елена Шушунова…


На одиннадцатом розыгрыше Кубка памяти Михаила Воронина у мужчин победил Сергей Хорохордин, у женщин — Анна Павлова. Особо интересными оказались соревнования юниорок, продемонстрировавших уникальные по сложности комбинации. Скажем, 12-летняя ученица тренеров Вячеслава Селифанова и Надежды Гальцовой Ксения Малышкина в вольных упражнениях показала двойное сальто вперед! Этот элемент неподвластен большинству мировых звезд. Кстати, Малышкина волею главной помощницы Леонида Аркаева Марины Булашенко не попала в юниорскую сборную России.



Партнеры