С ЧК начинается Родина

Сегодня главный праздник страны

20 декабря 2004 в 00:00, просмотров: 599

Раньше День чекиста отмечался сравнительно узким кругом лиц: торжественная часть в актовом зале с вручением грамот и дружеское застолье в рабочих кабинетах. Но с тех пор как у кормила власти встала команда выходцев из органов госбезопасности, празднование Дня чекиста приобрело особенное значение. Теперь это профессиональный праздник руководителей государства, что, разумеется, выделяет его из общего ряда дней учителя, медика, танкиста и библиотекаря.

Бывших и действующих сотрудников ФСБ стало вдруг очень много. Все, кто около, считают нужным в этот день проявиться. А тот, кто не приедет и не поздравит, никогда не будет считаться государственником.


Всероссийская чрезвычайная комиссия была создана в 1917 году для борьбы с контрреволюцией — с саботажниками, наймитами, шпионами и прочими врагами молодой республики.

Сегодня задачи Федеральной службы безопасности — это борьба с иностранными спецслужбами, терроризмом, коррупцией, незаконным оборотом оружия и наркотиков, организованной преступностью и защита конституционного строя.

Как видите, за 87 лет задачи не слишком изменились. Органы госбезопасности выявляют тех, кто мешает нам жить, при помощи контрразведывательных методов.

В уходящем году по Лубянке гуляло отксерокопированное сочинение безымянного автора. На 25 страницах ему удалось описать особенности контрразведывательного процесса на современном этапе, изложив их по образу “законов Мэрфи” — на первый взгляд парадоксальных и смешных, но по сути своей очень точных.

Контрразведчики, читая это сочинение, как правило, смеются, узнавая собственные мысли и наблюдения. Те же, кто не связан с органами госбезопасности и не в курсе их причудливой внутренней жизни, узнают оттуда много нового и удивительного.

Ведь контрразведка — настолько закрытая сфера, что далеко не все знают, в чем суть ее деятельности. Хотя суть — простая. Сначала контрразведчик отыскивает источник информации — человека, которому что-то известно о творимых безобразиях в области терроризма, шпионажа, коррупции и готовящихся переворотов. Когда источник найден, контрразведчик должен его завербовать — чтоб этот человек сразу ему все рассказал и потом еще продолжал докладывать новости, возникающие по мере развития безобразия.

Вроде несложно. Но ты пойди заставь кого-нибудь работать на благо Родины! Чтоб этого добиваться, у контрразведки есть свои методы. Как сказано в сочинении неизвестного автора, они “не зависят от форм правления, идейной направленности, религиозной убежденности, национальной или расовой принадлежности. В основе всех методов лежат три краеугольных камня: материальное поощрение, идейная убежденность и людские пороки с пагубными страстями. Их сочетание и определяет конечный результат”.

Поиском источников и вербовками занимаются в основном самые младшие сотрудники ФСБ, стоящие на самой низкой ступени иерархии, — оперуполномоченные.

Оперуполномоченные — это молодые парни, выпускники академии ФСБ. Хорошие ребята, которые хотят победить зло. Еще они хотят проявить себя, доказать: “я лучше всех”, и чтоб все их боялись и уважали. А потом в весеннем лесу пить березовый сок.

Добиться этого очень трудно. Коренная проблема оперуполномоченного кроется в конфликте между учебой и жизнью.

Там, где оперуполномоченный учится, ему с первого дня рассказывают, что он избранный. Ему повезло, что он сюда попал, но это не просто так произошло, а потому что он действительно отличается от других. Сотрудники органов госбезопасности — это “люди в черном” или на худой конец “матрица перезагрузка”, поэтому быть сотрудником — очень почетно. На втором месте — космонавты, а дальше уже идет остальная шушера из героических профессий. Но быть сотрудником — это еще и очень ответственно, потому что Россия всегда держалась на органах госбезопасности, начиная с Ледового побоища и заканчивая расстрелом Белого дома и пленением Хасбулатова.

И пока он учится, ему все время это талдычат и талдычат, а он, разумеется, верит и проникается. Потом учеба заканчивается, и он приходит на работу. И тут выясняется, что никакой он не избранный, а, наоборот, абсолютно никому не нужен, включая своих же начальников, а его реальное предназначение состоит в том, чтоб его денно и нощно нагибали все кому не лень.

На этом этапе начинается второй отбор будущих сотрудников госбезопасности. Первый отбор — профессиональный — проводится перед поступлением в академию, и там в основном отсев идет по медицинским показаниям. Второй отбор — естественный. Его механизм запускается, когда выпускник приходит в коллектив сотрудников и приступает к работе. Тот, кто выстоял, и даже свои не смогли его насмерть замучить, превращается в маленького начальника и сам принимается нагибать своих подчиненных. И так — по кругу.

* * *

У контрразведывательного процесса есть свои парадоксы. Например, такой: “То, что с противником надо бороться, постоянно говорят все Начальники. Но где его найти — не говорит никто”.

Тем не менее оперуполномоченный рыщет, как голодный волк, обнаруживает след противника, окружает, разоблачает и тащит добычу начальникам. Начальники анализируют добытые оперуполномоченным сведения, превращают их в бумаги, отчеты, доклады, подают наверх, спускают вниз, правят, перебрасывают с левой руки на правую, с правой на левую, осмысливают и перерабатывают.

Здесь работает Закон гибкости информации. “По мере движения наверх информация искажается.

Следствие 1. При достижении верхних уровней управления информация искажается до размеров, выгодных получателю.

Следствие 2. До самых первых лиц доходят лишь Фантазии их заместителей”.

Кроме того, начальники постоянно контролируют оперуполномоченного и опускают его с облаков на землю. Они скептически разглядывают любую добытую им информацию и обязательно спрашивают: “А чем ты нам докажешь, что это не фигня?”

“Я знаю, я разведал, я подползал...” — клянется оперуполномоченный. Начальники в его глазах выглядят равнодушными снулыми рыбами. Им ничего не надо. Они гораздо больше боятся ошибиться, чем хотят совершить подвиг. А он-то весь горит. Он пылает энтузиазмом. Ведь больше всего на свете он жаждет стать героем, спасшим Отечество…

Но он все равно им никогда не станет, потому что в контрразведке работает Закон о наградах, которые сами находят своих героев.

“Награждают не тех, кто добыл информацию, не тех, кто ее анализировал, не тех, кто ее реализовывал, и даже не тех, кто готовил итоговый документ, а тех, кто его подписывал”.



* * *

Каждый оперативный работник, окунаясь после учебы в трудовую жизнь, начинает эволюционировать. Эволюция идет в разных направлениях. Выбрав неверное направление, оперработник превращается в тупиковую ветвь. Что касается оперработника, эволюционирующего в правильном направлении, то он проходит три обязательные стадии:

“1-я. Работают в основном ноги. Много бегает, много переспрашивает. Все болит, но голова постоянно отдыхает.

2-я. Работают в основном руки. Пишет и печатает, печатает и пишет. Спрашивает по телефону. Бегать уже лень. Работают руки и голова. Ноги отдыхают.

3-я. Работает в основном язык. Спрашивает по телефону, докладывает тоже. Голова, руки, ноги отдыхают”.

Состояние первой стадии характерно для оперуполномоченного (звание от лейтенанта до капитана), старшего оперуполномоченного (это должность майора) и старшего оперуполномоченного по особо важным делам (подполковник, а иногда и полковник).

На второй стадии эволюции находятся начальники отделов — подполковники и полковники.

Третья, высшая стадия эволюционного развития — генеральская. В это счастливое состояние приходят начальники управлений и остаются в нем навсегда вне зависимости от дальнейшего карьерного роста.



* * *

Контрразведывательная работа — очень секретная. Никто не должен знать, чем занимаются органы безопасности, поэтому тщательная защита секретов занимает в деятельности оперработника особое место.

“Секреты подразделяются на государственные и те, которые можно продать за деньги. Государственные секреты, в свою очередь, делятся на:

а) те, что придумала контрразведка для тех, кто работает в “чужой” разведке;

б) те, которые устали быть секретами, но излагаются в документах под грифом “секретно”, “совершенно секретно”, “особой важности”;

в) те, которые являются секретами на самом деле и нигде не излагаются.

Настоящие секреты знают только руководители государства. Половина из них смысл этих секретов не понимает и, бывает, проговаривается об их сути в различных интервью. Вторая половина вынуждена говорить противоположное, чтоб никто ничего не понял.

Если за выдачу настоящих секретов никто никогда не осуждается (разве что историками — например, Зиновьев и Каменев, сообщившие в прессу о дате вооруженного восстания, посол Германии в СССР, сообщивший о предстоящем нападении Германии, и т.д.), то за выдачу придуманных секретов могут и наказать вплоть до “несоответствия занимаемой должности”. При этом ничто не нарушит тишины коридоров, и знать об этом будут единицы.

Утрата же одного из тысяч экземпляров грифованного документа приводит к катастрофическим последствиям. Сотни людей будут знать о Факте утраты, десятки будут заниматься его поисками, единицы — поисками виновных”.



* * *

Далеко не все знают, что нужно для того, чтобы устроиться на работу в органы госбезопасности, а ведь этот вопрос сейчас многих живо интересует. Дабы удовлетворить их любопытство, в сочинении приводятся категории граждан, у которых очень мало шансов попасть в органы.

“Кто не может стать контрразведчиком?

1. Те, кто желает стать контрразведчиком.

2. Лица, имеющие не тех родственников, не ту национальность, не то социальное происхождение, не ту идеологическую направленность, не те медицинские показания.

3. Люди с необыкновенной внешностью.

4. С обыкновенной внешностью, но привлекательные для суда.

5. Любящие читать не ту литературу, слушать не те голоса, видеть Тех не там, где надо.

6. Увлекающиеся чужими женами, братьями и сестрами по полу.

7. Зачатые непорочно (клонированием).

8. Путаники, т.е. путающие свои карманы с государственными”.

Впрочем, и для перечисленных категорий граждан порой делаются исключения.

“Фактически сотрудниками становятся только те, кого приведет в организацию действующий сотрудник. И чем выше его должность, тем большим числом недостатков из этого списка может обладать кандидат”.

Так что если вы, прочитав данную статью, тоже захотели стать контрразведчиком — проблем нет. Ищите быстренько действующего сотрудника, который введет вас в круг избранных, и уже в следующем году вы сможете наравне с ними отмечать лучший профессиональный праздник нашей страны, праздник самоотверженного и пытливого борца с внутренними и внешними врагами государства — День чекиста.








Партнеры