Языковой барьер

АРИАНА: “Мыслю я клево”

20 декабря 2004 в 00:00, просмотров: 240
Поп-певица Ариана родилась и выросла в Хьюстоне, штат Техас, в семье выходцев из России.

— Дома родители между собой говорили по-русски и ко мне обращались на русском языке, но я считала себя американкой и отвечала им по-английски. Когда мне исполнилось семь, мы переехали из Америки в Москву, и мне пришлось преодолевать языковый барьер. Были проблемы с интонацией, родами и падежами — я специально смазывала концы фраз, чтобы не было слышно ошибок. А однажды на вопрос, сколько лет я в столице, ответила: “Один году!” В Москве училась в англо-американской школе, где говорили только по-английски, но я старалась как можно больше общаться со своими русскими друзьями. Последние три-четыре года по-русски говорю свободно, но иногда у меня проскальзывает американская интонация.

— Высшее образование где будешь получать?

— В США. Меня уже приняли в три американских университета, но я временно отложила учебу, чтобы полностью посвятить себя музыкальной карьере. Американская система обучения сильно отличается от русской: университет дает общее высшее образование, а освоение специальности происходит уже непосредственно на рабочем месте.

— Микшируешь английский с русским?

— Особенно с родителями. Думаю я до сих пор по-английски. Любимое слово — “cool”, что значит “клево”.

— Как ребятам, долгое время прожившим за границей, подтянуть русский язык?

— Смотреть ТВ, причем все подряд. Сериалы напомнят разговорную речь, политические шоу — более официальную лексику.

— Представь ситуацию: русская подруга просит научить ее английскому.

— Начнем с музыки — будем слушать и переводить известные песни, например Whitney Houston “I will always love you”. Затем включим ТВ-кассеты с популярными фильмами типа “Красотки” и мультиками — и станем общаться только по-английски. А потом уже приступим к чтению книг, конечно, после того, как я ее алфавиту научу.

Евгений ЯМБУРГ: “Говорил по-английски на уровне УО”

Заслуженный учитель Российской Федерации, доктор педагогических наук, член-корреспондент Российской академии образования, директор московской школы №109 Евгений Ямбург с сожалением констатирует, что его поколение практически не знает иностранных языков.


— Не было стимула их учить — за границу не пускали, для работы иностранные языки тоже не требовались так, как сейчас. Я, например, увлекался английским и чешским, но уже их позабыл. Надо бы восстановить английский — очень много появилось работ по педагогике на этом языке, все информационные технологии тоже на нем.

— Как, на ваш взгляд, правильно выбрать языковую школу?

— Нужно идти либо на хорошо зарекомендовавшие себя курсы, либо в центры, появившиеся еще до распада СССР. Очень полезно находиться в языковой среде. В начале 90-х я ездил в Великобританию, жил в семье в деревне, где абсолютно здоровые родители воспитывали 10 детей с психическими отклонениями. Там я понял, что язык быстро восстанавливается. По крайней мере, на уровне умственно отсталых детей я говорил.



Алла ДУХОВА: “Не упусти шанс”

Бессменный худрук балета “Тодес” Алла Духова полгода назад всерьез взялась за изучение английского.


— Надо уметь вести переговоры с иностранными продюсерами без переводчика. Я занимаюсь с частным преподавателем каждый день примерно по часу: в основном изучаю грамматику. По выходным разговариваем по-английски по телефону.

— Вы родом из Риги. Как складывались отношения с русским языком?

— Это мой родной язык: у меня и родители русские, и в школу я русскую ходила. А латышский никто учить не заставлял, мы с одноклассниками относились к нему халатно. О чем я сейчас очень жалею: если есть возможность учить язык, значит, нельзя ее упускать.

— Когда-нибудь пользовались электронными переводчиками?

— Нет. Если работаешь за границей по контракту, то обязательно дают переводчика. А на отдыхе моего базового английского вполне хватает.

— Были свидетельницей смешной ситуации, связанной с иностранным языком?

— Как-то раз работали в Штутгарте. Помимо нас были и испанцы, и французы, но все общались на английском. Однажды поутру наш танцор Валера пришел на репетицию и поинтересовался у француза, попавшего в Книгу рекордов Гиннесса за жонглирование ртом пятью теннисными мячиками, как у того дела. Но вместо “How do you do?” спросил “How much?”, то есть “Сколько стоит?”. Жонглер всполошился, начал хвататься за куртку — думал, что русский юноша позарился на его одежду. И очень смеялся, когда понял, что Валера хотел спросить на самом деле.








Партнеры