Дело – труба. Нефтяная

В купленном “Юганскнефтегазе” давно нет денег

22 декабря 2004 в 00:00, просмотров: 491

Новый собственник “Юганскнефтегаза” приобрел за 9 миллиардов долларов большую головную боль. Такое заявление сразу после аукциона сделал пресс-секретарь ЮКОСа Александр Шадрин. Что он имел в виду? В первую очередь баснословные деньги, на которые попал новый хозяин наследства растерзанного ЮКОСа.


Накупить на грош пятаков всегда приятно. Однако купаться в нефтедолларах новому хозяину удастся еще не скоро. Для начала ему придется не столько выкачивать нефть из компании, сколько закачивать в нее деньги. Баснословные. Недоплаченные за покупку 7,6 млрд. долларов. Еще как минимум 5 миллиардов по налоговым претензиям. Но выплату этих денег ему могут отсрочить.

В срочных вливаниях нуждается сам “Юганскнефтегаз”. Иначе он может обесцениться в разы. Компания настолько нарастила добычу, что, как сказала официальный представитель “Юганскнефтегаза” Ирина Крикун, добывает уже около 18% всей российской нефти. Пять регионов — Правдинский, Майский, Юганский, Мамонтовский и Приобский (где находится самое крупное месторождение) — досрочно выполнили производственные планы на этот год. И при этом — вот парадокс — “Юганскнефтегаз” находится на грани уже не только финансового, но и производственного краха.

Еще недавно 6000 счастливчикам, которые работают в компании, завидовал весь регион. Но сейчас им скорее можно посочувствовать. Несмотря на высокие мировые цены на нефть и ударную работу, нефтяники не получили зарплату еще за ноябрь. Четвертый месяц не оплачиваются услуги подрядчиков. С того самого августовского дня, когда счета “Юганска” были арестованы по решению суда.

Корреспондент “МК” дозвонился до Сургута. И узнал, что в субботу, 25 декабря, “Юганску” отрубят электричество. Встанут все качалки, все производственные участки и обеспечивающая производство инфраструктура. Когда за окном минус 28 по Цельсию (а сейчас в Юганске именно такие погодные условия), это повлечет за собой не просто аварии, после которых нынешнее оборудование можно будет лишь сдать в металлолом, но и экологические катастрофы на месторождениях.

Новый собственник “Юганскнефтегаза” в компании не появляется. Хотя там его очень и очень ждут.

— Необходимо срочно открывать финансирование, — считает Ирина Крикун, — у нас арестовано все. И денег на урегулирование задолженности перед энергетиками у компании нет. Пошел третий день после прошедшего аукциона, но мы до сих пор не имеем никаких сведений о том, кто решил стать собственником “Юганскнефтегаза”. Мы не получали от них никаких сигналов.

И это еще раз подтверждает нашу версию о том, что “Сургутнефтегаз” приобрел компанию на торгах не для себя, а в чужих интересах. И не имеет на “Юганск” никаких видов. Иначе опытные нефтяники давно бы начали срочно спасать ситуацию.

Зато это идеально укладывается в логику исполнителей: поставленная задача выполнена, а там хоть трава не расти.

“ТВЕРСКИЕ НЕФТЯНИКИ” ОПОЗНАНЫ

Никто из крупных компаний так и не признал свою причастность к победителям торгов по “Юганскнефтегазу”. Между тем и источники, близкие к конкурсной комиссии по аукциону, и сотрудники “Сургутнефтегаза” на условиях анонимности подтверждают, что интересы “Байкалфинансгруп” представляли начальник управления организационных структур “Сургутнефтегаза” Игорь Минибаев и первый замначальника финансового управления этой же компании Валентина Комарова.






Партнеры