Москве грозят ографлением

Потомок дворян хочет оттяпать особняк в центре столицы

22 декабря 2004 в 00:00, просмотров: 356

Как стать владельцем особняка в самом центре Москвы? Оказывается, просто. Недавно в Москве объявился граф Сморчевский, некоторое время живший в Америке. И он требует у властей вернуть солидную часть дома, которой якобы владели его предки. Но самое удивительное — графу почти удалось убедить в этом городское правительство.

— Я потомок английских королей, а еще у меня в роду бояре Колычевы, Шереметевы, Сухово-Кобылины, — так началось наше телефонное знакомство с Михаилом Васильевичем. — Но вообще-то я граф Сморчевский. Сейчас живу на Поварской, 22, в доме, доставшемся мне в наследство от тетки — княгини Мещерской. Я владелец музея американского искусства — у меня бесценная коллекция стоимостью полтора миллиона долларов. Да вы приезжайте, сами все увидите. У меня перед входом есть собственный садик, я выращиваю в нем виноград, — продолжал граф. — Вот только звонка нет. Поэтому стучите в калитку, моя собачка вас увидит, залает, и я выйду.

Собачка оказалась огромным догом по кличке Ваше Сиятельство. Правда, она почему-то не залаяла, так что пришлось долго колотить по ограде, увитой засохшей лозой. Минут через пять граф появился, поцеловал мне руку и чинно повел в хоромы.

В захламленном коридоре было настолько тесно, что стоять можно было только вплотную друг к другу. В комнате оказалось не лучше. На замызганных стенах — несколько картин в треснувших рамах. Остальные полотна свалены на полу и на антресоли.

— А где же ваш музей с дорогостоящей коллекцией? — поинтересовалась я.

— Я несколько лет жил в Америке и привез оттуда 70 картин — это и есть музей. Он уже официально зарегистрирован, но еще не открыт, — пояснил граф. — Собираюсь устроить его на втором этаже, там хорошие помещения, почти 130 квадратных метров.

— Эти помещения — ваша собственность?

— Скоро будет моя. По наследству мне досталась в особняке (сейчас это двухэтажная часть дома, зажатая между двумя пятиэтажными половинками. — Авт.) только квартира, но она маленькая, 17 метров. И я попросил правительство Москвы подарить мне подвал и второй этаж — я все же граф. И в мэрии скоро подпишут распоряжение об их передаче мне в бессрочную собственность. У меня уже есть почти все необходимые подписи. Создание музея американского искусства одобрила и Людмила Ивановна Швецова, и Росляк, и Силкин. Учтите: взяток я никому не давал! И, между прочим, всю коллекцию завещал городу.

— Вы завещаете картины вместе с помещением музея?

— Нет, только картины.

— То есть вам за это должны подарить часть дома?

— Я считаю, что картины на полтора миллиона долларов, которые я подарю городу, — достаточная компенсация. Но есть загвоздка: префектура Центрального округа не согласна. Особенная любовь у нас с руководителем аппарата префектуры — госпожой Максимовой. Видно, она не хочет, чтобы в Москве появился прекрасный музей. Но я все равно добьюсь своего. Кстати, я еще хочу, чтобы моя часть дома имела отдельный адрес — дом 22, строение 1а. Пойдемте на второй этаж, покажу вам помещения будущего музея.

Пока мы шли, Сморчевский сыпал известными фамилиями предков. Не забыл и о себе: рассказал, что сам он — тоже художник. Начинал рисовать на Арбате — в советское время брал по 50 копеек за портрет. Даже закралась мысль: уж не сам ли граф нарисовал “американские” картины?

— Видите, здесь сейчас все рушится! — возмутился граф, когда мы поднялись наверх.

Но руины я искала тщетно. На втором этаже даже очень мило. Несколько уютных помещений, правда, нуждающихся в косметическом ремонте. По сравнению с “графской” квартирой — настоящие апартаменты. Я даже начала понимать Сморчевского. Такая недвижимость — а какая-то префектура ставит препоны.

По оценке риэлторов, помещение площадью 130 квадратных метров в районе “Арбат”, на которое претендует граф, стоит от 400 тысяч долларов и выше. А если дому присвоить еще и отдельный адрес, цена зашкалит за миллион “зеленых”.

Интересно, граф знает об этом или руководствуется исключительно благородной идеей создания музея?

Естественно, мы попросили прокомментировать ситуацию в префектуре ЦАО. Оказалось, что там Сморчевского знают прекрасно.

— Этот человек на самом деле дошел до высокого руководства города и уже фактически добился, чтобы ему подарили недвижимость в центре Москвы, мотивируя это идеей создания музея и своим благородным происхождением. Но дарить недвижимость человеку только за то, что он якобы является потомком русских дворян и английских королей, — по меньшей мере странно. Еще одна несостыковка: проект распоряжения о передаче Сморчевскому помещений второго этажа в бессрочное пользование, который пришел к нам в префектуру, не имел всех необходимых сопроводительных документов — ни заключения БТИ, ни заключения Москомзема, ни разрешения окружного архитектурно-планировочного управления и т.д. Теперь о присвоении самостоятельного адреса. Есть письмо Росляка, в котором он говорит, что присвоение отдельного адреса части дома — противозаконно. Есть и заключение БТИ, которое подтверждает, что это незаконно. Кстати, с музеем тоже непонятно. Художественная стоимость картин не оценивалась экспертами, так что цифру “1,5 миллиона долларов” граф скорее всего взял с потолка. Кроме того, для создания музея Сморчевскому не раз предлагали взять помещения на втором этаже в долгосрочную аренду по госрасценкам (это несколько сотен рублей в год), но он категорически отказался. В общем, мы против того, чтобы помещения второго этажа перешли в собственность Сморчевского. Это — наша принципиальная позиция...

За тем, как ситуация будет развиваться на самом деле, будет следить “МК”.




Партнеры