Сестры по Джихаду

Завербованные Зарой Муртазалиевой русские девушки выступили в суде

23 декабря 2004 в 00:00, просмотров: 290

— Всем отойти в стороны!

Конвойный чуть отодвинул толпу журналистов. В зал ввели невысокую девушку. Крепкого телосложения, в короткой черной курточке, отороченной мехом, в джинсах. Зара Муртазалиева обвиняется сразу по трем статьям УК: терроризм, приготовление к преступлению, хранение взрывчатки. Но она не боится.

Уверенный взгляд, решительные жесты: откинула со лба длинные каштановые волосы, улыбнулась маме — спасибо, мол, что приехала.

Зара — уроженка Наурского района Чечни. 21 год, не замужем, жила с родителями. Сейчас ее мать вызвана в суд — свидетелем по делу дочери. Родного брата Зары, милиционера в станице Наурской, после ареста сестры едва не уволили.

Обвинение зачитано. Зара не признала себя виновной ни по одной из трех статей.

Из досье “МК”. 5 марта 2004 г. в центр “Т” (по борьбе с терроризмом) ГУБОПа поступила информация о том, что Зара Муртазалиева направляется к милицейской гостинице “Комета” на проспекте Вернадского. К тому времени Муртазалиева уже была “в разработке” и подозревалась в вербовке. У ГУБОПа были подозрения, что она и есть та самая Черная Фатима, которая стоит за взрывом в Тушине. Ее задержали, а в дамской сумочке обнаружили два куска пластита, завернутых в фольгу.

...Прокурор вызвал первого свидетеля обвинения — москвичку Дарью Воронову. 31 декабря ей исполнится 19 лет. В позапрошлом году вместе с подругой — Аней Куликовой — приняла ислам. Некоторое время спустя в столичной мечети девочки познакомились с Зарой. Правда, тогда она почему-то называла себя Альбиной. “Сестры” начали общаться.

— Я сразу обратила внимание на то, что трактовка Корана у Муртазалиевой расходится с тем, чему нас учили, — говорит Даша. — Нам всегда говорили, что джихад — это борьба с самим собой. А Зара объясняла, что каждый мусульманин стремится отдать жизнь за Аллаха.

Дарья вспоминает, как Муртазалиева пыталась психологически “давить” на своих русских подруг, требовала обслуживать ее — мол, так принято у мусульман. И рассказывает, как они гуляли по “Охотному ряду”.

— Зара все время что-то снимала моим фотоаппаратом. Я спросила, зачем, — она ответила, мол, “фотографирую всякие забавные сценки”. Но потом я не нашла в снимках ничего забавного — это были планы эскалатора, снятые с разных точек.

Как выясняется со слов свидетельницы, Зара рассказывала о существовании в Баку лагеря по подготовке террористов-смертников, называла имя своего знакомого в Азербайджане — некоего Мусы.

— Накануне задержания Зара сказала, что ей позвонил человек и предупредил, что угрожает опасность, — говорит Даша. — А сам этот человек приехал в Москву взрываться. Тогда она попросила: “Если со мной что-то случится, выброси всю исламскую литературу и позвони маме”.

Следующей будет давать показания Аня Куликова. В отличие от Дарьи, одетой совершенно по-светски — в джинсы и водолазку, Аня в длинном мусульманском платье и платке-хиджабе. И, похоже, она будет говорить о том, что Зара невиновна. Во всяком случае, именно Аня и ее мама обратились к правозащитникам в Фонд гражданского содействия с просьбой “защитить Зару от сфабрикованного обвинения”. Это значит, что свое задание Муртазалиева все же выполнила, хоть и не целиком. Одну из двух молодых москвичек ей удалось завербовать.






Партнеры