Китайский оверштаг

Государство идет в бизнес. По высоким соображениям

23 декабря 2004 в 00:00, просмотров: 539

Несколько лет назад Путин заявил, что в нашей стране именно президент отвечает за все. Не знаю, как именно реализуется этот тезис, но совершенно понятно: знает президент решительно все.


Страна четвертый день мучается вопросом, в чьи руки ушла компания, добывающая чуть ли не пятую часть российской нефти. Молчат продавцы, молчат покупатели. Молчат все соответствующие государственные службы. Разводят руками: дескать, “не имеем сведеньев”. И только президент, поговорив с другом Шредером в Германии, скромненько объявил, что акционерами ООО “Байкалфинансгруп” являются физические лица, которые многие годы занимаются бизнесом в энергетической сфере.

Запутано все не по-детски. Зря многие из нас считали российских чиновников неспособными к настоящей интриге. Зря упрекали в примитивизме и неумении мыслить стратегически. Вот сейчас она и разворачивается — эта многоходовая комбинация, которая развернет Россию, а может — и изменит геополитическую карту мира.

Представьте себе: вы купили машину у соседа. Договорились о деньгах. Переоформили ее на себя. Но тут приходит добрый инспектор ГАИ и говорит, что на этом автомобиле может ездить кто захочет. Примерно такая ситуация сложилась и с “Юганскнефтегазом”. Мало того, что его “женили”, так и не показав невесту, так теперь, как сказал ВВП, “государственные компании, как и другие участники рынка, имеют право приобрести эти активы”. Вот это да! А мы-то, наивные, думали, что их действительно продали. И молоточком стучали, и цену объявляли. И даже задаток уже перечислили.

Впрочем, довольно лирики. Последние сведения с нефтегазовых фронтов поражают своей информационной насыщенностью. Во-первых, оказывается, “Газпром” продал свою же собственную “кровинушку” — свежесозданное ООО “Газпромнефть”. Еще до аукциона. Говорят, что таким образом “Газпром” избавился бы от судебного преследования, если бы его “дочка” победила на аукционе.

Рискну предположить, что такой победы и не планировалось. Тем более что создавалась “Газпромнефть” вовсе не для покупки “Юганскнефтегаза” (по крайней мере, такова официальная версия). А для создания на ее основе государственной вертикально интегрированной нефтяной компании, в которую должна была войти та же “Роснефть”. В результате сложного обмена акциями государство бы получало контрольный пакет в “Газпроме” (сейчас у него всего 39% акций). А через газовую монополию сохраняло свой контроль над новой крупной нефтяной компанией.

Совершенная в обстановке полной конфиденциальности продажа “пустышки” мало того, что ломает эту схему, но и позволяет усомниться в том, что “Газпромнефть” действительно внесла требуемый задаток и имела право участвовать в аукционе. Иначе почему официальные представители РФФИ, сообщив, что задаток “Байкалфинансгруп” пришел со счета в Сбербанке, отказались комментировать, откуда был перечислен задаток “Газпромнефти”?


Кто будет хозяином?


После высказываний Путина становится ясно: в этой игре государство сделало слишком большие ставки, чтобы пустить в нее частный сектор. Оно само решило идти в бизнес. По-крупному. Всерьез и надолго. Не суть важно — будет ли создан новый нефтяной госмонстр, аффилированный с “Газпромом”, или это будет совершенно отдельный холдинг, в который войдут “Юганскнефтегаз”, “Роснефть”, нефтяные активы самого “Газпрома” и, возможно, “Сургутнефтегаз”. А в последующем к ним может прибавиться и “Сибнефть”.

Главное — он будет рожден уже в следующем году. (Как полагают эксперты, ключевая роль в нем может отводиться “Роснефти”, председателем совета директоров которой является замглавы администрации Игорь Сечин. Именно Сечина называли инициатором “дела ЮКОСа”, он после ареста Ходорковского настаивал, чтобы компанию распродавали по частям.)


Китайские деньги


Бизнесу же придется довольствоваться лишь третьими ролями. Вторая отведена Китаю, вернее, его крупнейшей нефтегазовой компании CNPC. Кстати, тоже государственной. У китайцев есть деньги, много денег. По оценкам экспертов, CNPC имеет сейчас около 19 млрд. долларов свободных средств. Китаю очень нужна нефть. Газ, впрочем, тоже. Его годовые потребности в “черном золоте” растут примерно на 10% в год. И к 2020 году он будет закупать его за рубежом в гигантских объемах — не менее 300 млн. тонн.

Между тем темпы роста добычи в нашей нефтянке снижаются, даже несмотря на сверхвысокие мировые цены. А в будущем году эксперты прогнозируют снижение экспортных объемов в физическом выражении. То есть не в рублях и долларах, а в тоннах и литрах. Для того чтобы больше добывать, нужны инвестиции. Много-много долларов, которые принесет китайская сторона. И споры о том, как пройдет маршрут нового трубопровода из Ангарска, становятся все более теоретическими. Кстати, одним из неофициальных проступков Ходорковского принято считать его намерение строить трубопровод Ангарск—Дацин (КНР). Его не без основания называли спорным: покупатель-монополист имеет ничуть не меньшие рычаги воздействия, чем монополист-продавец.


Ось добра


Последние новости от ведущих игроков нефтегазовой отрасли свидетельствуют о том, что Россия совершает очередной “исторический поворот”. Буквально накануне глава “Газпрома” Алексей Миллер создал в своей вотчине Управление по координации восточных проектов. Хотя приоритетами деятельности Управления объявляется освоение районов Восточной Сибири и Дальнего Востока, есть основания полагать, что его главной стратегической задачей будет работа с КНР и Индией. Кстати, и там, и там наш президент побывал этой осенью. И тот, и другой визит были расценены как очень успешные. В обеих этих странах были подписаны документы о стратегическом партнерстве и сотрудничестве — не только в области культуры, но и в сфере вооружений.

Помнится, во времена позднего Ельцина возникла идея новой оси Москва—Дели—Пекин как основы для противостояния США в выстроенном американцами однополярном мире. Возникла и была отвергнута как несвоевременная. Похоже, сейчас она реанимируется. Без лишних криков и громких заявлений. Это может стать нашим ответом сразу всем “оранжевым” и прочим цветным революциям, имеющим американские корни. По обыкновению, асимметричным. Смесью геополитики и геоэкономики. Не зря же на самом деле американцы в лице чуть ли не всех своих официальных представителей который день выражают крайнюю степень неудовольствия происходящим в России.

Вот только бы, кинувшись в братские китайско-индийские объятия, не оказаться задушенными новыми старыми “братьями”. Как бы, строя Евразию, не получить в результате очередную Азиопу. Во флоте есть такой маневр — “поворот все вдруг”. По этой команде флагмана вся эскадра разворачивается на новый курс, зачастую на 180 градусов. Правда, совершая “оверштаг”, можно сделать “оверкиль”, за которым обязательно следует буль-буль на дно океана.





Партнеры