Грудь в крестах, голова — в кустах

Катарским “сидельцам” надоела арабская кухня

25 декабря 2004 в 00:00, просмотров: 358

В четверг вечером в Москву вернулись двое сотрудников российских спецслужб, которые были осуждены в Катаре за убийство лидера чеченских сепаратистов Зелимхана Яндарбиева. Этим же рейсом из Дохи вернулся секретарь Совбеза России Игорь Иванов, замминистра иностранных дел Александр Салтанов и адвокаты.


С того самого момента, как на троих россиян надели катарские наручники, шли два процесса: один официальный, для широкой публики, второй неофициальный. С официальным все ясно: осудили, приговорили. С неофициальным... тоже все ясно. Вытащили. Тянули всем МИДом, и не только. Лично Путин, который держался на первый взгляд отстраненно от “дела Яндарбиева”, звонил кому надо и куда надо. Например, эмиру Катара — шейху Хамаду бен Халифе Аль Тани. Президенту США Джорджу Бушу. А когда уже вызревал приговор, в Катаре неожиданно, “проездом”, заночевал Генсек ООН Кофи Аннан. Тут связи вроде бы никакой, но если вспомнить, что глава российского МИДа Сергей Лавров не один год был представителем России при ООН и с Аннаном на короткой ноге, то призадумаешься.

Результат — налицо, наши — в Москве, Яндарбиев — известно где, задание выполнено, а герои невидимого фронта благополучно возвратились на родину. Их доставили в аэропорт “Внуково-2” на правительственном лайнере “Россия”. От трапа самолета тянулась красная ковровая дорожка. Так раньше обычно встречали космонавтов.

Примерно за час до посадки самолета на территорию аэропорта въехало 10 машин с сотрудниками спецслужб. Через 20 минут после посадки машины покинули территорию “Внуково-2” и умчались в сторону столицы.

Известно, что чувствуют себя “возвращенцы” хорошо, несмотря на 10 месяцев тюрьмы. Их не били, позволяли гулять и заниматься спортом, хорошо кормили. Правда, как они говорят, в тюрьме надоела арабская кухня с бесконечными приправами. Хотелось чего-то своего, родного. Оба отрастили бороды и даже умудрились загореть.

В вечер прилета, по данным “МК”, состоялась встреча обоих “сидельцев” с родственниками на одной из спецдач.

Что ждет “возвращенцев”?

Версия официальная.

“Приговоры, вынесенные в одной стране гражданам другой стороны, в случае передачи исполняются в принимающем государстве, — поясняют в Минюсте. — Принимающее государство не может снизить срок лишения свободы или заменить наказание, к примеру, на штраф. Однако передающая и принимающая страны могут по своим законам помиловать или амнистировать осужденного”.

То есть в России “сидельцы” опять должны попасть за решетку. Следить за правильностью соблюдения процедуры будет специальная миссия ООН. Правда, пока сложно сказать, как это будет происходить. В мировой практике это довольно редкое явление, а в российской такого, пожалуй, и не было. Скорее всего представители ООН будут наездами появляться и просить показать им заключенных. При этом пока не очень ясно, где они будут сидеть. По нашим данным, вчера утром их с нетерпением (чуть не с цветами) ждали в СИЗО “Лефортово”. Но, как сказал “МК” один из компетентных юристов, по закону они там не должны отбывать срок. В “Лефортово” сидят только до суда. Для получивших пожизненное заключение есть свои “зоны”, в том числе и специальные — для сотрудников правоохранительных и других государевых служб. А в нашем случае нужны именно специальные — не случайно же разные источники называют разные фамилии катарских “сидельцев”. То это Яблочков и Пугачев, то Беляшков и Покшев, то Белашков и Богачев... То же самое происходит и с их ведомственной принадлежностью. То это ГРУ, то ФСБ... Понятно, что настоящие фамилии скрываются — ведь чеченские сепаратисты не оставят в покое ни самих зэков, ни их семьи, если узнают имена. Так что, где будут отбывать срок “катарцы”, видимо, тоже будут держать в секрете.

Скорее всего в ближайшее время юристы найдут лазейки в Уголовно-исполнительном кодексе и попытаются сократить срок наказания. Либо свое слово скажет эмир Катара и помилует россиян.


Версия неофициальная.

Включите логику и вспомните старый добрый фильм “Мертвый сезон”. Чем он заканчивается? Герой возвращается домой. Героем. За новым чином и наградами. За продолжением службы, но уже тихой, почетно-заслуженной.

Катарский “мертвый сезон” закончится примерно так же. Будут ли наши сидеть? Если их надо будет показать прессе, то покажут. Привезут обоих из мест нового престижного назначения (где они в других, более высоких чинах и под другими фамилиями продолжат служить на невидимом фронте, только уже в невыездном качестве). И покажут публике. Затем увезут обратно. Туда, где они вновь смогут надеть мундир, честь которого как могли сохранили. Чеченские кровники будут их искать и, может, даже найдут — в камере Бутырок или в Крестах. Да только не их, а подсадных урок со сходными именами. Или вообще — пустые нары.

Ну и пусть ищут. Такая она, эта война невидимая. Мы случайно увидели ее кусочек. Который лучше всего поскорее забыть.





Партнеры