“Мы все глядим в Наполеоны...”

В Музее-панораме “Бородинская битва” открылась экспозиция, цель которой — понять наше место в современной европейской цивилизации

28 декабря 2004 в 00:00, просмотров: 389

Для начала — маленький исторический анекдот. Небезызвестный граф Уваров, министр Николая Первого, автор классической триады “православие — самодержавие — народность”, был искренне возмущен одной главой из романа “Война и мир”. Той самой, в которой Андрей Болконский накануне Бородинского сражения читает французский роман. Уварова это привело в патриотическую ярость: мол, какой же воин вместо того, чтобы “кивер чистить весь избитый”, станет коротать время за чтением на языке врага! Но после смерти этого государственного деятеля нашли его глубоко личный дневник, в котором черным по белому записано, что в промежутках между боями офицеры не отказывались от того, чтобы полистать новую парижскую книжку.

И граф в принципе не лицемерил, просто время меняет и искажает представления о реальности минувших дней. В этом смысле представленная компанией “Интеко” в музее “Бородинская битва” выставка предметов наполеоновской эпохи, в основном связанных с образом самого императора, дает повод вспомнить о вещах, напрямую связанных не только с громом битв начала XIX века и с пожаром Москвы в 1812 году.

Не приходилось ли вам задумываться над тем, отчего долгие десятилетия Бонапарт оставался кумиром русской молодежи? Почему парижане до сих пор с благодарностью вспоминают о казаках, взявших Париж, но не допустивших его разграбления? Почему русский разведчик граф Чернышев фактически спас Наполеона от расправы толпы, препроводив его в первую ссылку на остров Эльба? Фактически уже тогда, несмотря на военные пожарища, император воспринимался нашими соотечественниками как фигура противоречивая, но масштабная, соприкосновение с которой было равнозначно встрече с самой историей.

Известно, кстати, что артиллерист Бонапарт просился именно на русскую службу. Не взяли. Оценили слишком поздно. Но корсиканец всегда оставался для отечественных писателей, историков, художников личностью уважаемой.

Впрочем, проходя вдоль выставочных витрин, понимаешь, что для эпохи в завоевавшем весь мир стиле ампир, в стиле первой французской империи, образ императора — это то, что теперь называют брендом. Табакерки с профилем императора, альбомы, жанровые полотна, мебель с гнутыми “имперскими” ножками. Бетховен собирался посвятить ему свою “Героическую” симфонию. Вещи, отмеченные вензелем N, уже при жизни Наполеона становятся предметом вожделения бесчисленного числа коллекционеров и просто поклонников повсюду, включая, естественно, и Россию.

Отказаться от таких черт эпохи под предлогом неприятия личности императора — значит, отказаться от целого огромного культурологического пласта.

“В двенадцать часов по ночам из гроба встает император” — это из Жуковского, поэта и историка эпохи наполеоновских войн, относившегося к полководцу с пиететом. Но, как кажется, император выскочил бы из своего саркофага как ошпаренный, узнай он о том, как некий депутат Госдумы от ЛДПР А.Головатюк объявит редкую для нынешней России экспозицию вещей действительно уникальных, подлинных, овеянных величием и трагедией той эпохи, попыткой “придать фигуре Наполеона ореол победителя, а не захватчика”.

Допускаю, что депутат с таким чисто большевистским взглядом на историю сам на выставке не был. А если и был, то не дошел до полотен с картинами гибели наполеоновской армии. И не видел наполеоновских орлов и знамен, помещенных, как гитлеровские штандарты, в Музее военной истории. И тем более, видимо, новоявленный радетель за российский престиж не был на поле бородинской брани, не видел там памятников императору и прочим французским захватчикам. Не знает он, надо полагать, что и автор уникальной Бородинской панорамы — француз по фамилии Доре. Зато знает, кто владеет фирмой “Интеко”, и… ну, дальше сами понимаете.

Но суть-то даже не в невежестве очередного “сокола ЛДПР”. Создается впечатление, что нас опять стремятся оторвать от единого культурного и исторического пространства Европы. Навязать нам комплекс осажденной крепости, возродить борьбу с “продажными космополитами”.

Говорят, фраза “Что скажет история?” была любимой у Наполеона. Остроумец Бернард Шоу много лет спустя парировал: “Как всегда, солжет!” У нас же — в данном случае — ее хотят обратить в фарс.






Партнеры