Пятилетка Путина

Свой главный выбор Россия еще не сделала

28 декабря 2004 в 00:00, просмотров: 999

31 декабря исполнится ровно пять лет с того дня, как Ельцин объявил изумленным россиянам об отречении от президентского престола.

К финалу первой путинской пятилетки российская власть подошла в состоянии глубокого идеологического конфуза. Спикер Думы публично признается в своей любви к Сталину. А несколько дней спустя парламент отменяет праздник 7 ноября. Президент России рассыпается в комплиментах в адрес своего “друга Буша” и тут же обвиняет Америку и Европу в нечестной игре. Власть в очередной раз обещает сократить роль государства в экономике и одновременно фактически национализирует крупнейшую частную компанию страны.

Российская власть заблудилась в “геополитическом лесу”. Наши лидеры никак не могут для себя решить: в каком направлении вести страну?

Именно это можно считать главным итогом первых пяти лет правления “царя Владимира”. Все остальное — не более чем следствие этого сомнительного “достижения” власти.


B состоянии острого политического кризиса оказалась Россия на излете первой путинской пятилетки. Всего за несколько кратких месяцев произошло целых три политических землетрясения: бесланская трагедия, фиаско нашей дипломатии на Украине, грандиозный скандал из-за продажи “Юганскнефтегаза”. В российской политической элите воцарилась атмосфера пессимизма. Все боятся, что власть может пойти вразнос, выбросить в мусорную корзину все наши бесспорные демократические достижения последних пятнадцати лет, вдрызг рассориться с Западом. Чуть ли не в каждом разговоре политтусовщиков звучит страшное слово “изоляция”.

Самое обидное, что за исключением Беслана всех прочих политпровалов последнего времени можно было избежать.

Президент под прицелом

Те, кто пытался в минувшие пять лет открыто манипулировать президентом, оказались выброшенными из реальной политики: Березовский, Гусинский, Ходорковский... Но властью можно манипулировать и по-другому: уверять ее в своей преданности и при этом подталкивать на выгодные себе, но вредные для страны шаги.

“У Путина есть одна особенность. Если его убедить в необходимости какого-нибудь проекта, он будет считать его своим личным крестовым походом и биться за него до конца”, — сказал мне один бывший высокопоставленный сотрудник Кремля. Похоже, эта путинская особенность сейчас широко известна в коридорах власти. Уж слишком большое количество сановного люда научилось делать бизнес на президенте.

Возьмем внешнюю политику. В советское время многие государства третьего мира строили свои отношения с Москвой по одной и той же схеме: клялись в верности идеалам социализма, получали огромную помощь из Страны Советов — и ничего не давали взамен. Иногда дело и вовсе доходило до оскорбления “старшего брата”. Например, в 70-х годах император Центральной Африки каннибал Бокасса в рамках “братской помощи” попросил Москву прислать ему доктора. Кремль, естественно, согласился. Но вскоре наш доктор, с его советами по здоровому питанию, надоел августейшему людоеду, и он отослал его обратно, обвинив субтильного врача в изнасиловании императорского охранника — негра огромного размера.

Если отбросить пикантные детали, сейчас в сфере нашей внешней политики происходит нечто очень похожее. Вся разница лишь в том, что в путинской России корыстную выгоду от “братской помощи” получают не только иностранцы, но и наши сограждане.

По поводу “проигрыша России Западу на Украине” были сказаны уже миллиарды слов. Но мало кто задумывался об одной очень простой вещи. Ясно, зачем активное участие Москвы в украинской выборной кампании было нужно донецкому клану и его ставленнику Януковичу. Зачем это было нужно работавшим на выборах нашим политтехнологам типа Павловского, тоже понятно. Они заработали миллионы долларов. Но вот соответствовала ли столь активная позиция Москвы национальным интересам России?

Многие спецы еще задолго до фиаско отвечали на этот вопрос твердым “нет”. Мол, объективная ситуация на Украине такова, что политика Януковича и Ющенко по отношению к Москве будет различаться лишь нюансами. Иными словами, никаких резонов влезать во внутреннюю украинскую свару у нас не было. То же самое можно сказать про историю с выборами в Абхазии. Эксперты по региону дают только одно объяснение упертой позиции Кремля в этом вопросе. Российские и абхазские политики, ведущие совместный бизнес в мандариновой республике, решили, что смена власти в Сухуми не отвечает их интересам. А потом им удалось запудрить Путину мозги.

Любопытно, что сегодня те же самые люди, по чьей вине мы так опозорились на Украине, завели новую игру. Павловский сейчас на каждом углу кричит о злокозненности Запада и опасности экспорта “оранжевой революции” в Россию. Таким образом Глеб Олегович убивает сразу двух зайцев. Избегает наказания за свои украинские художества и выбивает у власти деньги для новых проектов. Причем очень вероятно, что Павловскому и К° будет сопутствовать успех на этом пути.

Весьма доходный бизнес можно делать и на укрощении олигархов. Мелкий, но очень показательный пример. Недавно российские финансовые органы предъявили одной крупной компании огромные налоговые претензии. Акции несчастной фирмы на бирже сразу потеряли значительную часть своей стоимости. Но тут власть вдруг заявила, что она ошиблась и что фирмачи должны бюджету несравненно более скромную сумму. Биржевые котировки сразу поползи вверх. Вопрос на засыпку: а что, если кто-то в коридорах власти заранее знал, как будет развиваться ситуация с налоговыми претензиями? Не исключено, что в рамках этого мелкого эпизода борьбы с олигархами кто-то сильно поправил свое благосостояние.

Кирпичная поляна

“Кадры решают все”, — сказал когда-то любимый политик спикера Грызлова, генералиссимус Сталин. Если говорить о современной российской политике, то эта фраза должна звучать так: кадры не способны решить ничего. На излете первой путинской пятилетки кадровая поляна российской политики не просто вытоптана до предела, а выложена кирпичами. Причем это касается и власти, и оппозиции.

“Мы — это настоящее сборище маргиналов, — сказал мне один из членов оппозиционного Комитета-2008. — Кроме меня в нашем Комитете только три психически нормальных человека, все остальные одержимы эмоциями до точки недоговороспособности!”

Этот политик не прав в одном. Может быть, его коллеги и “недоговороспособны”, но некоторые из них демонстрируют завидный бизнес-инстинкт. Около года назад один из шефов ЮКОСа Леонид Невзлин выделил ныне входящему в Комитет-2008 российскому политику вполне солидные финансовые средства на “борьбу с путинским режимом”. Деньги были использованы весьма мудро. Часть пошла на окончательное решение квартирного вопроса и без того не бедствовавшего оппозиционного слуги народа. А другая часть досталась члену семьи этого политика, который благополучно спустил все деньжата во время игры в карты. Собственно, на борьбу с режимом из невзлинских долларов, согласно упорным слухам, был потрачен мизер. Во всяком случае, некоторым из сборщиков подписей и политтехнологов не заплатили до сих пор.

К сожалению, подобные истории характерны не только для Комитета-2008, а для нашей оппозиции в целом. Взять, например, одну известную российскую антипутинскую журналистку. На Западе ее превозносят как народного трибуна и чуть ли не как современный эквивалент академика Сахарова. Между тем, согласно высказываниям бывших коллег мадам, значительную часть “фактов” для антипутинских репортажей она просто выдумывает!

Во властных структурах кадровая ситуация еще более удручающая. Конечно, определенную долю руководящих постов по-прежнему занимают “буржуазные спецы”. Иначе бы госаппарат просто прекратил функционировать. Но очень многие ключевые должности уже заняты преданными президенту и при этом абсолютно лишенными всякой инициативы “андроидами”. Например, во время Беслана один из высших руководителей государства постоянно запирался в своем кабинете и наотрез отказывался как-то реагировать на ситуацию. Предпринятая Кремлем после смены правительства весной 2004 года попытка кадровой революции резко провалилась. По общему мнению, большинство из новоназначенных чиновников оказалось гораздо хуже старых.

Почему и власть, и оппозицию одновременно поразил страшный кадровый кризис? Объясняется это до смешного просто. На Западе постоянно идет процесс обновления власти. Причем население участвует в этом самым активным образом. Большинство властных должностей являются выборными. Поэтому у политического самородка, при известной доле везения, есть все возможности быстро пробиться наверх. Главное — убедить сограждан в своих талантах.

В России власть уподобляется фермеру, постоянно заделывающему лазейки для лис. Только с этим можно сравнить упорство, с каким у граждан постоянно отнимают одну возможность напрямую влиять на власть за другой. Отмена прямых выборов губернаторов, отмена думских выборов по одномандатным округам... Очень вероятно, что вскоре назначаемыми станут и мэры крупных городов.

А отдельные горячие головы говорят и о том, что всенародные выборы главы государства — это тоже анахронизм. Их логика такова. В 2008 году Россия с высокой долей вероятности превратится в парламентскую республику (иначе невозможно сохранить руководящую роль Путина в нашей политсистеме, не меняя Конституцию). Реальные властные полномочия в этом случае будут переданы главе правительства, а функции президента станут церемониальными. Спрашивается, зачем тогда тратить народные деньги на всенародные выборы символического главы государства? Не лучше ли, по германскому примеру, поручить это дело парламенту?

Ужас ситуации в том, что старая советская система подготовки и продвижения руководящих кадров не функционирует по понятным причинам вот уже больше десяти лет. Получается, что российский политический класс варится в собственном соку и очень слабо подпитывается новыми рекрутами. Для страны это означает отсутствие надежды на появление новых лидеров, способных повести ее вперед.

Принцип лома

Перед тем как ринуться в украинскую предвыборную сечу, Путин провел совещание с российскими бизнес-магнатами. Один из выступавших, представитель полуопального олигархического клана, осмелился подать реплику, мол, неразумно было бы складывать все яйца в одну корзину. Президент совет вроде бы воспринял. Но на следующем мероприятии подобного рода с участием Кучмы взглянул в упор на этого магната и произнес: “Тут кое-кто нам советовал не складывать все яйца в одну корзину. А вот мы будем это делать!” Кремль предпочитает сейчас принцип лобовой атаки. Из всех политинструментов самым задействованным оказывается лом.

В определенном смысле Путин стал жертвой собственных успехов. В минувшие пять лет Кремль активно применял лом во внутренней политике. В результате власть победила всех своих реальных и вымышленных оппонентов. Не удивительно, что этот метод превратился в излюбленный и начал применяться и во внешней политике.

Но у лома как политоружия есть две проблемы. Его применение внутри страны чудовищно деформировало российскую политическую систему. Механизм сдержек и противовесов фактически разрушен. Президент способен уничтожить любого чиновника. Но ничего не может поделать с чиновничеством и его засильем в целом. Интересно, что сам ВВП, похоже, прекрасно понимает всю опасность всевластия бюрократии. Неформально общаясь с западными журналистами минувшей осенью, Путин сделал одно весьма двусмысленное признание. Мол, если бы я был простым гражданином России и захотел открыть свое дело, я не смог бы его даже зарегистрировать!

Кроме того, против лома, как известно, нет приема, окромя другого лома. А у Запада лом сейчас больше по определению. Такова, к сожалению, сегодняшняя геополитическая реальность. Поэтому дальнейшее активное использование этого метода чревато для российской власти крупными неприятностями.

Эмоции на троне

Когда Виктор Черномырдин был премьером, его соратники дали ЧВС прозвище Сфинкс. Несмотря на всю свою показную простоватость и открытость, Виктор Степанович очень четко отделял эмоции от политики. Возможно, именно это обстоятельство и позволило Черномырдину оставаться премьером рекордный для современной России срок. В первые годы своего правления Путин четко следовал примеру ЧВС.

Политика ВВП отличалась прагматизмом, прагматизмом и еще раз прагматизмом. Например, в сфере международных отношений это принесло свои плоды. Только Путину из всех европейских лидеров удалось сохранить самые теплые отношения с Бушем и не поступиться при этом своей резкой позицией по отношению к войне с Ираком.

Но после Беслана и Украины у Путина явно произошел психологический перелом. Просчитанность шагов ушла. Эмоции победили. Чуть ли не в каждой своей речи президент обвиняет Запад в нечестности и двойной игре. Чувствуется, что Владимир Владимирович просто обиделся на некоторых из своих партнеров по “большой восьмерке”.

По-человечески понять президента можно. Но руководитель такой страны, как Россия, просто не имеет права строить политику на эмоциях.

Давно известно, что политика и скрупулезное соблюдение всех этических норм — это абсолютно несовместимые вещи. Любой американский политик, например, знает хрестоматийную историю с президентом Картером. Во время предвыборной кампании 1976 года он торжественно пообещал американцам никогда им не лгать. Но мудрая мамаша кандидата сразу его отругала. Мол, нельзя давать обещаний, которых ты не сможешь выполнить. А врать тебе придется. Этого потребуют интересы страны. Когда Картер победил на выборах, он убедился в правильности этого суждения. Более того, его много раз ругали за нарушение своей “торжественной клятвы”.

Кроме того, положа руку на сердце невозможно не признать, что у Запада тоже есть определенные основания обвинять нас в нечестной игре. Сейчас в российской политтусовке очень модна тема экспорта революции. Но после чего произошел прозападный переворот в Грузии в 2003 году? После того, как тогдашний президент Шеварднадзе фальсифицировал парламентские выборы. На Украине случилась точно такая же история. Еще до того, как на майдане Незалежности начали бесноваться сторонники Ющенко, московские чиновники в частных беседах открыто признавали: победа Януковича стала возможной только благодаря подтасовкам выборных результатов. Поэтому западники могут смело отвечать озабоченным их злокозненностью россиянам: не хотите экспорта революции? Тогда не фальсифицируйте выборы!

Ну и, наконец, самое главное. Если руководство страны забывает о расчете и полагается исключительно на эмоции, то это не просто бесперспективно, но даже опасно. Каких выгодных для России результатов можно добиться, осыпая Запад градом обвинений? Правильный ответ — никаких. Вряд ли лидеры Америки и Европы собираются извиниться и признать свою неправоту.

Дуэль без правил

Возможна ли карточная игра с огромной ставкой, если правила этой игры известны только одному из ее участников? Оказывается, возможна. Именно так можно охарактеризовать нынешние отношения между российской властью и бизнесом. Общие принципы игры, конечно, известны. Нельзя вмешиваться в политику. Можно и даже нужно отдать государству часть собственности, неправедно нажитой в эпоху дикой приватизации. Но что именно считается вмешательством в политику, а что нет? И какую именно часть собственности надо отдавать, а что можно сохранить? Ответов на эти вопросы сегодня нет.

Конечно, отсутствие четких правил игры вроде бы создает для власти комфортные условия. “В условиях неопределенности следующей жертвы все волнуются, пытаются всячески продемонстрировать свою лояльность и натравить власть на конкурента”, — так охарактеризовал ситуацию один бывший крупный чиновник президентской администрации.

Но если подумать на несколько шагов вперед, победителей в этой ситуации нет. Даже нынешние обитатели властных структур в конечном итоге оказываются в проигрыше. Ведь именно наличие твердых договоренностей и четких правил игры позволило Ельцину в 2000 году спокойно уйти на пенсию, а его семье сохранить все свои богатства.

* * *

В течение последних лет власть всячески пыталась скрестить коня и трепетную лань: построить в России либеральную рыночную экономику и одновременно закрутить гайки в политической сфере. Окончание первой путинской пятилетки совпало с неким водоразделом. Проводить старую политику по принципу “и вашим, и нашим” стало просто неимоверно трудно. Не исключено, что в ближайшем будущем власти все-таки придется делать выбор.

Очень возможно, что этот выбор будет печальным для всех сторонников западной модели развития страны. Ресурс для такого судьбоносного поворота у власти, во всяком случае, есть. Оппозиция в стране сейчас существует только в виде карикатуры. Цены на нефть зашкаливают. Даже многие западные инвесторы вряд ли покинут Россию в случае дальнейшего закручивания гаек. Как известно, иностранному капиталу просто работать в странах с жестким политическим режимом. Власти этих стран иностранцам, в отличие от своих, обычно дают твердые гарантии.

Но если будет избран этот вариант, то о конкурентоспособности страны на мировой арене и о конкурентоспособности нашей экономики придется забыть. Это открыто признают даже самые высокие российские чиновники типа министров Кудрина и Грефа. Глава ведомства экономического развития на днях сделал даже более зловещий прогноз. Мол, России придется серьезно побороться даже за свое сохранение в нынешних границах.

Если Россия обречет себя на дальнейшее отставание от соседей, то все нынешние страшилки про “добрых, но строгих дядей в пробковых шлемах” в конечном итоге окажутся самосбывающимися прогнозами. Желающих установить в России “настоящую демократию” на Западе ведь уже сейчас предостаточно. Бывший помощник Рейгана по национальной безопасности Роберт Макфарлейн недавно так прямо и написал в солидной “Уолл-стрит джорнэл”. Мол, в силу своих огромных запасов нефти Россия — страна стратегически важная для Америки. Поэтому очень важно установить там политический режим, соответствующий нашим демократическим идеалам!

По меркам декабря 2004 года призыв Макфарлейна можно смело называть экстремистским. Но если Россия лет этак на пять погрузится в пучину самоизоляции и будет стремительно слабеть, подобная перспектива вполне может перестать быть ненаучной фантастикой. Можно даже предположить, что недобитые олигархи и прочие “подрывные элементы” поддержат спонсируемый из-за границы “путч” против власти.

Не хотелось бы, чтобы нечто подобное стало главным итогом второй пятилетки Владимира Путина.

Впрочем, впадать в глухое черное отчаяние россиянам пока не стоит. Вполне возможно, что в последний момент Путин все-таки сумеет развернуть российский государственный корабль в правильном направлении. Точка возврата, во всяком случае, еще не пройдена.

Более того, есть несколько поводов настраиваться на оптимистический лад. Во-первых, политические противники всегда недооценивали ВВП. Возможно, именно в этом заключается одна из главных причин его прихода к власти в России. Во-вторых, Путин категорически не хочет изоляции нашей страны, ее превращения в еще одну Белоруссию или Северную Корею. Пусть это прозвучит сентиментально, но ВВП мечтает видеть Россию сильной державой, которую бы безоговорочно уважали и в Америке, и в Европе.

Конечно, Кремль под путинским руководством наделал много ошибок. Но к критике, которая сейчас бурным потоком льется в адрес ВВП, надо относиться с осторожностью. Особенно это относится к голосам “доброжелателей” с Запада. Далеко не ко всем из этих людей стоит прислушиваться. Среди нынешних критиков курса Кремля есть откровенные русофобы типа Бжезинского или Пайпса. Есть представители весьма распространенного на Западе племени интеллектуалов-идеалистов, например известная журналистка Энн Эплбаум. Если верить людям этого типа, то все проблемы России можно решить очень просто. Достаточно начать переговоры с Масхадовым, вывести войска из Чечни и лишить всех бывших сотрудников КГБ СССР и партийных органов права занимать даже самые мелкие государственные должности. Ясно, что исполнение таких рецептов ни к чему хорошему не приведет.




Партнеры