Акционерное общество зарытого типа

В московских бомбоубежищах ждут войны и занимаются бизнесом

13 января 2005 в 00:00, просмотров: 523

Природа окончательно взбесилась — того и гляди выкинет какую-нибудь новую пакость. Катастроф всяких тоже хватает. А что если завтра вообще война?

Конечно, внешних врагов нам пока, тьфу-тьфу, опасаться нечего, но мы уже и от своих, внутренних, так нахлебались, что дальше некуда. После взрывов жилых домов, терактов в метро и захватов заложников в театральном центре и — самое страшное! — в школе, мы уже и не знаем, откуда ждать новых потрясений и как к ним готовиться. Жильцы одного района столицы, к примеру, всерьез потребовали от властей построить им современное бомбоубежище. Чиновники в общем-то и сами спохватились: последние четыре года в Москве активно обновляются возведенные еще во времена царя Гороха защитные сооружения.

Случись что — хватит ли мест в убежище на всех москвичей или получится, как на “Титанике”? И знаете ли вы, где ближайшее к вашему дому укрытие?

Ответы на эти вопросы решили найти корреспонденты “МК”, отправившись в стратегически важное подземелье.

Юго-запад Москвы, улица Удальцова. Ни местные жители, ни пожарные, ни сотрудники военкомата не смогли подсказать, где у них в районе находится защитное сооружение.

Наконец поиски увенчались успехом: кованый забор вокруг обыкновенной многоэтажки, на КПП — охранники с эмблемой МЧС.

— Подполковник Вадим Нагаев, — протянул руку офицер у ворот. — Вы хотели осмотреть наше “подземелье”?

Прямо под дом ведет асфальтированная дорога. У входа в подвал еще один пост охраны. Первая железная дверь похожа на ворота большого продуктового склада. Охранник проверяет документы, делает запись в журнале и только после этого позволяет пройти. Вторую дверь открываю сам с помощью колеса-рычага. Дверь, около 40 см в толщину и 3 м в высоту, поддается очень легко. Такая дверь нужна для полной герметичности помещения. Если она закрыта, то зараженный воздух сюда уже не попадет.

Мы входим внутрь бомбоубежища. Хотя в Управлении по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям (ГОЧС) и не жалуют это название:

— В инструкциях сказано: защитное сооружение. И никаких “бомбоубежищ”.

Подвальная сырость заполняет легкие. Неяркий дежурный свет нескольких ламп освещает бетонные серые стены и... с десяток машин. “Ауди” и “БМВ”, джипы и малолитражки стоят в два ряда около стенки.

— Да, тут еще и автостоянка, — предугадывает мой вопрос подполковник. — Все легально. Защитные сооружения Москвы по закону — двойного назначения.

Вообще, из более чем 300 защитных сооружений Москвы только 80 принадлежат городу. Остальные находятся в государственной или частной собственности. В мирное время бомбоубежища могут использоваться как склады или автостоянки. Были предложения и ночные клубы делать, но СЭС запретила: большая влажность.

Любой коммерсант сегодня может заключить договор об аренде бомбоубежища. Доход, разумеется, пойдет в бюджет. Но по первому требованию МЧС арендатор обязан за несколько часов (по нормативам — от 6 до 12) очистить занятое помещение. Также он должен оставить достаточное пространство, чтобы вместить всех людей в час “Х”.

— А вдруг арендатор окажется террористом?

— Перед заключением договора мы тщательно проверяем людей. Но узнать, кто что задумал, мы, конечно, не можем.

Идем дальше. Бетонные стены, способные, по словам Вадима Нагаева, защитить от ядерного взрыва, неприятно пахнут гнилью. Подполковник показывает на отверстия в перекрытиях:

— Это для нар. Если будет глобальная война, сюда завозятся специальные кровати-нары, которые крепятся к перекрытиям.

Справа небольшая комнатка с надписью “Медпункт”. В ней царит полная пустота. Ни лекарств, ни бинтов — вообще ничего.

— Всем необходимым: нарами, медикаментами, противогазами, продовольствием — защитные сооружения обеспечиваются лишь в военное время, — поясняет офицер. — А так все это хранится на складах. Постоянный запас есть только на оборонных предприятиях.

Война и мир

“Военное время” для бойцов гражданской обороны не обязательно сама война. Если у России испортятся отношения с любой из держав и в Генштабе решат, что в ближайшем будущем можно ждать боевых действий, то все режимные помещения МЧС переводят в боевую готовность.

На мирное же время приходятся теракты, катастрофы и другие техногенные неприятности. И вероятность глобальной войны сегодня просто меркнет перед вероятностью ЧП “мирного” времени. Особенно если учитывать, что в Москве есть предприятия, использующие в работе аммиак, хлор и другие вредные вещества (при утечке, к примеру, аммиака в радиусе километра не остается ничего живого). В общем, при хорошо спланированных действиях террористов на воздух может взлететь как минимум полстолицы.

— Предположим, что взорвался завод по переработке химикатов, и я укрылся здесь, — продолжаю пытать офицера. — Кто будет следить за моим здоровьем?

— В каждом округе столицы круглосуточно дежурят спецотряды: водитель, связист, физик-дозометрист, спасатели... В мирное время внутри бомбоубежища от химического и радиационного заражения можно укрыться на несколько часов. Спасатели должны подоспеть в самые короткие сроки.

Замкнутое пространство, переходы и отсеки, мощные железные двери защитного сооружения чем-то напоминают огромную подводную лодку. В одной из комнат офицер показывает контейнеры с технической и питьевой водой, фильтры для ее очистки. Техническая вода напрямую идет в туалет и умывальник.

Туалет, в отличие от медпункта, оборудован по полной боевой. Вместительная комната разделена на два отсека: мужской и женский. В каждом отсеке чуть более десятка отдельных кабинок. Если даже труба в канализацию будет подорвана диверсантами и возникнет экологическая угроза, под туалетом есть специальная емкость для нечистот. Так что мучиться и сдерживать себя в ожидании спасения не придется.

Питьевая вода из контейнеров идет в краны, которые для удобства находятся у стены с нарами. Рядом еще одна комната.

— Это наша фильтровентиляционная, — открывает дверь подполковник. — Легкие всего сооружения.

Огромный фильтрующий агрегат занимает почти всю комнату. Он подсоединен к ведущей на поверхность шахте и действует как большой противогаз. Если специальные датчики в шахте обнаруживают в воздухе отраву, автоматически включается вся фильтровентиляционная установка.

В катакомбах защитного сооружения кроме других удобств есть даже связь с внешним миром — проводной телефон. Увы, сотовая и радиосвязь недоступна из-за большой толщины стен. Работает калорифер, есть автономный блок электропитания — конечно, не царские палаты, но жить можно.



Любимый город может спать спокойно?

Сегодня в каждом округе и районе Москвы есть защитные сооружения большой и малой вместимости. Городские власти уверяют, что все они находятся в сносном состоянии. Хотя, по нашей информации, за 90-е годы, когда в бомбоубежища не вкладывалось ни копейки, часть из них все же сильно обветшала. А в некоторых прочно обосновались бомжи.

На рубеже тысячелетий терроризм в Москве стал реальностью. Чиновники схватились за головы и стали в спешном порядке обновлять защитные сооружения и строить новые. К концу 2004 г. чрезвычайное ведомство Москвы приняло под свое крыло 5 новых объектов.

Периодически возникают споры, за чей счет должно осуществляться это строительство. По логике вещей, расходы приблизительно поровну должны поделить МЧС и городские власти. Но в последнее время все чаще раздаются призывы обязать оборудовать бомбоубежища владельцев крупных торговых и развлекательных комплексов: и для бюджета экономично, и коммерсанты могут использовать их по своей нужде.

Не важно даже, что обычные люди не знают, где находится ближайшее к их дому укрытие. “И незачем гражданам забивать себе этим голову”, — считают бойцы гражданской обороны. Они уверены: когда что-то случится, столичная система эвакуации сработает. Так что, пожалуй, москвичи могут спать спокойно.



КУДА БЕЖАТЬ?

Как же узнать рядовому москвичу о случившемся ЧП и где находится его ближайшее “защитное сооружение”?

Николай МИРНЫЙ, начальник отдела общественных связей ГО и ЧС Москвы:

— Мы не имеем права называть точное расположение, степень защиты, количество защитных сооружений Москвы. Эта информация — только для служебного пользования. Узнать, где находится ближайшее к дому защитное сооружение, может любой москвич в своем ДЭЗе при предоставлении данных о прописке. Скрытность эта вызвана отнюдь не желанием навредить жителям столицы. Мы обязаны обезопасить любыми средствами эти сооружения от террористической и другой опасности. Что же касается граждан Москвы, то они могут быть спокойны, так как сегодня город располагает необходимым количеством защитных сооружений, чтобы укрыть практически все население столицы. Также в полной мере отработаны планы по эвакуации и спасению горожан при внезапных ЧП.

Справка “МК”. На улицах Москвы установлено 1300 специальных сирен. Если случится, скажем, техногенная катастрофа, их сигнал будет слышен во всем районе ЧП. По этому сигналу граждане должны включить 3-й канал телевидения или первую кнопку радио. В теле- и радиоэфире сотрудники ГОЧС объяснят, что и где случилось, что делать жителям конкретных улиц и домов. Кроме того, всех обязательно обзвонят по телефону и предупредят. На случай, если у вас и телевизор, и телефон не работают, в район ЧП выедут специальные машины МЧС, оборудованные громкоговорителями.

Если катастрофа застигнет вас на рабочем месте, отчаиваться тоже не стоит. Любое предприятие — коммерческое или государственное — обязано обустроить защитное сооружение для своих сотрудников. Это требование МЧС согласовано с правительством Москвы, и его невыполнение может привести к неприятным для арендатора последствиям — могут оштрафовать или выгнать с занимаемой площади.



ЗВЕЗДЫ, В ПОДЗЕМЕЛЬЕ!

МЧС России решило выяснить, как подкованы наши граждане в смысле гражданской обороны, и устроило на своем интернет-сайте опрос: “Известно ли вам местонахождение ближайшего к вашему дому убежища или укрытия?” Результат очевиден: “да” ответили всего 102 человека, “нет” — аж 669.

Добавим к этому еще несколько мнений москвичей.

Амаяк АКОПЯН, иллюзионист:

— Наша власть в случае угрозы первым делом будет спасать только себя. Поэтому надо надеяться на собственные силы. Я после взрывов домов в Москве решил нашить на свою пижаму дополнительные карманы для паспорта, свидетельства о рождении, кредитной и телефонной карточек, чтобы чувствовать себя хоть как-нибудь защищенным в случае ЧП.

Максим ГАЛКИН, пародист, телеведущий:

— При чем тут я и какие-то там бомбоубежища? Я сейчас вообще не в Москве, а в Австралии. А здесь, я знаю, есть гора Костюшко, которая считается самым безопасным местом в мире в случае ядерной войны в Северном полушарии.

Генрих БОРОВИК, журналист-международник:

— Для меня лучшее бомбоубежище — это метро. Что же касается обучения и тренировок москвичей — нельзя ответить однозначно: плохо это или хорошо. Американцы в 1950—60-е годы построили много бомбоубежищ. Почти на каждой улице висели таблички: где находятся защитные сооружения. Обучали детей в школе действиям при ядерном ударе. Эти действия породили только страх и ненависть к потенциальному на то время противнику — СССР. Все мероприятия по подготовке людей к возможным катастрофам должны сегодня проводиться очень тактично и умно, дабы зря не запугивать общество.

Ольга АКИМЦЕВА, продюсер программы “Самый умный”:

— Мне известно одно бомбоубежище — рядом с работой, в районе Октябрьского Поля. Хотелось бы, конечно, чтобы власти Москвы вели в этом направлении разъяснительную работу или проводили тренировки. Хотя, случись что-нибудь масштабное, мало кому удастся спастись. Это как в самолете: пассажиров учат, как надевать спасательные жилеты, хотя все понимают, что выжить при падении — это фантастика.

Александр ВЛАДИМИРОВ, генерал-майор, вице-президент Коллегии военных экспертов:

— Никто ничего об этом не знает. На мой взгляд, защитные сооружения, способы оповещения и эвакуации — совершенно упущенная сфера деятельности гражданской обороны и наших властей.

Сергей НИКИТИН, бард:

— Сегодня я не имею информации, где и как спасаться. Надеюсь на знания, полученные в университете на занятиях по гражданской обороне.


ЧЕГО БОЯТЬСЯ?

Химически опасные объекты Москвы:

1. Химический завод им. Войкова (4-й Лихачевский пер.)

2. ЗИЛ (ул. Автозаводская)

3. ОАО “Теневая маска ЦЭЛТ” (Щелковское шоссе)

4. Московский завод синтетических моющих средств (Мажоров пер.)

5. ОАО “Коримос” (Капотня, 2-й квартал)

6. ОАО “РТИ-Каучук” (ул. Усачева)

7. ОАО “Синтез” (ул. Угрешская)

8. ОАО “Кусковский химзавод” (ул. Перовская)

9. Государственный научно-исследовательский институт химии и технологии элементоорганических соединений (шоссе Энтузиастов)


Радиационно-опасные и ядерно-опасные производства:

1. Московский завод полиметаллов (Каширское шоссе)

2. Машиностроительный завод “Молния” (Рязанский проспект)

3. Всерегиональное объединение “Изотоп” (ул. Погодинская)

4. Опытный химико-технологический завод (Лихоборская наб.)

5. ВНИИ неорганических материалов им. Бочвара (ул. Рогова)

6. ВНИИ химической технологии (Каширское шоссе)

7. НИИ энерготехники (ул. М.Красносельская)

8. ВНИИ технической физики и автоматизации (Варшавское шоссе)

9. НИИ приборостроения (ул. Расплетина)

10. Институт теоретической и экспериментальной физики (ул. Б.Черемушкинская)

11. Научно-исследовательский центр радиационной безопасности космических объектов (ул. Щукинская)

12. Институт биофизики (ул. Живописная)

13. Завод “Медрадиопрепарат” (ул. Живописная)

14. Научно-исследовательский физико-химический институт им. Карпова (ул. Воронцово Поле)

15. Московский государственный инженерно-физический институт (Каширское шоссе)

16. Российский научный центр “Курчатовский институт” (пл. Академика Курчатова).

17. Московское научно-производственное объединение “Радон” (7-й Ростовский пер.)








Партнеры