И маги смертны

“В последнее время об отце никто не вспоминал”, — сокрушается сын Арутюна Акопяна

17 января 2005 в 00:00, просмотров: 717

В пятницу вечером не стало знаменитого иллюзиониста-манипулятора Арутюна Акопяна. Он умер на 87-м году жизни. На телевидении это сообщение промелькнуло одной строкой. Другие события с треском вытеснили трагедию из телевизионной сетки. А ведь когда-то имя этого человека гремело не только в нашей стране, но и далеко за пределами Советского Союза. Многие высокопоставленные чиновники считали за честь пожать руку народному артисту, а генеральные секретари лично приглашали его на банкеты...

Сегодня состоятся похороны Арутюна Амаяковича. Мы связались с сыном великого артиста — Амаяком Акопяном.

— В последнее время об отце забыли: никто его не навещал, не интересовался его здоровьем, — поделился с нами Амаяк. — После кончины отца Путин прислал письмо с соболезнованием, а правительство Москвы предоставило нам место на кладбище. Раньше отца носили на руках, его боготворили, — и куда сегодня исчезли все эти обожатели? Как говорил Штирлиц — “отработанный материал”. Так о себе думал и отец. В прессе много лет о нем не было ни строчки, ваши коллеги перестали поздравлять его даже с днем рождения. Люди как будто выбросили его за борт жизни. Папе было очень грустно и обидно.

— Где похоронят вашего отца?

— При советской власти папу бы хоронил ЦК партии, со всеми почестями, на самом престижном кладбище. А сейчас... Сначала нам выделили кусок земли на Ваганьковском кладбище. Но когда я увидел это место, то поразился. Это ужас какой-то! Мы сразу отказались. Тогда нам предложили похоронить отца на Троекуровском.

— Как он жил в последние годы?

— Последние годы отец практически не выходил из дома. У него был целый букет жутких болезней, которые преодолеть он был уже не в силах. Рядом с ним всегда находились моя матушка и врачи. Но мы ничем не смогли ему помочь.

— Арутюн Акопян уже давно не давал никаких концертов...

— Его часто приглашали выступать в ночные клубы. Он всегда отказывался. Люди приходят туда, чтобы набить свои желудки, — как можно выступать перед такой публикой?! Он считал унижением трудиться в условиях, когда артист подавался в ассортименте к пиву и креветкам. А в последние годы он уже вообще не мог выходить на сцену.

— Раньше ваш отец не гнушался выступать на правительственных дачах?

— Его приглашали с концертами в санаторий “Барвиха”. Но там царила совсем иная атмосфера. Люди той эпохи его обожали. Его любили Микоян, Хрущев... На съезде ЦК партии Никита Сергеевич грозил пальчиком министру сельского хозяйства: “Это вам не Акопян, который из мешочка достает все блага, — здесь надо работать”. В начале 80-х годов я с папой приехал в санаторий “Барвиха”. Выступать отцу предстояло в шикарном зале. Перед концертом в папину гримерку вбежал чуть подвыпивший Леонид Брежнев. Папа в это время переодевался, поэтому предстал перед Леонидом Ильичом во фраке с бабочкой и в приспущенных штанах. Брежнев полез к нему обниматься: “Дорогой Арутюн, научи меня черной магии...” Папа даже растерялся на какое-то мгновение: “Леонид Ильич, завтра я приду в Кремль и подарю вам свою книгу... и научу вас обманывать своих коллег”. А потом Брежнев подарил отцу свою книгу “Малая земля” и подписал: “Величайшему артисту современности”. Меня всегда поражало, как на банкетах в Кремле к нему стягивались все члены правительства и умоляли продемонстрировать какой-нибудь трюк.

— Вы видите замену вашему отцу?

— Я объездил 65 стран мира, но равного отцу нигде не видел. Папа всегда говорил: “Я могу научить обезьяну показывать фокусы, а стать артистом — это вопрос от Бога”. Знаете, на следующий день после смерти отца я вышел на улицу — и каждый второй прохожий выражал мне соболезнование. Это меня тронуло до слез...






Партнеры