Украина, ЮКОС и глаза Путина

Они мешают российско-американской дружбе

17 января 2005 в 00:00, просмотров: 491

Отношения России и Соединенных Штатов в последнее время приобрели настолько сложный и запутанный характер, что вряд ли кто-то сейчас сможет однозначно определить, к какой цели стремится родное государство: ухудшить их или улучшить. Визит министра обороны Иванова в США, завершившийся в конце недели, мало что прояснил в этом смысле.


Судя по тому, как принимали Иванова в Вашингтоне, американская сторона в данный момент придает отношениям с Россией особое значение. Встреча с президентом Бушем, для участия в которой также был приглашен вице-президент Чейни, обед с будущим госсекретарем Кондолизой Райс, выступление в Совете по внешней политике — все это знаковые мероприятия, показывающие, что американские власти, мягко говоря, не равнодушны к тому, как развиваются их отношения с Россией. Но чего они хотят — дружить или враждовать, — тоже не очень понятно.

За последний год отношение к Путину в США заметно ухудшилось. В американской прессе это объясняется так: в начале своего правления Буш после встречи с Путиным сказал, что, посмотрев в его глаза, понял, что этому человеку можно доверять. Отказ России участвовать в антииракской коалиции показал, что Буш промахнулся. Добиваясь своих целей, Путин доказал, что он умнее и хитрее американского президента, а Буш этого страшно не любит.

Дело ЮКОСа окончательно испортило первое впечатление. В результате в последние месяцы в американской печати Путина уже сравнили и с Саддамом, и с Гитлером, обвинив в тоталитаризме, наступлении на свободу прессы и имперских устремлениях. И вот в такой непростой обстановке в Вашингтоне появляется с рабочим визитом министр обороны и получает, судя по всему, самый уважительный прием. На самом высоком уровне ему как бы хотят сказать: давайте забудем Украину и ЮКОС и будем строить отношения на основе сотрудничества и взаимопонимания.

С чего вдруг такой доброжелательный настрой?

К сожалению, журналисты не допускаются на встречи столь высокого ранга, поэтому можно только гадать, о чем министр Иванов говорил с высокими представителями американской власти.

Гадать приходится по выступлению министра в Совете по внешней политике, являющемуся квинтэссенцией “месседжей”, которые он намеревался в ходе своего визита довести до американской элиты. Помимо пунктов, относящихся к чисто военным вопросам, это прежде всего наша помощь пострадавшим от цунами. В ходе визита Сергей Иванов постоянно делал акцент на том, что Минобороны РФ доставило в район бедствия тонны продовольствия, медикаментов, водоочистительные установки, передвижной госпиталь с персоналом.

Равнодушие, с которым наша публика отнеслась к трагедии, вызвало на Западе изумление, и министр обороны постарался объяснить, что на самом деле была оказана большая помощь, не получившая достойного освещения в прессе по причине новогодних каникул.

Другой “месседж” касался Украины. Еще до состоявшихся там выборов “звучали из Европы заявления о том, что “Украина должна быть с Западом”, — сказал Иванов. — Подобные приемы в отношении суверенного государства чреваты самыми серьезными последствиями”.

Он не сказал, какими конкретно последствиями они чреваты, поэтому этот “месседж”, как мне показалось, не произвел сильного впечатления. Также спокойно было воспринято заявление о том, что “в Чечне нет войны”, а за нарушение прав человека военнослужащие там строго наказываются. Некоторое оживление вызвали объяснения необходимости реформы органов госвласти, которую Иванов связал с многонациональным устройством наших субъектов Федерации, сравнив их с американскими штатами, среди которых нет “китайско-еврейских”.

По поводу ЮКОСа Иванов сказал то же самое, что говорил Путин: “Сделка осуществлена абсолютно рыночными способами”. Однако и это утверждение было воспринято местной публикой с полнейшим равнодушием.

Выступление министра в части, касающейся противоречий между Россией и США, имело не столько практическое, сколько символическое значение. Он никого не мог переубедить. Он мог лишь донести позицию Кремля и предоставить американским “специалистам по России” редкую возможность лично пообщаться с российским министром обороны.

В данный момент к Иванову отношение лучше, чем к Путину, — это ощущается даже в относительно терпимом отношении к нему американских журналистов. Его действительно считают одним из возможных преемников президента — причем не самой плохой кандидатурой.

Возможно, этим и объясняется повышенное внимание, оказанное Иванову со стороны американских властей. Чтоб Буш и Чейни вдвоем встречались с министром обороны зарубежного государства — поистине редкостный случай!

Впрочем, есть и другое объяснение. После того как Буш осознал, что ошибся с глазами Путина, американским правителям стало ясно, что с Россией все серьезнее, чем они думали. Ко второму сроку президентского правления они решили, что к российским правителям надо быть повнимательнее. Так будет более разумно, чем просто смотреть им в глаза.





Партнеры