Фурия с микрофоном

“МК” разыскал “зачинщицу” митинга, которую забрали люди в штатском

18 января 2005 в 00:00, просмотров: 283

Возможно, бунт химкинских пенсионеров, перекрывших неделю назад Ленинградское шоссе, войдет потом в историю нарицательным термином наподобие какого-нибудь восстания силезских ткачей. После памятного перекрытия шестеренки таки закрутились: созываются экстренные заседания, трудятся рабочие группы… Стало быть — победителей не судят? Отнюдь. И о победе говорить пока рано (хотя вернуть льготы подмосковным пенсионерам уже пообещали все кто только мог), и наказанные имеются. В первый же день информагентства сообщили о 12 задержанных на Ленинградке участниках акции, против которых возбуждено административное производство. Кто они — эти главные “смутьяны”?

Найти их оказалось почти невозможно. Но мы нашли. Почти как иголку в стоге сена, на очередном митинге отыскали в тысячной толпе одну из “репрессированных”.

Ольге Ивановне Федоровой — 64 года, она всю жизнь проработала инженером в НИИ и сегодня получает пенсию 1500 рублей. Ольга Ивановна — бывалая участница всевозможных акций протеста, анпиловка. У нее в Москве живут родственники, к которым до нововведений пенсионерка ездила почти каждый день. Теперь — не по карману.

— Мы собирались на площади перед администрацией района еще в декабре и тогда решили: если требования не будут удовлетворены — перекроем шоссе, — вспоминает химкинская революционерка. — О январском митинге мне по телефону сообщила знакомая, которая увидела объявление на станции. Я думала, человек двадцать придет, не больше...

10 января Федорова отправилась на митинг с мегафоном, из-за которого, видимо, потом и “погорела”.

— Ко мне подходили люди и спрашивали: “Вы старшая?” Но никаких организаторов на том митинге не было. Все разговоры про “молодых подстрекателей” — чепуха. К сожалению, я пропустила момент, когда первые митингующие пошли с площади на дорогу, и не видела, как захватывали шоссе. Прибежала, когда движение уже было перекрыто. У меня даже эмоциональный срыв случился: дыхание перехватило, слезы потекли...

На следующий день к Ольге Ивановне пришли двое в штатском.

— Я только вышла из квартиры, закрыла дверь — и тут они подошли: “Проедемте с нами”. Показали удостоверения, но я даже не посмотрела, откуда они. Если бы я была дома, я бы никуда не пошла. Но в подъезде мне не хотелось пререкаться: стыдно перед соседями. К тому же голос был сорван, я еле разговаривала. В машине они звонили, интересовались, куда везти задержанную. Привезли в прокуратуру. Там спрашивают: “Вы были вчера на митинге?” — “Не была”, — отвечаю. “Тогда давайте мы вам кино покажем”.

Видеозапись Ольге Ивановне так и не показали, но беседовали с ней 3,5 часа, потом дали подписать какую-то бумагу. О том, чего ей ждать дальше, не сказали.

— Может, в суд вызовут, — спокойно рассуждает пенсионерка, которую судьба гибнущей, как она считает, страны волнует гораздо сильней, чем собственная. — Между прочим, под конец тот человек, который со мной разговаривал, сказал: “Было бы странно, если бы с пенсией в 1500 рублей люди не протестовали”.

Чуть позже начальник милиции общественной безопасности Химкинского УВД Вячеслав Молодовский сообщил “МК”, что административные дела по перекрытию Ленинградки рассмотрены мировыми судьями и ко всем нарушителям применено минимальное наказание — предупреждение.

Кстати, в минувшую субботу к общению с народом власти подготовились весьма основательно: площадь была оцеплена по периметру бойцами внутренних войск. Еще две шеренги стояли на обочинах Ленинградского шоссе, в местах предполагавшегося прорыва пенсионеров. До крайностей на этот раз не дошло, но последний субботний митинг химкинских пенсионеров побил рекорд массовости: по оценкам правоохранителей, в нем приняли участие около двух тысяч человек.


АНЕКДОТ ДНЯ

До Нового года движение на дорогах России регулировали милиционеры. А после Нового года — пенсионеры.





Партнеры