Министры без штанов

Путин приказал чиновникам поделиться с народом

19 января 2005 в 00:00, просмотров: 252

Правительство Фрадкова не работает. Это ясно всем, и уже давно. Не может, не умеет, не хочет? Не важно. Не справляется. Ни с реформами, ни с инфляцией, ни с экономическим застоем. Даже льготы отнять у населения не смогли: проиграли пенсионерам. Полный провал и позор! Казалось бы, прекрасный повод для президента отправить весь кабинет министров в отставку. Успокоить население и закрыть тему административной реформы. Но нет: министры часа четыре посовещались и принесли президенту готовое решение. А давайте мы, Владимир Владимирович, дадим этим пенсионерам не по 100, а по 200 рублей — и все успокоятся. Им ведь только денег надо — ничего личного.

Президент согласился: ладно, дайте денег, и чтобы все было тихо. Министры обрадовались и пообещали дать аж 240 рублей. Тем более денег в казне — немерено. Можно и поделиться. Реакция пенсионеров пока неизвестна...

Известно одно. Все эти подачки проблем не решат. И не потому, что 240 рублей — мало. На проездной, может, и хватит. Но дело-то не в проездном. Жизнь дорожает быстрее, чем об этом догадываются власти. Каждый пенсионер чувствует это на собственном горбу. Еда за год подорожала на 20—30 процентов. С нового года тарифы ЖКХ поднялись по стране на треть, а в отдельных регионах — и на все 70%. Транспорт тоже подорожал, хотя министр Зурабов красочно расписывал, что в результате монетизации стоимость проезда понизится. Не верит народ, что не обманут его власти. Точнее, уверен, что обманут. Потому и бунтует.

У льгот, при всей их архаичности, есть одно преимущество: они не обесцениваются. Если есть право бесплатного проезда, то сколько бы ни стоил билет — все равно не платишь. А 240 рублей превратятся завтра в 200, потом — в 100. И никакая индексация их не спасет. Индексация у нас всегда отстает. И не всегда случается. Сегодня есть у государства деньги, а завтра — дефолт...

К дефолту правительство Фрадкова придет непременно. Как только упадут цены на нефть, выяснится, что государство всем должно и ни за что не отвечает. Уже сегодня 240 рублей путинской надбавки вместе с решением транспортной проблемы потребуют дополнительно свыше 100 млрд. рублей. Пока деньги возьмут из стабилизационного фонда. Откуда потом?

Такое впечатление, что чиновники сами не знают что делают. Сначала отобрали у регионов большую часть доходов, а потом взвалили на их плечи содержание всех местных льготников. При том, что около 70 губерний из 89 и без того были дотационными. Интересно, сколько регионов-доноров останется в этом году?

Правительство Фрадкова не умеет считать. Министр здравоохранения и социального развития Михаил Зурабов все время играл цифрами: то говорил об 11 миллионах федеральных льготников, то о 14 миллионах. Окончательные цифры в его интерпретации звучали так: 14 миллионов 198 тысяч граждан, имеющих право на льготы за счет федерального бюджета, и около 24,5 миллиона региональных льготников. А вот по данным железнодорожников, льготы на проезд в России имели свыше 71 миллиона человек. А некоторые из чиновников, обосновывая принятие закона, озвучивали еще одну цифру — 103 миллиона льготников. В общем, льготников в стране отказалось больше, чем тех, кто никакими льготами не пользуется. А любая реформа только тогда получается, когда выигравших больше, чем проигравших. На что рассчитывали власти. Закрыли глаза на реальность — и посчитали компенсации только для 38 миллионов человек. Остальных просто вывели за скобки.

Затем разделили всю армию льготников на “беленьких” и “черненьких” — федералов и регионалов. Чтобы они были озлоблены не только на власть, но и друг на друга. На 14 миллионов федеральных льготников правительство выделило 173 млрд. рублей. А на более чем 24 миллиона регионалов планировалось потратить всего 80 млрд. Вопрос: в какое количество раз “благодарность” регионального льготника родному правительству и депутатам будет интенсивнее, чем у его соседа по подъезду из федерального списка? Получается, что средний регионал получит в год всего 3250 рублей (270 рублей в месяц). А федерал — 12191 рубль в год (1015 рублей в месяц). Но это при условии, что деньги везде есть, они выделены и дошли до адресата.

В таких условиях задача не допустить ухудшения положения граждан, проистекающая не только из пожелания президента, но и из действующей Конституции (статья 55, часть вторая: “В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина”), невыполнима. Какие бы усилия для латания дыр и тушения страстей в пожарном порядке ни предпринимались.

Проблема в том, что исправлять ошибки отряжены все те же чиновники. Которые остались безнаказанными. А значит, ничего не поняли и ничему не научились. Вернее, поняли: им можно все.

Чиновники давно уже завоевали Россию. Они могут называться по-разному: министры, начальники департаментов, эксперты, советники. Даже депутаты и губернаторы. По сути именно они реально не только управляют страной, но и являются ее хозяевами. Они получают разное денежное содержание, исполняют разные обязанности, даже воруют по-разному: кто с оглядочкой, а кто нахрапом. Но это они сегодня решают, кому купаться в золоте, а кому — умирать от нищеты. Объединяют эту многомиллионную армию захватчиков лишь две общих черты: они всегда готовы исполнить любое, даже еще словесно не выраженное волеизъявление начальства, и им глубоко наплевать на собственный народ. Правда, при этом готовы врать и начальству, и населению. Руководствуясь зэковским постулатом: “умри ты сегодня, а я — завтра”. Поэтому они сейчас переваливают ответственность друг на друга, предлагая соседу по власти уйти в отставку. Вместо того чтобы самим подать заявления. И главе правительства, и депутатам “Единой России”, чья ответственность ничуть не меньше, чем у министра по социалке Зурабова.

И все же: почему они с нами так? Не верится, что у них не было цифр, статистики, расчетов. Или что они неразумны как дети. Потому что только от двух до пяти лет на горшок сесть и дело сделать уже получается, а попу вытереть и штаны одеть — все равно надо звать маму.

Если у нашего президента в окружении такой детский сад, что останется от его рейтинга в конце срока?


Наши эксперты

Ольга КРЫШТАНОВСКАЯ, политолог:

— Последствия от монетизации будут долговременные. Вспоминается Горбачев образца 1985 года, когда объявили антиалкогольную кампанию. Вот так же Путин останется в истории России как президент, ограбивший нищих. Отставки правительства я не прогнозирую. Хотя... Зурабова, одного из всего кабинета министров, могут принести в жертву.

Игорь БУНИН, директор Центра политических технологий:

— Конечно, будут локальные и небольшие вспышки. Все дело в том, что в стране нет каналов, чтобы выплеснулось это народное негодование, и нет ярких лидеров, способных повести за собой людей.

Вячеслав НИКОНОВ, президент фонда “Политика”:

— Если и утрясется, то совершенно точно, что не скоро. Это ведь только первая волна протестов пошла, а будут и другие вспышки. В жизнь претворяется, пожалуй, самая главная реформа в истории России, которая, по существу, демонтирует советскую конструкцию социальной политики и переводит ее в ту плоскость, на которой держится весь мир. Но ведь ни в одной стране мира подобные социальные реформы не обходились без акций протеста.

ЧТО ПУТИН СКАЗАЛ ЗУРАБОВУ?

Известно, что президент никогда не поддается давлению в кадровом вопросе. И мало кто сомневался, что после понедельничного совещания ВВП с министрами в Кремле все они останутся при своих креслах. Впрочем, прогнозируемой некоторыми публичной порки тоже не случилось. Хотя исчезнувший на 15 минут перед началом в недрах первого корпуса Кремля Михаил Зурабов и вернулся к коллегам с пунцовым лицом.

Впрочем, перед докладом гарант дал ему время подготовиться: сначала говорил о договоре с профсоюзами, потом — о договоре о границе с Казахстаном и наконец — объяснял мотивы монетизации (примечательно, что Александр Жуков, видимо, тоже еще раз стремился убедить себя в необходимости преобразований, старательно конспектируя слова ВВП). В своем спиче Зурабов явно стремился успокоить и президента, и себя самого: по его словам выходило, что все не так уж плохо. Еще больше умиротворить гаранта должно было то, что министр дважды в своей речи упоминал ситуацию в Санкт-Петербурге (по поводу путевок на отдых и выписки лекарств). “Выписка идет не очень большими темпами по Санкт-Петербургу”, — обеспокоенно сказал министр. “Праздники”, — утешил уже его президент.







Партнеры