Женщина без угроз

Теперь НАТО – просто звезда Востока

19 января 2005 в 00:00, просмотров: 273

Очень забавно — в пивном ресторане, под чавканье колбасными изделиями и обгладывание куриных крылышек, — прошел на днях долговымучиваемый премьерный концерт напугавшего всех до сроку проекта НАТО. Первая попытка представить публике исключительно мощный по музыкальной составляющей и провокационный по имиджу (как некую “таблетку от страха перед людьми с Востока” задумали девушку в черном хиджабе продюсеры) проект провалилась полгода назад. После Беслана и в болезненную дату 11 сентября Иван Шаповалов стремился прорваться с замотанной в чадру певицей в Колонный зал, дабы провести там выбивающий мурашки акт-перфоманс с людьми в камуфляже и едва ли не с бутафорским тротилом. Результат был достигнут соответствующий: милицейским оцеплением отогнанный Шаповалов предан анафеме (и поставлен, вероятно, на некий учет как неблагонадежный), отличная пластинка НАТО — похерена, отторгнутая всеми звукозаписывающими компаниями.


На сей раз в “Тинькоффе” все прошло довольно скромно. Возможный эпатаж свели к минимуму. От угрожающего “террористического” антуража остался разве что эскорт “звезды Востока”. НАТО подъехала к пивному ресторану на “Мерседесе”, из которого сначала выскочили мужики в масках и с автоматами (бутафорскими, разумеется), а затем появилась певица в черном хиджабе и черных шароварах. Псевдоавтоматчики, кстати, весь концерт простояли по бокам сцены.

Фабула “арабской загадки” и женщины-“таблетки от страха” провалилась с первых же секунд представления: НАТО, сильно смущаясь, на чистом русском (естественно — девушка-то русская на самом деле) заговорила всякую несуразицу между песнями. Например: “Вань, а сейчас по телевизору будут новости или уже следующую песню петь?” (в соответствии со сценарным замыслом, на развешанных по залу ресторана телевизорах должны были гоняться экстренные выпуски CNN-BBC типа с Ближнего Востока, но у дирижирующего с пульта Шаповалова все время что-то заедало).

Впрочем, и сам продюсер, судя по всему, глобально-параноидальными месседжами уже переболел и относится к происходящему как-то спустя рукава: как все катится — так и ладно.

— Иван, певица НАТО для жующей публики в респектабельном ресторане... Это же компромисс.

— Компромиссов, что ли, быть не может? Почему? Может. Все может быть. Даже компромисс.

— А в чем же теперь заключается месседж миру?

— А я ничего не заключал. Никаких посланий. Ты слышала песню? Вот. Я не хочу помочь миру, я не могу. Но во всяком случае, когда мы с тобой будем слушать песни, то стрелять не будем. Потому что когда стреляешь — песен не слышно.

— Ну, а что же там с Западом, ты же задумывал мощную экспансию?

— Даже в России никто не продает нашу НАТО. А почему? Спроси у лейблов — почему? Известность высокая, а никто не продает. Я у лейблов не спрашиваю — почему. Отказали. И все. Все понятно. Если в России никто не продает, чего мы говорим про Запад... Альбом спрашивают в магазинах, а его нет. Какой Запад?

— А как же амбиции? Или они умерли у тебя вместе с “Тату”?

— А что такое амбиции? Забыл я, что такое амбиции. Я вот видел в Японии, в Токио, поезд. Называется “Джапан Амбишинс”. Я стоял на перроне. И этот поезд мимо меня — у-у-ух — пролетел за полсекунды. Я спрашиваю: чего это такое было? А мне говорят: это поезд, “Японские Амбиции”.

— Наташу не беспокоит то, что ее музыка не доходит до людей?

— Если артисту не дают выразиться — для артиста эта ситуация убийственная. И он уходит — либо в андеграунд, либо... В любом случае нельзя запретить. Песни не запретишь. Они будут. В каком контексте, в каком виде — другой вопрос.

— Уже, значит, кумекаете, в какой бы новый контекст?

— Да вот в какой сейчас. По кабакам пусть поет. Потом напишут: певица начинала работать в ресторанах.

— Ей самой-то, Наташе, не надоело прилаживать хиджаб на лицо?

— Ну, не насильно же ее одевают-раздевают. Взрослый же человек, артист. Жизнь ей подсказала такой образ. Кто тебе подсказал такую сумку? Че за сумка, че ты ее не снимаешь? Че ты ее носишь? Уж больно сумка красивая.

— Ну, а тебя еще волнует конфликт Востока и Запада? Помнится, полгода назад ты много об этом рассуждал...

— Сейчас мне интересен Север. Новый проект “Ледокол”. Идет запись. Но об этом узнаете позже.

— А если Наташа в таком вот виде выйдет на улицу, ее же могут побить. Тебе девушку не жалко?

— А я ее не держу. Не жалко. Даже не жалко, если она кого-нибудь побьет.

С Шаповаловым всегда прикольно поболтать. Что же до музыки — после концерта все, кто был в “Тинькоффе”, действительно начали судорожно разыскивать, где бы приобрести такую сильную по саунду и эмоциям пластинку. Которой действительно нет. И неизвестно — появится ли.






Партнеры