Замученные в сортире

Мама с грудным ребенком поселилась в отхожем месте

19 января 2005 в 00:00, просмотров: 613

Фанерная будка два на два. Внутри стул, детская коляска и рухлядь типа старого холодильника — вот и вся обстановка, которую смогла втиснуть хозяйка этих “хором”. Она здесь живет, здесь же и работает — смотрителем общественного сортира у одной из станций метро в Восточном округе. Другую половину будки занимает синяя кабинка биотуалета, где прохожие справляют нужду. Но жаловаться некому и не на что — другого жилья у 25-летней Малохат Мигбаевой и ее четырехмесячной дочки нет.

Малохат называет себя беженкой из Узбекистана. Говорит, что паспорт потеряла сразу, как приехала в Москву, а без него на улицах столицы приезжему лучше не появляться. Вот и сидит она с ребенком целыми днями в будке.

— А спите где? — спрашиваем у горемыки.

— Она две диванные подушки кладет рядом с коляской малышки и спит на них, — объясняет за нее подружка, которая приходит их навещать. Сама Малохат рассказывать о своих бедах стесняется. Да и вообще плохо говорит по-русски.

— Что же в Москве держит? В Узбекистане, наверное, хотя бы дом есть?

Малохат жалобно смотрит на дочку и, коверкая слова, объясняет:

— В Самарканде работа нет, хлеб нет, одежда и обувь тоже нет. Я сел в поезд и приехал в Москву. Думал, работать буду. Подруга адрес кондитерской написала — я там булки пек. Хозяин доволен был...

Друзья-соотечественники поначалу помогали чем могли. Какое-то время Малохат жила в углу у подруги, который та снимала на окраине. Но потом случилась любовная история: Малохат влюбилась в красавца-земляка — тот обещал жениться и ждал от нее сына. Но в роддоме 36-й больницы, куда по “скорой” свозят всех приезжих, у Малохат родилась дочка. С тех пор отец ребенка исчез. Малохат от безысходности хотела было оставить девочку в роддоме, но не смогла. Дочку назвала Маликой — в переводе на русский означает “Принцесса”.

Практически до самых родов Малохат проработала в общественном туалете — принимала пятерки за вход и следила за порядком. Из роддома пришлось возвращаться туда же, но уже со всеми пожитками: хозяйка квартиры, увидев постоялицу с приплодом, сразу ее выгнала.

— Разве могла я подумать раньше, что придется жить в туалете?! — ужасается Малохат. — Я ведь раньше даже латинский алфавит в узбекской школе преподавала. А потом нас всех разогнали...

Ее подруга отвела нас в сторону и шепотом сказала: “Поймите, ей домой возвращаться никак нельзя! У нас там мусульманские законы — родители ей незаконнорожденную внучку не простят. Я, может, денег подкоплю и отвезу нашу Принцессу своим. Чтоб чуть-чуть подросла.

Больше всего на свете Малохат боится, что хозяин прочитает сегодня газету и выгонит их из вонючего пристанища на улицу. Поэтому мы, во-первых, не указываем точное место жительства несчастных, а во-вторых, очень просим его: будьте милосердны и терпеливы. “МК” постарается помочь Малохат и ее ребенку. Если кто-то захочет помочь нам в решении этой проблемы, звоните по тел.: 781-47-29. А гневливых читателей, любящих орать в трубку: “Понаехали тут!” — просим не беспокоиться: четырехмесячная Малика в своем рождении не повинна и имеет право на жизнь. Причем не в сортире.





Партнеры