Александр Кузнецов: “С моей дочкой поступили подло!”

Победительница US Open-2004 узнала о своей допинг-пробе из прессы

19 января 2005 в 00:00, просмотров: 366

Как расценить информацию, облетевшую весь мир с легкой руки министра спорта Бельгии: якобы наши теннисистки могут быть замешаны в допинг-скандале? На наш взгляд, это чистой воды провокация: чиновник не мог не знать, что результаты допинг-пробы до подтверждения в пробе “B” вообще не подлежат разглашению. Тем более — сознательному распространению в средствах массовой информации.

Единственной целью бельгийского деятеля — и это совершенно ясно — было просто дискредитировать главных конкуренток бельгийской примы Жюстин Эне н-Арденн. Это подтверждает простой вопиющий факт. Бельгийка ведь тоже была в числе участниц даже не спортивного, а чисто показательного (!) турнира, у которых брали пробу. Этих участниц и было-то всего четыре: Дементьева, Кузнецова, француженка Натали Деши и... Энен-Арденн! Однако Жюстин в числе “подозреваемых” чиновник почему-то не назвал...

Когда в крови Светы Кузнецовой обнаружили эфедрин, “МК” сразу связался с ее отцом — известнейшим тренером по велоспорту Александром Кузнецовым.

— Светочка поймала меня, когда садился на “Красную стрелу” — ехал домой в Питер из Москвы. Дозвонилась — в полнейшем шоке от того, что происходит. Она даже осознать не могла, насколько подло ее подставили люди, сами же пригласившие ее в Бельгию на показательный турнир. Понимаете, Света — очень обязательный человек. По доброте душевной пообещала приехать — и отказаться уже не могла. Я как чувствовал: отговаривал ее, тем более что Светочка была сильно простужена. Но она слишком совестливая: “Пап, не могу, — говорит, — людей подвести. Там ведь так мало участников, если я не приеду, некрасиво получится...” И вот видите, как “красиво” в ответ они с ней поступили! Во-первых, утечка информации получилась какая-то дозированная, потому как имени Жюстин Энин-Арденн министр спорта не назвал, хотя допинг-пробу (незаконную, между прочим) брали, естественно, у всех четырех участниц. Странно, правда?

— Откуда у Светы в крови взялся эфедрин?

— Да вы выпейте две ложечки сиропа от кашля — и у вас тоже появится. Другое дело, что она не внесла это лекарство в декларацию, но ведь она ехала на показательный турнир, и брать там допинг-пробу без санкции ВАДА ни одна лаборатория вообще не имела права. А ВАДА такой санкции не давала. Получается, Свету просто заманили в Бельгию, чтобы морально подорвать ее накануне турнира Большого шлема. Более подлую игру представить себе трудно.

— Как она сейчас?

— В шоке. Как тренер могу сказать, что, когда обрушивается стресс, в первый момент спортсмен всегда мобилизуется и держится. Но потом наступает реакция, и он начинает по-настоящему осознавать удар. Оправиться от такого бывает трудно.

— Однако руководство WTA очень жестко осудило бельгийского деятеля...

— Еще бы: ведь мало того, что он обнародовал конфиденциальную информацию допинг-лаборатории, так еще и не связался ни с одной из теннисных структур — ни с мировой, ни с российской. Это и подтверждает мысль о подлой интриге, беспрецедентной провокации.

Такого беспрецедентного нарушения всех спортивных законов не позволял себе еще ни один спортивный чиновник такого уровня.

Вот что думает по этому поводу президент Российской федерации тенниса Шамиль ТАРПИЩЕВ:

— С нами бельгийская допинг-лаборатория вообще не связывалась. Так же, как с международной федерацией. Более того, сама Света не в курсе всего того, что происходит. Получается, один бельгийский министр в курсе. Может, он что-то в пробу и подсыпал?..

— Ваши действия в такой ситуации?

— Почему мы должны отвечать на бульварную хронику? Я же говорю: мы не получили ни одного официального документа — ни одного!

— Света может продолжать играть на “Австралиан Оупен”?

— Так ее никто не снимал. Ей вообще никто обвинения не предъявлял. И я очень благодарен президенту WTA, который нас поддержал. Кроме того, эфедрин, который у Светы обнаружили, вообще не является запрещенным, если его обнаружили не во время рейтингового турнира, коим показательное мероприятие в Бельгии, естественно, не является.

— Как вы считаете, почему министр не назвал Жюстин Энен-Арденн в числе “подозреваемых”?

— Я считаю, Жюстин тут совершенно ни при чем. Она могла получить разрешение на употребление эфедрина — мало ли чем ее лечат от травмы колена (получают же такое разрешение астматики на Олимпиадах). Об этом бельгийский министр вполне мог знать. Другое дело, откуда он мог знать, какие лекарства принимают наши теннисистки...

— Лаборатория уже делала анализ пробы “В”?

— Нет, конечно. Если Света даже про пробу “А” ничего не знает. Тем более что вторую пробу могут открыть только при Свете лично и с ее согласия.

Испанский агент Светы Эмилио Санчес говорит, что в Бельгии Света вызывала врача и он лечил ее лекарством, содержащим эфедрин. В любом случае стоит еще раз оговориться: вне официальных турниров этот препарат не запрещен!

P.S. Этот вопиющий скандал доказал: иностранцы, в частности бельгийцы, боятся нас — и среди них есть люди, готовые любыми способами уничтожать наш авторитет на мировом корте. Противно, но получается, что мы должны быть готовы и к другим жестким играм — за пределами корта...




Партнеры