Сбежавшая ракетка

Восходящую звезду российского тенниса обвиняют в неблагодарности

22 января 2005 в 00:00, просмотров: 378

Почти неизвестная 18-летняя московская теннисистка Евгения Линецкая вчера стала одной из главных сенсаций Открытого чемпионата Австралии-2005, пробившись уже в 4-й круг. “МК” сразу связался с директором и владельцем известной теннисной школы Владимиром Камельзоном, который тренировал Женю вместе с женой Натальей Рожковой — и за два года с 960-го места в мировом рейтинге талантливая девочка взлетела на 95-е! И вдруг мы услышали абсолютно неожиданный комментарий: “Я ни слова не скажу об этой девочке и ничего не хочу о ней слышать. Линецкая — моя боль!”

Потом все-таки удалось уговорить Владимира Наумовича...

— Понимаете, — рассказал он, — мы с женой вытащили эту девочку из нищеты. Взяли ее в школу, хотя из-за скандального отца никто не хотел иметь с ней дело. Но у моей Наташи сердце доброе. Она Женю пожалела, уж больно талантливой и милой она казалась. И как же сейчас жалеет о своей доброте! Год назад у нас произошел с родителями Жени скандал и разрыв. И кто теперь пишет свои фамилии в качестве ее тренеров, понятия не имеем. Знаем только одно: сейчас на трибунах в Мельбурне должны были сидеть люди, которые сделали ее профессионалом. Потому что без нас с Наташей она никогда бы так не заиграла!

— Что вы думаете о Линецкой как об игроке? Если честно, первый раз услышала ее фамилию лишь сейчас...

— Прекрасная девочка. Очень талантлива и трудолюбива. И потому наши тренировки легли на отменную почву. Я ради нее специально организовал турнир в Питере “Нева Кап” с призовым фондом в $25 000. Чтобы Женя могла с чего-то начать и получить профессиональный статус. И Линецкая выиграла его.

— Скажите, а юридически вы никак отношения с Линецкой не закрепляли?

— Так в том-то и дело, что до 18 лет все контракты в нашей стране не действуют, даже те, что с родителями заключаются.

— Из-за чего же все-таки произошел разрыв?

— Исключительно из-за Жениного отца. Этот Семен Линецкий однажды пришел к моей жене и заявил, что я сплю с его дочкой. Представляете?! А мне, между прочим, 67 лет. Ей было 17. Я ему сказал, что, вероятно, он хотел сделать мне комплимент...

А ведь Женя из-за этого папы даже из дома убегала, она не хотела уходить из нашей школы. Мы с Наташей вообще думали взять ее к себе в дом. Она сама говорила родителям, что наша семья ей дороже собственной, потому что мы намного больше для нее сделали. Но тогда родители спрятали ее паспорт, силком заставили уйти. Ревновали, наверное.

— Но ведь сейчас Жене уже 18 лет, что вы будете делать, если она решит вернуться?

— Мы обратно ее не возьмем.

— Но ведь Женя ни в чем не виновата!

— Виновата. Ей ведь не 5 лет было, а 17. Некоторые в таком возрасте Уимблдон выигрывают. И если она действительно так нами дорожила, должна была что-то сделать.

— Не пойму только, какой смысл был ее отцу с вами ссориться, вы ведь полностью обеспечивали его дочь.

— А он сам решил денежек подзаработать. И первым делом пришел к спонсору, которого я для Жени нашел, и заявил, что хочет сам вести ее дела. Спонсор его просто выгнал. Сказал, что работал лично с Камельзоном и его школой. А кто такой Семен Линецкий — знать не знает. Зато теперь, как я понимаю, Женя сама кормит всю свою семью...






Партнеры