Я памятник тебе воздвиг...

Мужчины Балахны увековечили своих подруг в камне

22 января 2005 в 00:00, просмотров: 244

В Иркутске есть памятник корове — за то, что дает молоко; в Париже — лягушке, за мученичество во имя науки; в Ижевске — пельменю, видимо, за вкусовые качества; в Питере — чижику-пыжику, непонятно за что... И только в городке Балахне Нижегородской области есть памятник женщинам. Всем женщинам — “за то, что нам, мужикам, не дают заплутаться в этой жизни, как в лесу, и всегда готовы встретить и понять нас у родного очага”. Так написано на мраморной доске. И подпись внизу — “мужики”.


— Кто поставил этот знак? Так мы, мужики, и поставили, — объяснил мне бывший балахнинский милиционер Владимир Лапин. Именно ему и его другу, водителю-дальнобойщику Григорию Кузнецову, пришла мысль установить такой памятник. — Сидели мы как-то, выпивали, жизнь свою вспоминали... Сколько ж, говорю, нашим женщинам от нас терпеть приходится! Мотаемся где-то, дома не бываем, кто работает с утра до ночи, кто пьет, кто гуляет... А они ждут и все прощают. Да им памятник поставить надо! Мужики согласились...

— Долго камень искали подходящий, — рассказывает Володя, — в карьерах, в поле, по всем командировкам, когда куда ездили. А тут как-то за грибами пошли. Всего метров 50 прошли, гляжу — он! Огромный такой валун из земли торчит. Кричу ребятам: “Тормозите при посадке, на фиг ваши грибы!” Сгоняли за местными трактористами, привезли их. Двумя тракторами вытаскивать из земли пришлось, он глубоко сидел... Потом пригнали “КамАЗ”, кран, загрузили, на место привезли...

Место для будущего памятника выбрали на въезде в Балахну, так, чтобы все, и местные, и проезжие, его видеть могли. На чьи средства ставили? Все понемногу участие приняли, человек 15—20 в общей сложности, но в первую очередь помогали Игорь Цветков, Владимир Жильцов, Вадим Марунин... Один с транспортировкой помог, другой на заводе по поводу мраморной плиты договорился, третий — насчет земли, четвертый занялся обустройством территории вокруг...

Старинную гравюру для рисунка Лапин нашел в Библии — возвращение блудного сына. Хоть это и не о мужьях, а все равно подходящий сюжет... Кстати, придорожное кафе, возле которого находится памятник, называется “Вечный зов”. Тоже в тему...

Перед открытием мужчины позвали батюшку из церкви — освятить памятный знак, чтобы все было по уму. Тот сперва засомневался:

— Надо еще посмотреть, что вы там наваяли! Может, в честь проституток каких-нибудь камень установить надумали?

Но, когда увидел, одобрил, освятил памятник...

Вот только администрация Балахнинского района не пришла в восторг от новой достопримечательности города.

— Тогдашний глава, Волков, вообще потребовал снести памятник, — говорит Григорий . — Почему, мол, с ним не согласовали, разрешения не получили! Ему это как кость в горле было: какие-то недоумки деревенские додумались, а он — нет!

— Помню, приехал я в Белый дом (так наша администрация называется, у нас же в каждой деревне есть свой Белый дом!), — вспоминает Владимир, — вижу: главный архитектор женщину, подчиненную свою, отчитывает из-за нашего памятника. Это, мол, антигосударственная политика. Во, думаю, ни фига себе словечко-то ввернул! Говорю ему: ты, брат, не шуми. А сотрудницу его спрашиваю: вам этот знак нравится? Она кивнула... Я поворачиваюсь к архитектору — видишь, женщине нравится. Чего же тебе еще? Почему я должен к главе на прием записываться и спрашивать: можно мы, мужики, женщинам спасибо скажем? Да он пять лет думать будет, можно или нет... Правда, потом памятник оставили в покое...

— А вы поддержали идею мужа? — спрашиваю я жену Владимира Лапина, Татьяну.

— Я поначалу не поняла: что за памятник еще? Кому, мне? Ты меня похоронить надумал? Когда объяснил, что да как, я подумала: других забот, что ли, нет? Но ничего ему не сказала. А теперь приятно, конечно...

Для жителей Балахны это место стало культовым. Сюда приезжают влюбленные и новобрачные, молодые и старые, счастливые и не очень. Возле памятника женщинам всегда цветы. И еще появилась традиция — класть на камень мелочь. “Чтобы бедный человек, бомж или просто пенсионер, мог прийти и взять — хотя бы на хлеб...” — объяснил мне Володя.




Партнеры