Куда нас несет?

Любовь и ночные дороги

24 января 2005 в 00:00, просмотров: 573

Время — ночь. На экраны страны выходит “Неуправляемый занос”. Вторая премьера этого года, в которой главное время действия — ночь. Первая — “Ночной продавец”. Там вообще все происходило только ночью. В “Неуправляемом заносе” — все главные события, а день — чтобы ненадолго передохнуть перед новым заносом судьбы. Конечно, никто не сговаривался между собой — ни режиссеры, ни прокатчики, сначала затевая, затем выпуская эти картины друг за другом. Конечно, так вышло случайно, что всюду ночь. Но кинематографисты, как люди тонко чувствующие, определяют запах времени до того, как это становится понятно всем.


В прошлом году нам предъявили сначала “Старух” и “Бабусю”, потом “Отца и сына”, “Коктебель” и “Возвращение”. Если читать буквально, предложили вспомнить о корнях — о том, кто мы и зачем. Кстати, “Бумер” — о том же. Но по-своему, по-молодежному. То есть прошлый год поставил тему не о том, что мы делимся на нищих и богатых, на русских и нерусских, на городских бандитов и сельских жителей, а о том, что мы за люди. Что каждый оказывается кому-то нужен, если он забывает про свой статус.

В прошлом году нам предлагали думать, в этом — выносят приговор: время — ночь. Можно сделать из этого разные выводы. Например, что время стало жестче, и только ночь, как самое свободное время, осталась свободной для поступков. Но ни один поступок не остается без расплаты. В “Ночном продавце” об этом — играючи, поскольку режиссер молод — из поколения, вскормленного Бивисом и Батхедом, — и думает, что все можно пережить, если надо всем стебаться.

Георгий Шенгелия, режиссер “Неуправляемого заноса”, из поколения сорокалетних, тех, кто составляет костяк сегодняшнего кино. Тех, кто не только родился в СССР, но и воспитан теми временами, про которые не объяснишь, которые для поколения МТV не ближе, чем времена татарского ига. Поэтому он не только обозначает, он ставит диагноз. В “Классике” (1998) он увидел то время, как время игры. В “Мусорщике” (2001) — время затаиться. Сейчас, в “Неуправляемом заносе”, невозможно спрятаться. Причем во всех смыслах.

Главные герои встречаются на ночной дороге. Она (Мария Звонарева) скачет на лошади, чтобы освободиться от дня, в котором все не так — жизнь-работа и ничего кроме. Жизнь, когда один день не отличишь от другого, и все они за решеткой, которая стоит в дверях кабинетика лучшего следователя прокуратуры обычного провинциального городка, который не далеко и не близко от Москвы. Ей — лет 30. Он (Петр Федоров) бежит из города, где на его глазах девушка, заигравшись в роковую и оригинальную, не удержалась на краю крыши и упала вниз. Свидетель несчастного случая — он один. Жертва — дочка прокурора города, который, понятно, долго разбираться не будет. Свидетель — парень из автосервиса, который ненадолго задержался в этом городке по пути в Москву к своей мечте стать автогонщиком. Ему — чуть больше 20. Теперь на его глазах женщину стаскивают с лошади и запихивают в джип, развлечься, четверо братков. После минутного сомнения он бросает рюкзак и ввязывается в драку. “Я не мог изменить себе”, — говорит от позже, в другой ситуации. Но все — о том же. Он, конечно, успел врезать одному, другому, но результат известен заранее. Пока его метелят, женщина успевает отползти в лес. Бандиты забирают рюкзак и уезжают. Она грузит внезапного защитника на лошадь и отвозит к людям. Пока парня приводят в чувство, ее вызывают — в районе новостроек найден труп молодой девушки. Времени на то, чтобы понять, что ее спаситель — возможный убийца, у лучшего следователя города проходит немного — ночь. Утром она едет за ним. Мент — это не только образ жизни, это отношение к людям. Она не может его не отпустить. Но она столкнулась с ним в такой ситуации, которая не дает ей так сразу надеть на него наручники. Она только демонстрирует, что вооружена. И она принимает решение — посадить его под домашний арест в своей квартире, пока она сама во всем не разберется. А город уже гудит. Друзья от него отреклись. Его девушка сказала: “Любовь любовью, но и о себе подумать надо”. Прокурор вынес свой приговор: “Я сам убью того, кто был с моей дочерью, и мне плевать, даже если это был несчастный случай”. Охота началась. Нет смысла пересказывать, что было дальше. Она хотела защитить его, а он не смог принять ее помощь, он должен решить все сам. И хотя финал открытый, в то, что он выберется из этой мясорубки живым, поверить трудно. Время — ночь. Георгий Шенгелия нарисовал его крупными выпуклыми мазками. В картине много других персонажей, и все они только подкрепляют главный вывод.

Актерские работы достойны отдельных слов. Петр Федоров безумно похож на Колина Фарелла. У Петра есть все шансы стать им, секс-символом нового поколения. В нем от природы заложено то, во что все остальные играют. Но ему нужны хорошие руки, чтобы раскрыться дальше. Георгий Шенгелия нашел героя, затребованного временем. Теперь Петру Федорову главное не скатиться в наезженную его ровесниками колею, не встать в строй развеселых парней, кочующих из одной молодежной комедии в другую. Марию Звонареву открыл Александр Прошкин в своем недавнем фильме “Трио”. Она яркая и искренняя. Она снова играет женщину, которую судьба занесла в милиционеры. Но здесь она другая: мягче, тоньше. Притом что искренность не растеряла и по-хорошему яркой осталась. Григорий Анашкин, играющий помощника героини Звонаревой, тоже “продукт времени”. Его герой — карьерист-обольститель, вкрадчиво циничный и потому очень узнаваемый. Дочь прокурора в исполнении Дарьи Симоненко — натуральная Барби, пародия на Бритни Спирс. Что ж, герои нового времени определены. Куда их занесет в следующий раз, как расставит судьба — все решится очень скоро.





Партнеры