Где родственники Масхадова?

Заявления о похищении рвут на мелкие кусочки

25 января 2005 в 00:00, просмотров: 462

На прошлой неделе правозащитный центр “Мемориал” распространил заявление, в котором сообщил о похищении в Чечне девяти человек. Похищенные — родственники экс-президента Ичкерии, а нынче главного боевика — Аслана Масхадова. К слову, в Чечне метод “давления через родню” используется не впервые. Рамзану Кадырову таким образом удалось “обратить” около десятка приближенных к Масхадову лиц. Самый известный случай — “обращение” одного из наиболее влиятельных лидеров чеченских боевиков, “министра обороны Ичкерии” Магомеда Хамбиева. Боевик сдался лишь после того, как были задержаны около сорока его родственников. Видимо, теперь Рамзан Кадыров решил выйти на “крупную дичь”. Однако он почему-то тщательно скрывает, что родственники задержаны именно по его приказу. Местное МВД тоже уверяет, что никаких заявлений о пропаже от родственников похищенных не поступало. “МК” провел собственное расследование и выяснил ранее неизвестные подробности этого дела.

Чечня, Грозный, Старопромысловский район, улица Турбинная, д. 62

Одноэтажный дом, не выбивающийся из архитектурного ансамбля чеченской столицы. В этом жилище до 3 декабря 2004 года обитала родная сестра Аслана Масхадова Бучу Алиевна Абдулкадырова... На кухне над софой — два потрепанных журнала, на обложке которых портреты Аслана Масхадова. В помещение забегает малыш лет четырех, забирается на диван и садится под изображениями, уставившись куда-то вдаль.

— Что так смотрите удивленно? Похож больно? Уши особенно, да? Еще за эти сходства настрадается в жизни, — вздыхает племянница Аслана Масхадова Патимат. — А когда маму забрали, меня дома не было, мне соседи рассказывали, как все было… Третьего декабря, где-то около восьми часов вечера, за ней приехали и забрали.

— Вам известно, что за люди ее забрали, куда и почему?

— Известно. Эти люди — кадыровцы. Они вошли в дом, стали рыскать повсюду, забрали мамин паспорт, все ее документы и фотографии. Теперь у меня нет ни одного ее документа или фотографии, как будто человека и не существовало в природе. Но хотя бы, как говорят, ее не били, когда забирали, и на том спасибо…

— Вы имеете какие-то контакты с Масхадовым?

— Нет. С 99-го года не слышно, не видно. Это он еще тогда, давно говорил. Как же я не хотела, чтобы он становился президентом. Любая власть у родственника рано или поздно предполагает проблемы всем его близким.

— С момента похищения прошло уже полтора месяца. Кадыровцы, которые ее похитили, на связь с вами не выходили?

— Говорят, она в тюрьме — в Центорое. Мы ходили туда с сестрой, нас на пушечный выстрел не подпустили, сказали, чтобы мы убирались, а то расстреляют. А больше ничего мне не известно, никто мне не звонил, никаких условий освобождения не предлагал.

— В МВД Чечни нам заявили, что официального заявления о пропаже матери вы не подавали. Почему?

— А смысл? Это бесполезно. Мне прямо сказали, что этим заниматься никто не будет. Самое отвратительное, что вчера я по радио слышала официальные заявления нашей милиции и Кадырова, что родственников никто не похищал. Да как так можно?!

— Откуда такая уверенность, что это именно Кадыров?

— А его люди этого и не скрывают. Тем более я разговаривала с бойцами “Запада”, которые мне тоже об этом сказали. Ну и чтобы у вас вовсе не оставалось сомнений... Один из людей, кто в Центорое охраняет пленных, сообщил мне, что мать там. Он просто раньше работал у Масхадова, когда тот был при власти, и по старому знакомству сообщил, что она там. Но, к сожалению, больше не сказал ничего ни о ее состоянии, ни об условиях содержания.



Территория бывшего завода “Трансмаш”, одна из баз ГРУ ГШ МО 42-го стрелкового батальона “Запад”

По некоторой информации, именно разведчики “Запада” в ту ночь остановили для досмотра колонну, следовавшую из Старопромысловского района якобы с сестрой Аслана Масхадова.

— В тот вечер мы действительно остановили под предлогом проверки документов и досмотра автомобилей четыре “уазика” и четыре “Нивы”, — рассказывает разведчик, участник тех событий. — Людям в машинах это не особо понравилось, началась перепалка. Позже из разговора выяснилось, что эти лица выполняют приказ Рамзана Кадырова и пытаются доставить сестру Аслана Масхадова в районное отделение милиции. Нам же нельзя было позволить вывозить таким образом людей с нашей территории.

— Досмотр машин все-таки был проведен?

— Да, несмотря на некоторое сопротивление, мы досмотрели колонну. До оружия дело, конечно, не дошло, но небольшая рукопашная потасовка все-таки произошла. Однако сестры Масхадова у них мы не обнаружили. Нет, я все понимаю, мы все российские солдаты и офицеры, воюем с террористами, Масхадов наш общий враг. Но его родственники при чем? Они живут на нашей территории, мы все их знаем, и ничего плохого я про них сказать не могу, нормальные мирные люди.

Боец также подтвердил, что был звонок на мобильный Кадырову. И тот велел колонну отпустить. А Бучу Абдулкадырову могли вывезти по другой объездной дороге, сообщил он.



Чечня, станица Первомайская, улица Советская, дом 87

3 декабря 2004 года по этому адресу из собственного дома был похищен 35-летний племянник Масхадова Ихван Магомедов. Сценарий тот же, что и в случае с Бучу Абдулкадыровой.

— Примерно в девять вечера ворвались около десяти человек, с криками и побоями вихрем пронеслись по дому и забрали мужа, — рассказывает жена похищенного Ихвана. — Мы ведь только полгода назад поженились, а тут беда такая! Я уже поседела за эти полтора месяца. Он ведь ни в чем не виноват, жили спокойно, перебивались кое-как, он у меня бензин продавал в канистрах…

— Вы обращались в правоохранительные органы?

— Обращалась. Мое заявление порвали на мелкие кусочки и сказали, что в дела Рамзана лезть никто не собирается. Что же его все боятся-то так, как будто он Аллах какой-то? Вон когда его сестру недавно в Хасавюрте забрали, понял, наверное, каково оно, когда родных забирают. Или вряд ли понял…

Как стало известно от сотрудников милиции, остановивших в тот вечер машину, в которой находился похищенный, один милиционер, который хорошо знал Ихвана, предложил ему помощь. Но тот отказался. Сказал, что всех родственников увезли, а он не исключение — не будет один на свободе разгуливать, со всеми, мол, за компанию в заточение отправится.



Чечня, Грозный, Старопромысловский р-н, пос. Подгорный, ул. Совхозная, д. 26

3 декабря 2004 года по этому адресу был похищен пятидесятилетний инвалид и дальний родственник Масхадова Адам Рашиев.

— Отец — инвалид, во время войны его контузило, и он напрочь забыл родной чеченский язык. Выучился говорить немного только по-русски, — рассказывает дочь похищенного Шахидат. — Мы в тот вечер всей семьей смотрели “Поле чудес”, значит, кадыровцы пришли забирать папу где-то в половине восьмого. С тех пор ни одной весточки от него.

— Они применяли физическую силу?

— Вы что? Против инвалида?! Нет… Ему дали одеться, фотографии тоже не забирали, даже паспорт отца у нас остался. Похитители нам сказали, за что его забирают, — за то, что родственник Масхадова. Но вы себе не представляете, какой мы седьмой водой на киселе ему приходимся! Наша семья просто из одного тейпа с Масхадовым, мы выходцы из одного родового села.



Чечня, станица Первомайская, ул. Советская, д. 125

3 декабря около половины девятого вечера по этому адресу был похищен 55-летний брат Аслана Масхадова — Лёма Алиевич Масхадов. В доме корреспонденту “МК” удалось пообщаться с его очень пожилой матерью. Но эта женщина — не мать Аслана Масхадова: как известно, в Чечне распространено многоженство, так что отец у Аслана и Лёмы один, а матери — разные.

— Их так много было! Рыскали, остатки пенсии нашли, но не тронули. Забрали фотографии, побили Лёму, не дали одеться и затолкали в машину, — пытается подавить слезы мать похищенного. — Его жена, Лиза, в ноги им падала, умоляла не забирать мужа… Я тогда просила их не трогать сына, но они не слушали, все искали что-то, переворачивали в доме все вверх дном. Хотели найти какие-то зацепки, что у нас есть связь с Масхадовым, но это же смешно: мы много лет не знаем, где он и что с ним…

А Лёма ведь всю жизнь на тракторе работал в этом поселке, даже когда его брат стал президентом. И неграмотный был, роспись умел ставить на документах, а писать по большому счету нет — ни по-русски, ни по-чеченски.

— Да-да, Лёма всю жизнь в этом тракторе ковырялся: утром на работу, вечером с работы... Вечно измазанный с ног до головы — в мазуте и бензине, — включается в беседу соседка похищенного Мадина.

— Вам сообщили, кто и куда увозит Лёму Масхадова?

— Сказали, что в Заводское РОВД отвезут. Мы потом облазили все РОВД Грозненского района — и ни в одном не нашли сына. По слухам, Лёма — в тюрьме Рамзана Кадырова в Центорое. Мы иногда собираемся со всеми родственниками похищенных и обмениваемся новостями, но их почти нет — полная неизвестность.

— Заявление в милицию писали?

— Да. Его начальство, когда узнало, что тракториста похитили, сразу же попыталось вступиться, объяснить, что он был хороший и мирный человек. Заявление о пропаже хотели написать, но так все это дело в стадии зародыша и затухло. Да никому мы не нужны: и в МВД ходили, и в прокуратуру — везде на дверь указывают.



Чечня, Грозный, Старопромысловский р-н, пос. Подгорный, ул. Мостовая, б/н

По этому адресу 3 декабря 2004 года около девяти вечера был похищен второй брат Аслана Масхадова, Леча Алиевич Масхадов, 1936 г.р. В его доме с корреспондентом “МК” пообщались его жена Касади Масхадова и сын Солман.

— Видите, одетый хожу, готовлюсь. Думал, вы приехали за мной, кстати, покажите, пожалуйста, удостоверение журналиста, а то я уже никому не верю, — вздыхает сын Лечи Масхадова. — В тот вечер ведь меня должны были забрать вместо отца, но меня не было дома...

— К нам в ворота постучали, — вспоминает жена Лечи. — Мы, старики, пока доберемся, чтобы открыть, время должно пройти, а они, видимо, подумали, что мы открывать не хотим, и полезли через забор. Кажется, их человек 50 было, а приехали они на двенадцати серебристых “99-х” без номеров. Окружили дом, угрожали оружием, обыск устроили. Кричали, требовали Солмана им выдать. Я говорю: мол, нет сына, — а они в крик, Лечу скрутили, в машину посадили и увезли.

— Сказали, куда увозят вашего мужа?

— Говорили, что повезут в Октябрьское РОВД, но мы искали потом, там Лечи нет. А те люди кричали, что это приказ Рамзана Кадырова. Я ни на секунду не сомневаюсь, что мой муж в Центорое содержится.

— Честное слово, не понимаю, причем здесь наша семья, — продолжает Солман, — да если бы я чувствовал за собой какую-то вину, то уж точно находился бы не здесь, а где-нибудь в Малайзии или Баку, как некоторые.

— Почему бы вам действительно не уехать, если вы уверены, что и вас в скором времени ожидает участь отца?

— А куда ехать? Где деньги взять? Остается только ждать своей участи и спать в куртках, чтоб, когда заберут, в тюрьме не холодно было...

Борьба с терроризмом не терпит сантиментов. И для достижения благой цели можно закрыть глаза на “интеллигентские всхлипывания” по поводу безвинно задержанных... Был бы результат. Если бы Масхадов действительно сдался — Кадырову бы выдали орден за успехи в деле борьбы с терроризмом. Но Масхадов — не Хамбиев. Он неоднократно заявлял, что участь родственников ему безразлична. Более того, в прошлом году спецслужбы специально взяли под охрану близких Масхадова и Басаева, поскольку прошла информация о том, что лидеры боевиков готовят операцию по устранению своей родни. Чтобы свалить это злодеяние на федералов и поднять международную бучу. Получается, что Кадыров в данной ситуации сыграл на руку боевикам и подставил Путина? Ведь первое, что сделал Масхадов, узнав о похищении родственников, — направил письмо в Европейский суд по правам человека с обвинениями в адрес “кремлевского режима”. Прошло полтора месяца с момента захвата, а Масхадов еще не сдался. Да и Кадыров толком не объяснил: зачем ему заложники? Что будет дальше с родней Масхадова?


Генпрокуратура РФ. Как сообщили “МК” в управлении информации и общественных связей Генпрокуратуры, еще 20 января на имя Владимира Устинова поступило обращение Кайпы Мутаевны Масхадовой — жены Лечи Масхадова — о его похищении. Сейчас это заявление находится в стадии проверки.


Генпрокурор РФ Владимир УСТИНОВ: “Правомерно задержание родственников террористов. Это позволит спасти жизни наших людей. Идти на контрзахват заложников стоит лишь во время теракта, когда нельзя говорить о какой-либо дипломатии”.

29 декабря 2004 года, выступая перед депутатами Госдумы.


Аслан МАСХАДОВ: “Если даже русские или местные силовики возьмут в заложники всех моих родных и близких, даже весь тейп, я буду продолжать борьбу”.

“Чеченпресс”, 18.01.2005.


Рамзан КАДЫРОВ, вице-премьер Чечни: “Мои бойцы никого не трогали”.

“Интерфакс”, 14 января.


Илья ШАБАЛКИН, генерал-майор, представитель регионального оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией на Северном Кавказе: “По моим сведениям, все родственники живут в своих домах, об их похищении мне ничего не известно”.

“Московский комсомолец”, 15 января.


Людмила АЛЕКСЕЕВА, председатель Московской Хельсинкской группы: “Вы, конечно, понимаете, что вопрос о законности подобного рода мероприятий — вопрос риторический. Это абсолютно незаконное, варварское деяние. Человек должен отвечать только за себя, но не за своих родственников. Если гражданина задерживают только из-за того, что он член семьи Масхадова, то я не вижу никакой разницы между действиями бандформирований и решениями Генпрокуратуры”.







Партнеры