Есть 250! Ну чем не повод?

Пока ректор наливает, ученые создают прививку от алкоголизма

25 января 2005 в 00:00, просмотров: 649

Можете представить себе нашу литературу без Тургенева и Чехова? Естественные науки — без Тимирязева и Вернадского? Историю — без Ключевского? Механику — без Жуковского, а математику — без Колмогорова? Такой была бы Россия без выпускников и ученых Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова. Сегодня МГУ исполняется 250 лет. В этом вузе не только учат. Здесь разгадывают тайны бытия и творят. Специалисты подсчитали: около 15% всех зарегистрированных когда-либо в России и в Советском Союзе открытий приходится на МГУ. “МК” проник в лаборатории и на кафедры Московского университета, чтобы увидеть, как рождается завтра.


— Я буду разговаривать с вами очень осторожно, — без тени улыбки говорит декан физфака Владимир Трухин. — Хоть наши разработки уже в стадии завершения, они еще не вышли в конструкторские бюро. Если опубликовать некоторые идеи — иностранные ученые сразу смекнут, как их развить. А так как у них больше денег, они могут опередить нас. Промышленный, научный шпионаж — это же не сказки. За ноу-хау охотятся!


Анекдот в тему. У мужика сломалась машина. Он возился с ней неделю — без толку. Пришел мастер, во что-то ткнул — и машина сразу завелась. Мастер говорит:

— С вас 2000 рублей.

— За что? Ты за одну минуту все сделал!

— За то, чем я занимался одну минуту, — 100 рублей. А за то, что я знаю, куда ткнуть, — 1900.


На самом деле ученые с физического факультета зачастую могут и не знать “куда ткнуть”, то есть как использовать собственное открытие практически. Им главное — что-то объяснить в мире. “Но если оглядеться, мы увидим: буквально весь окружающий нас комфорт — дело рук физиков, — говорит декан Трухин. — Электричество, радио, мобильные телефоны, компьютеры, авиация сделаны на базе открытий физики”. Среди ученых-физиков популярна история о Генрихе Герце. Он изобрел вибратор, излучающий электромагнитные волны. Журналисты допытывались: “Какое практическое применение это может иметь?” “Даже не знаю. Возможно, что и никакого”, — ответил ученый. А из его изобретения выросла вся радиотехника.

На физфаке МГУ либо учились, либо работали 8 из 11 российских нобелевских лауреатов по физике. Сегодня у факультета две важнейшие задачи — забота о здоровье людей и об экологии. “Во всем мире сейчас физика переориентируется на эти цели. На здравоохранение сейчас тратится больше, чем на вооружение”, — утверждают профессора физфака.

“Физика — единственная по-настоящему фундаментальная наука, потому что мы изучаем фундамент природы: атомы, электроны, протоны. Даже спираль ДНК впервые расшифровали физики. А когда физики проникают в другие науки, совершаются потрясающие открытия, — продолжает свой “гимн физике” Владимир Ильич. — Недавно у нас открыта кафедра медицинской физики. Думаю, многие проблемы онкологических, сердечно-сосудистых заболеваний мы, физики, сможем решить в ближайшие годы. Врач составляет картину болезни. А мы изучаем механизм — откуда что появляется. А когда изучим механизм, поймем, что надо сделать, чтобы болезнь не развивалась. Рождаются новые методы лечения”.

Невидимые частицы убьют рак

Лауреат Госпремии России профессор Павел Кашкаров работает над использованием в медицине нанотехнологий. Сейчас ведутся эксперименты по борьбе с одной из самых страшных болезней — раком.



Справка “МК”. Нанотехнологии — создание объектов, свойства которых начинают зависеть от их размеров. Если твердую частицу уменьшить до 15—20 нанометров (для сравнения: человеческий волос — это 30 000 нанометров), то можно изменить ее оптические свойства, температуру плавления и т.д. Тело из таких частиц будет обладать свойствами, которых нет в природе.


Применяемые сегодня способы лечения рака сами по себе достаточно вредны и опасны. Но, как говорится, из двух зол... Один из методов современной терапии: человеку вводят лекарства, содержащие вещества-красители. Когда они попадают в опухоль, там образуется активный кислород. Под действием света кислород убивает опухоль. Но лекарство разбегается через кровь по всему организму. Если больной выйдет на свет — начнут гибнуть и здоровые клетки. Поэтому в течение трех недель, пока краситель выводится из организма (кстати, краситель достаточно ядовит), пациент должен сидеть в темноте. Проект физфака МГУ (ведется совместно с Онкоцентром на Каширке и европейскими вузами) предлагает вместо опасных красителей использовать кремниевые наночастицы. Профессор Кашкаров: “Кремний чем хорош? Он абсолютно совместим с любой биологией. Наша планета на 26% состоит из кремния! После того как благодаря кремниевым наночастицам в опухоли образуется активный кислород, частицы сразу перестают его производить, превращаясь в песок. А песок выводится из организма элементарно. Тем более речь идет о микродозах. Это абсолютно безвредно. И больному не придется неделями скрываться от света. Один из наших коллег в Испании болен раком и после каждого сеанса терапии вынужден сидеть в темноте...”

Опыты на бактериях показали хорошие результаты. Сейчас ведутся наблюдения за больной собакой. Ученые надеются, что их изобретение позволит успешно справляться по крайней мере с поверхностными злокачественными образованиями (в них легко ввести наночастицы)...

Не могу удержаться от вопроса: каких еще чудес ждать в будущем от невидимых глазу наночастиц? “В ближайшие десятилетия, — уверенно отвечает Кашкаров, — мы ожидаем прорыва в области информатики. Вот лежит ноутбук “Пентиум”. Его сердце — маленький кристаллик кремния 1х1 см, на нем расположено примерно 100 миллионов транзисторов. Современная технология подошла к тому, что будет 1 миллиард транзисторов! Чем их больше, тем больше маленький чипчик приближается к мозгу человека”. От профессорских прогнозов меня охватывает детское воодушевление:

— А война людей с роботами будет?

— Это хороший сюжет для фантастического романа, — смеется ученый. Но следующая его фраза заставляет вспомнить сюжет о Франкенштейне. — Чтобы роботы не получили свободу, они, конечно, будут иметь целый уровень блокировок. Предполагается, что из роботов скоро будет состоять американская армия.



Землетрясения предскажут из космоса

Цунами, вызванное землетрясением, унесло 220 тысяч жизней. Возможно ли в будущем уберечься от катаклизмов?

Декан физфака Владимир Трухин руководит кафедрой, где занимаются геомагнитными исследованиями и предсказанием землетрясений: “На планете происходят странные вещи. Вдруг началась очень большая активность пластов земной коры. Нас ожидает очень тяжелое время. Но в мире сейчас ни один метод предсказания землетрясений не может точно показать, когда и где случится беда. Могут предсказать большой регион, но всех же не эвакуируешь! У нас работают над уникальной методикой, которая позволит очень точно определять район и время.

Особенность нашего подхода — мы наблюдаем не за твердой землей, где на глубине рождается землетрясение, а за ионосферой. (Ионосфера — верхние слои атмосферы, переходная область от Земли к космосу. — Е.Д.) Во время “растрескивания” толщи пород, которое предшествует землетрясению, в ионосферу идут электромагнитные сигналы. Туда надо запустить спутники, которые смогут их фиксировать. И в будущем, не исключено, мы сможем получать тревожные сигналы и за месяц до землетрясения”.

Увы, юбилейная “бочка меда” не без “ложки дегтя”. Чтобы скорее “сказка стала былью”, ученым нужны деньги. А средств на то, чтобы обеспечить очень дорогостоящее наблюдение на Земле и в космосе, у геофизиков МГУ нет. “Нас спасает, что исследования землетрясений ведутся совместно с американцами, — не очень весело замечает Трухин. — В университете Беркли в США недавно образовался Центр геофизических исследований. Они сразу обратились к нам с предложением сотрудничать. Для становления центра американским ученым выделили миллионы долларов. Мы работаем на энтузиазме... Многое лежит на полках. Если не заниматься физикой — это ближайший путь в отсталые страны. К нам едет весь мир и просит, чтобы мы что-то сделали. А у собственного государства приходится выпрашивать деньги, доказывать, что ученые что-то могут. Хотя здесь создаются “вечные ценности”. Физики открыли алмазы в Якутске и железорудные месторождения Курской магнитной аномалии. Кстати, она больше по своим запасам, чем все месторождения мира, вместе взятые. Тысячелетия Россия может только ею пользоваться. Одной этой находкой физики оплатили все, что в них вкладывается...”



Операция “Звук”

Я стою внутри необычной огромной комнаты на сетке, делящей пространство пополам. Не разобраться: ни где стены, ни где потолок, ни где пол. Со всех сторон в меня нацелены острия шести тысяч серых тряпичных конусов, набитых стекловатой. От звуков внешнего мира комната-“короб” отделена двумя мощными дубовыми дверями. Комната будто зависла между небом и землей. Как частичку детской мозаики, “короб” поместили внутрь здания МГУ, оставив между стенами “короба” и стенами университета лишь резиновые рулончики-прокладки. Это — звукомерная камера, уникальная лаборатория “самой прикладной кафедры физфака”, кафедры акустики. Здесь член-корреспондент РАН профессор Олег Руденко демонстрирует одну из последних разработок — аппарат, который передает звук узким “пучком”. “В обычных условиях я говорю с вами — вы меня слышите. Я отвернулся — все равно слышите. Потому что звук “бежит” во все стороны. А мы сделали установку, благодаря которой звук идет очень узким “лучом”. В полном зале мы можем направить звук на одного слушателя, а остальные ничего не услышат”. У меня без подсказок профессора сразу родились планы, как это применять: спецслужбы, Джеймс Бонд, суфлер для политика...

Но Олег Владимирович опускает меня с небес на землю: “Нас интересует использование звука, например, в медицине. Вот для света стекло прозрачное, воздух прозрачен. А для звука прозрачно все. Звук может пробежать тысячи километров в океане, проникнуть сквозь земной шар. Звуком можно как “виртуальным пальцем” щупать опухоль внутри тела. (У нас есть недавний американский патент на эту тему.) Кстати, практически все мужчины к старости заболевают аденомой предстаты. Ультразвуком можно выжечь опухоль. Мощными звуковыми импульсами уже дробят камни в почках. Но чтобы заодно не разрушить кости или легкие, существующие приборы и технологии надо улучшать. Этим мы и занимаемся”.

По статистике, 40% раненых в военных действиях и попавших в автоаварии людей гибнут от внутренних кровотечений. Используя ультразвук, можно будет найти, где что-то “порвалось”, и без всякой операции, через кожу и мышцы, “заварить” поврежденный сосуд. Ученые МГУ работают над этой методикой.

— А есть у вас на факультете молодой гений-изобретатель?

— Чтобы что-то изобрести, нужны опыт и знания. МГУ — это прежде всего научные школы. А учиться надо всю жизнь.

“Знаете, чем отличается политик от ученого? — шутят на физфаке. — Политику надо выглядеть умным. Если он позволит себе слабость — проиграет. А ученый должен каждый день говорить себе, что он дурак. Как только перестанешь себе это говорить — перестанешь расти”.



Черный пух спасет морских животных

“Клянусь не использовать свои знания во вред Человеку, Природе, Отечеству и воспитавшей меня alma mater, не заниматься приготовлением и продажей тайных средств и не давать смертельного или запрещенного средства просящему” — такая клятва висит в приемной декана химфака МГУ. Каждый год ее произносят первокурсники.

“Нахимичить” и впрямь можно так, что мало не покажется. Но на факультете родилась идея, за которую в будущем ученых наверняка поблагодарят и гринписовцы, и тысячи простых людей. Кто не видел по телевидению ужасные кадры аварии нефтяного танкера? Животные и птицы гибнут от разливов нефти. Люди лопатами, руками собирают черную массу у берега. Замзавкафедрой химической технологии новых материалов Сергей Ионов: “Уже 25 лет мы занимаемся созданием новых материалов на основе графита: внедряем в графит различные атомы и молекулы. Более 60 соединений наши ученые получили первыми в мире. Некоторые из них уже широко применяются. Сейчас у нас появился “экологический проект” — для ликвидации разливов нефти и глубокой очистки воды. Пока в мире эта проблема не решена. Насосы, лопаты — вот и все орудия борьбы. Помните, как в Испании люди вручную собирали нефть? А мы предлагаем использовать так называемый терморасширенный графит. Он выглядит как тополиный пух, только черного цвета, и может очень хорошо впитывать разные вещества. Один грамм такого материала “всасывает” до 80 граммов нефти! Осталось решить технические вопросы: доставку “пуха” на загрязненный участок или производство его в мобильной печи прямо на месте, как лучше обрабатывать зараженную зону, собирать отработанный графит...”



Прививка от депрессии

На кафедре физиологии человека и животных биофака МГУ уже долгие годы бьются над проблемами алкоголизма, депрессий и патологических страхов. Сегодня для лечения этих болезней есть много препаратов. Большинство имеет особенность — их надо применять каждый день. Даже если вшить капсулу под кожу — эффект со временем исчезнет... В стенах биофака разрабатывают средство, которое действовало бы многие месяцы. А при повторном использовании — годы.

Академик Игорь Ашмарин усаживает меня и за чашечкой чая с шоколадками “Вдохновение” начинает спокойным мягким голосом свой вдохновляющий рассказ: “В нашем организме есть целый ряд внутренних регуляторов. (Это разнообразные вещества, которые ведают нюансами нашего поведения.) При алкоголизме или депрессии их уровень ненормально повышен. Но их можно надолго сдержать, если заставить организм вырабатывать соответствующие антитела. То есть мы предлагаем своеобразную вакцинацию: вводим вакцину — вырабатываются антитела. Они связывают фермент, из-за которого появляется влечение к алкоголю. Человек не получает удовольствия от выпитого — и его больше не тянет к спиртному. С нашей точки зрения, это наиболее перспективный путь для подавления алкоголизма. Первые эксперименты на крысах прошли удачно... Депрессию и страх на биофаке тоже предлагают не глушить лекарствами, а исцелять. Подход — как с алкоголиками: после прививки появятся антитела и надолго свяжут вещества, из-за которых рождается патологический страх и депрессия.

— Когда человека “привьют” от депрессий, не станет ли он бесчувственным?

— Наша задача не в том, чтобы что-то вышибить из человека, чтобы он ничего не чувствовал. Все зависит от баланса регуляторов. У больного человека баланс смещен в сторону глубокой депрессии. И наша цель — привести его в норму. Кстати, возможно, в будущем наша “прививка” от депрессии позволит сократить преступность. У рецидивистов часто наблюдается специфическое подавленное состояние. Депрессивный человек склонен к самооговору. И многие преступные группы охотно используют таких людей в качестве лиц, на которых можно свалить всю вину.

— Когда войдет в нашу жизнь лечение от депрессий?

— Любой препарат после первых удачных испытаний на животных проверяется еще 10—12 лет. Как ни вертись — лет десять придется обязательно подождать. Аналогов вакцинации от депрессии и алкоголизма в мире нет. Лаборатория в США разрабатывает иммунизацию против кокаина.

— А как насчет эликсира любви?

— Громко сказано. Но система, которая ведает влечением, существует (внутренние регуляторы, половые гормоны, восприятие запахов). Вмешиваться в нее на лекарственном уровне — опасная вещь. У нас ведь есть еще и сознание. На то мы и люди.


Накануне юбилея “МК” задал знаменитым выпускникам МГУ всего один вопрос: чему — самому главному — научил вас Московский университет?

Виктор САДОВНИЧИЙ, ректор МГУ, выпускник мехмата 1963 года:

— Университет научил меня держать удар. Широте взгляда и пониманию происходящих процессов. Хочу, чтобы МГУ был центром, по которому сверяют часы другие университеты.

Николай СВАНИДЗЕ, телеведущий, выпускник истфака 1977 года:

— Думать. Факультет до сих пор очень сильный. МГУ — это “марка”. Да и просто здорово было. А самым страшным предметом для меня стала политэкономия социализма. До сих пор не знаю, какая у социализма политэкономия. Чувствовал себя полным идиотом. Чуть не вылетел со второго курса, пересдавал экзамен комиссии.

Михаил ГОРБАЧЕВ, Президент СССР, выпускник юридического факультета 1955 года:

— Университет: знаменитая высотка, звонкоголосые солнечные аудитории, шумные коридоры, тенистые аллеи... Здесь мы общались со сверстниками из разных уголков нашей страны и мира. В МГУ всегда царила особая атмосфера демократизма. С полной уверенностью могу сказать, что, не будь Московского университета, не было бы перестройки в стране. Здесь мы были молоды и любили. В стенах родного вуза и я встретил любовь всей жизни — Раису Максимовну.

Ясен ЗАСУРСКИЙ, декан журфака МГУ, выпускник филологического факультета 1951 года:

— Основательности во всем.

Виталий ГИНЗБУРГ, нобелевский лауреат, выпускник физфака 1938 года:

— Я рад, что могу поздравить МГУ с юбилеем от имени трех поколений: в 38-м году университет закончил я, в начале 60-х — дочь, в конце 80-х — внучка. Был бы рад, если бы и мои правнуки закончили физфак (пока они еще очень маленькие).

Марк РОЗОВСКИЙ, драматург, выпускник факультета журналистики 1960 года:

— Во времена моего студенчества существовало два МГУ: с одной стороны, здесь прививали свободолюбие, с другой — эту свободу пытались подавить. Хрущев говорил, что журналисты должны быть подручными партии. На журфаке же процветала вольность: здесь воспитывали честных людей, укрепляли представления о настоящем, подлинном, человечном, а не о партийных идеалах. Что должен делать, что нет — все сразу становилось понятным. А лекции по литературе! Да без филологического образования МГУ я никогда не поставил бы ни “Бедной Лизы” Карамзина, ни “Убивца” по роману Достоевского “Преступление и наказание”!

Александр ЖУКОВ, заместитель председателя правительства РФ, выпускник экономического факультета 1978 года:

— МГУ научил меня добиваться своих целей. Нынешние и будущие студенты должны поддерживать тот дух творческого и дерзновенного поиска, который всегда царил в его стенах.


Ректор МГУ Виктор Садовничий рассказал, как в университете зародилась традиция разливать студентам медовуху на Татьянин день. Виктор Антонович посещал Гумбольдтский университет по случаю “коронации” нового ректора. После церемонии руководители обоих вузов вышли на улицу. В университетском дворике продавалось бочковое пиво. Один из студентов схватил кружку и в шутку закричал вновь избранному ректору: “Налейте в честь праздника!” Глава немецкого вуза с улыбкой угостил студента. Виктору Садовничему случай запомнился, он заменил пиво исконно русским напитком и с тех пор собственноручно поит медовухой весь Московский университет.



* * *

По инициативе Московского университета возникли известные музеи: Политехнический, Исторический, Зоологический, Ботанический и Зоологический сад. Профессор МГУ Иван Цветаев основал Музей изобразительных искусств им. А.С.Пушкина.



* * *

60 российских вузов берут свое начало от МГУ. Среди них: МГИМО, ММА им. Сеченова, Физтех, Московская геологоразведочная академия...



* * *

130 га земли получил МГУ к юбилею. Территория вуза на Воробьевых горах увеличилась вдвое. На земле, которой ранее владели фирмы, построят четыре учебных корпуса и медцентр. На его базе создадут кафедру клеточной медицины. В центре будет работать Ренат Акчурин.



* * *

Новый факультет — глобальных процессов — откроется в МГУ в следующем году.



* * *

Михаил Лермонтов писал об альма-матер:

Святое место!

Помню я, как сон,

Твои кафедры, залы,

коридоры,

Твоих сынов

заносчивые споры...



* * *

С космодрома Плесецк в честь 250-летия МГУ стартовал малый космический аппарат “Татьяна”. Научная аппаратура спутника разработана и изготовлена силами университета.



* * *

29 депутатов нынешней Государственной думы — выпускники МГУ. Ректор уверяет: ни у кого из них не было “хвостов” за сессию.



* * *

Кстати, великие выпускники Московского университета не всегда были отличниками. Например, у Ивана Сергеевича Тургенева стоял “трояк” по российской словесности, а Александр Николаевич Островский и вовсе был отчислен за неуспеваемость с третьего курса юридического факультета.



* * *

А накануне юбилея университет вручил традиционные премии имени Шувалова лучшим молодым ученым МГУ: Дмитрию Соколову (биофак), Андрею Семагину (ф-т почвоведения), Александру Богачеву (НИИ физико-технической биологии), Георгию Нуждину (иняз), Алексею Лукашину (ф-т наук о материалах), Ольге Тихоновой (НИИ ядерной физики). Кто знает, может быть, спустя какое-то время мы встретим эти имена в списках нобелевских лауреатов?







Партнеры