Шопер уполномоченный:

“Каждая деталь костюма несет определенный посыл”

26 января 2005 в 00:00, просмотров: 1100

Их именуют на западный манер — personal shopping — персональными шоперами, что для русского уха звучит почти оскорбительно... Тем не менее их вкусу доверяют звезды шоу-бизнеса, высокооплачиваемые топ-менеджеры и представители бизнеса — те, у кого есть деньги и желание потратить их на одежду, но при этом совершенно нет времени на обдумывание нарядов и беготню по магазинам. Шоперы свободно ориентируются в бескрайнем море модных течений и знают ассортимент многочисленных столичных магазинов. Их услуги оцениваются от 50 долларов в час и устремляются в бесконечность.

Проработав несколько дней бок о бок с персональным шопером Андреем Шевченко, корреспондент “МК” узнала, как одеться, чтобы подцепить лондонского банкира, как выбором галстука выразить свою сексуальность, зачем зашивают нижнюю петлю для пуговицы на классическом костюме.

“Покупают не вкус, а комфорт”

На плоских, как стиральные доски, манекенах натянуты свитера от Марка Джакобса, пластиковые шеи обмотаны шарфами от Пола Смита с пришпиленными ценниками: 25 000 руб. Рядом на темнокожую куклу наброшен домашний халат с перьями и стразами за 100 000 руб.

— Цена для многих клиентов — дело десятое, — замечает на ходу мой наставник — персональный шопер Андрей Шевченко, имеющий за плечами три курса философского факультета МГУ, диплом Лондонской парикмахерской академии, стажировки в Милане и Париже.

Выбирая для постоянной клиентки платье к фуршету, он сомневается лишь минуту:

— В золотом цвете выбрать или в черном? В черном или золотом?

Вскоре покупка оказывается упакованной в коробку. У дамы, которой мы везем наряд, большой гардероб. Неделю назад, собираясь на деловую встречу, она пришла в смятение: чего-то не хватает… Андрей приехал и с ходу определил: “Нужны туфли со скошенным каблуком”. Через полтора часа, объехав несколько магазинов, он купил нужную обновку и к ней дорогой аксессуар — кожаную папку в тон.

Как врач о пациентах, Андрей о своих “подопечных” говорит лишь в общих чертах:

— Все они очень занятые люди, которым по статусу нужно выглядеть респектабельно. Они могут потратить на гардероб определенную сумму денег, при этом у них совершенно нет времени ходить по магазинам. Моя задача — одеть клиента так, чтобы его адекватно воспринимали в профессиональной среде.

Глядя на незнакомого человека, мы подсознательно оцениваем его внешний вид. Персональный шопер, который по сути своей является стилистом, обязан запрограммировать в одежде своего клиента нужное восприятие, например: “я состоятелен, успешен” или “я веселый, балагур”.

Год назад меня порекомендовали двум клиентам, которые приехали в Москву с рюкзаком денег. Они занимались нефтяным бизнесом и через неделю должны были ехать в Тюмень покупать нефтеперегонный завод. В первую очередь они мне сказали: “Андрей, на нас неадекватно реагируют девушки, нас не пускают в приличные ночные клубы”. На ребятах были дорогие, но нелепые вещи. Массивными золотыми перстнями они открывали бутылки с пивом. Я ими занялся. Мы купили им “правильные”, высокого качества, сочетающиеся между собой костюмы и рубашки. Помня, что именно детали во многом определяют статус их обладателя, мы тщательно подобрали им деловые аксессуары: дорогие ежедневники, мобильные телефоны, ручки, кейсы. Когда мы забили машину покупками, они признались: “Если бы мы ходили по магазинам одни, выбрали бы в лучшем случае одну рубашку, одни носки…”. Спустя два дня они мне позвонили: “Андрей, на нас совсем по-другому смотрят дамы и официанты”.

— Задача персонального шопера — угодить?

— Важно, чтобы клиент выглядел адекватно своему социальному положению, своим представлениям о себе самом. Я привожу в гармонию его внешний облик и внутренний мир.

— Работать проще с мужчинами или с женщинами?

— Все зависит от человека, насколько он категоричен. Бывает, мне клиент заявляет: “Я ношу только черную обувь”. Я приношу ему к светло-коричневому костюму кофейного цвета туфли, и он видит, насколько они сочетаются по цвету.

— Как ты поступаешь, если клиент желает приобрести бархатный костюм с пуговицами из горного хрусталя?

— Конечно, я никогда не скажу ему: на какой карнавал ты собрался? У меня изначально установка: я друг клиента, я единомышленник, я его понимаю. Помня, что “жизнь — игра”, я как психоаналитик попытаюсь выяснить, что и кому он хочет доказать этим нарядом. Я подробно расскажу, какой посыл несет та или иная рубашка, деталь костюма. Я в свое время консультировал одну бизнес-леди. Она тонкий человек, но имела грубоватые представления о том, что хорошо, что плохо в одежде. У нее была красная машина, и она носила — “под цвет” — нелепое красное пальто. Я ей сказал: “Это элегантно, но не для тебя. Так одеваются люди, которые только что заработали большие деньги и купили себе первую машину и первое приличное пальто. Ты по своему статусу это переросла”.



Игра в превращения

После обеда мы отправляемся подбирать гардероб Вадиму — бизнесмену из “солнечного” Сургута. У посланца севера — живот как рюкзак у альпиниста, и галстук на нем лежит параллельно полу.

Общаясь с клиентом, я вижу, как шопер, словно хамелеон, моментально “меняет цвет” — подстраивается под Вадима. Утонченный консультант начинает, как и его “подопечный”, шмыгать носом, крутить в руках зажигалку, громко смеяться. Это известный психологический прием, клиенту он внушает: расслабься, я такой же, как ты, я свой. Шагая вдоль стойки с костюмами, шопер непринужденно комментирует:

— Наиболее универсальный — темно-синий костюм, его можно надеть “и в пир, и в мир”.

В мире бизнеса принят серый цвет костюма, сам по себе он маловыразителен, зато отлично сочетается с другими цветами. Очень консервативно, очень официально, очень дорого, на грани шика выглядит темный костюм в тонкую полоску. Когда клиент притормаживает у стойки с черными костюмами, Андрей хлопает его по плечу и замечает:

— Черный цвет по умолчанию считается “униформой” банковских служащих и агентов ФБР в комических фильмах. Для прочих джентльменов костюм цвета тьмы уместен лишь на кладбище, а нам своих хоронить еще рано…

Я уясняю, что в среде, где предстоит вращаться клиенту, нежелательно приходить на работу два дня подряд в одном и том же. Нежелательно являться на переговоры в том костюме, в котором его уже видели партнеры в прошлый раз. В конце концов Андрей уверяет, что достаточно пяти-шести комплектов, которые будут сочетаться между собой. Когда наш клиент примеряет классический пиджак и пытается застегнуть его на все три пуговицы, Андрей машет руками:

— Нижняя пуговица не застегивается ни при каких условиях. Чтобы не было соблазна — нижнюю петлю мы попросим в мастерской зашить!

Выворачивая брюки наизнанку, консультант объясняет: “Подкладка на передней части брюк должна доходить почти до середины икры, тогда брюки не будут вытягиваться на коленях”. Обращает внимание шопер и на то, как обработан пояс брюк: посередине светлой корсажной ленты должна быть проложена тонкая резинка — она не дает рубашке вылезать из брюк. Так же тщательно, как костюмы, наш консультант подбирает Вадиму рубашки. Бормоча под нос: “Воротничок обрамляет лицо”, он из трех приготовленных стопок с сорочками откладывает в сторону все белые рубашки. Шопер считает, что белый цвет придаст лицу рыжего нашего клиента нездоровый вид. В ход идут сорочки цвета слоновой кости и рубашки насыщенных оттенков: глубокого синего, оливкового, коричневого, бордо.

— Стоп, стоп, стоп! — говорит-поет шопер, видя, как наш клиент прикладывает к костюму один за другим галстуки с картинками. — Это в Европе инвестиционные банкиры носят однотонные итальянские костюмы и галстуки Hermes с лошадьми, а судебные адвокаты к полосатым английским костюмам надевают галстуки в мелкий горох. Это корпоративный стиль. Классическими же расцветками галстуков считаются косая полоска, геометрический повторяющийся рисунок.

Мы тут же узнаем, что “галстук — интимная деталь мужского гардероба”. Выбор галстука говорит не только о статусе его владельца, его характере, самооценке, но и о его сексуальности.

Повесив на руку три дюжины “правильных” галстуков, Андрей просит нашего “подопечного” примерить их один за другим: по правилам нижний конец галстука должен касаться середины пряжки ремня на брюках.

Выбирая нужные оттенки, шопер объясняет: “Галстук должен быть темнее рубашки, хотя бы на полтона. Слишком темная рубашка в сочетании с более светлым галстуком придает “гангстерский” вид”. Чтобы он ровно “сидел” и чтобы не париться с зажимами, Андрей советует нашему клиенту внутрь широкого конца галстука вложить тяжелую монету — лучше 5 рублей.

В обувном отделе обалдевший от зеркал и примерок он уже не слышит Андрея, который повторяет: “Черная обувь носится с черными, темно-синими и серыми брюками, коричневая — подходит к коричневым брюкам, зеленым, оливковым, бордовым”. Когда в заключение шопинга консультант под цвет брюк и обуви подбирает Вадиму два десятка носков, тот, отчаянно жестикулируя, говорит: “Берем сразу пятьдесят!”

Вечером в гостинице, заплатив Андрею гонорар в тысячу баксов, довольный клиент угощает шопера северным согревающим напитком — “шилом” — спиртом с перцем.



“Сексуальный объект джентльменам не нужен”

Следующая наша клиентка — молодая дама. Без лишних затей она говорит шоперу по телефону: “Хочу замуж за респектабельного человека. Оденьте меня соответственно”.

— Чему удивляешься? — спрашивает меня Андрей. — Девчонки в модельной среде знают: я хорошо выдаю замуж. У каждой из них есть деньги — у одной папа состоятельный, другую бывший бойфренд одарил, третья — сама как топ-модель заработала первоначальный капитал. Таких дам русские мужчины уже мало интересуют.

У новой нашей клиентки Людмилы — маленький рост, который льстит мужчинам, и большие зеленые глаза. Поймать жениха она хочет непременно на туманном Альбионе.

— Значит, лондонский банкир? — спрашивает Андрей. Узнав, что Люда располагает суммой в 15 тысяч баксов, он потирает руки: — Здесь есть где развернуться!

Припарковавшись в Третьяковском проезде, шопер объясняет клиентке:

— Я одеваю тебя так, чтобы ты не выглядела как сексуальный объект. Никаких колгот с рисунком, обуви с украшениями. Внешний вид сексапильно одетой девушки говорит, что ее можно купить, это может стоить дорого, но все равно продается… Сексуальный объект джентльменам не нужен, у них он есть, и не один. В твоей одежде мы заложим совсем иной посыл — девушки тонкой, девушки-интеллектуалки. Вещи выберем тебе качественные, элегантные, но сдержанные по своей форме.

Андрей выбирает Людмиле однобортный пиджак с застежкой под горло, как у Chanel, и коричневое платье ниже колен, которое лишь слегка подчеркивает фигуру, к нему — пояс с желтой пряжкой, на два оттенка отличающийся от цвета платья. Наша клиентка примеряет закрытые коричневые замшевые туфли на среднем каблуке. Понятно, что девушка в таких туфельках по улице не ходит, в ее распоряжении — машина. В ювелирном магазине шопер предлагает примерить клиентке сережки и колечко с малюсенькими бриллиантами.

— В этих скромных украшениях мощный посыл, — замечает Андрей. — Понятно, что их обладательница может позволить себе и большие камушки, но она всю эту показуху уже переросла, теперь у нее хороший вкус.

Когда Людмила останавливается у витрины с массивными кулонами, Андрей тихо говорит:

— Никаких золотых цепочек! На шее у тебя может красоваться только какая-нибудь прозрачная нить с маленьким медальоном.

Особое внимание шопер уделяет аксессуарам. Часы его клиентка приобретает престижной марки, но со скромным кожаным ремешком.

— А деловые дамы просят “убрать” из их облика все женское — сексуальное?

— Нередко их воспринимают не как деловых партнеров, а как сексуальный объект. Это мешает бизнесу. Подбираю дамам сдержанные костюмы строгих оттенков, длинные юбки, туфли на небольшом устойчивом каблуке. Подобная “униформа” стирает сексуальность.



* * *

О гонорарах Андрей говорит неохотно:

— На начальном этапе могу оценить свои услуги в 50—75 долларов в час, а могу и 250 загнуть. В процессе работы клиенты понимают, насколько ценно, когда рядом есть консультант, и тогда благодарности принимают уже другие формы. Месяц назад один господин потратил на гардероб 25000 долларов, мне скинул 3500.

Андрей — “свободный художник” в мире персональных шоперов. Большинство же его коллег по цеху “приквартированы” к крупным магазинам и зарплату получают не от клиентов, а от владельцев торговых домов плюс процент от каждой сделанной клиентом покупки. Им нужно поймать золотую рыбку и развести ее на крупную покупку.








Партнеры