Б.Н. “завязал” со спиртным

Геннадий БУРБУЛИС: “Ельцин никогда не матерился”

1 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 577

Сегодня первому президенту России Борису Ельцину исполняется 74 года. Заключив “джентльменское соглашение” с преемником, Б.Н. выпал из политики, зато стал персонажем светской хроники.


В последний раз на публике Ельцин был замечен в Кремлевском дворце, на Дне чекиста. На банкете, устроенном после концерта, Б.Н. не выпил ни капли спиртного. Вообще бывшая президентская чета ведет образ жизни, которому мог бы позавидовать любой пенсионер — путешествия, театры, концерты... Наина Иосифовна при помощи внука в совершенстве освоила компьютер. А главной страстью Бориса Николаевича остается теннис. Его кумир — Марат Сафин. Так что последняя суперпобеда этого спортсмена, пожалуй, стала главным подарком для первого президента России.

* * *

О некоторых неизвестных подробностях из жизни своего бывшего шефа рассказал “МК” ныне сенатор, а когда-то госсекретарь РФ, которого называли “серым кардиналом” при Ельцине, Геннадий Бурбулис.



Как Ельцин залез на танк

— Вы помните фотографии, которые обошли все мировые СМИ, — Ельцин на танке? Так вот, если бы не властный характер Бориса Николаевича, то этого фото могло и не быть вовсе.

Во время путча мы с ним приехали в Белый дом, пытались разобраться — что происходит в стране. Вскоре мы обнаружили, что к Белому дому подтягивается танковая бригада. Это путчисты хотели нас заблокировать. Естественно, эта ситуация абсолютно не стандартная. Как себя вести? Мы сидим в кабинете у Бориса Николаевича, и вдруг приходит Коржаков и объявляет: танкисты вышли из танков и общаются с прохожими, танкисты не понимают, куда их послали и зачем. Так вот, у Ельцина моментально возникает идея пойти на улицу и пообщаться с этими танкистами.

Я очень возражал. Более того, мы вышли на балкон, посмотрели, что ж там происходит. Он снова утвердился в том, что нет, надо туда пойти. Я же до последнего был против.

И вот — кадры, которые через полчаса пошли по всему миру: Ельцин и мы все на танке — и он зачитывает наше обращение к российскому народу. На танке, который приехал его блокировать и физически изолировать!



Как Ельцин все помнил

Мы с Ельциным работали вместе 24 часа в сутки. На личную жизнь времени оставалось очень мало.

Ельцин не был злопамятным. Скорее — всепамятным. Помнил все. Его феноменальная память известна многим. Он никогда не кричал, не матерился. Если уж слишком раздражен — мог про себя что-то произносить, но вслух никогда. Он ко всем без исключения обращался на “вы”. Никогда не курил.



Как Ельцин работал с кадрами

— Чтобы сработаться с Борисом Николаевичем, нужно было следующее. Во-первых, знать и уметь такое, чего не знал и не умел он. Ельцин хотел работать с людьми, которые в состоянии не только брать на себя ответственность, но и выдвигать новые идеи и уметь их отстаивать.

Во-вторых, Ельцин, которого я знаю и помню, был человеком с обостренной человеческой, социальной чувствительностью. То есть он умел сопереживать и радостям человеческим, и горестям. Нужно было уметь сострадать. По крайней мере тогда для Ельцина это было важно.

Работать с ним было не просто. Он любил показать, кто в доме хозяин. И самый незабываемый момент — наши переговоры с поляками. Визит Валенсы в 92-м году. Перед подобными встречами проходит кропотливая многомесячная работа разных департаментов. Многие вещи согласовываются, просчитываются последствия на международном уровне. Встречи в формате один на один тогда только вводились в практику. И Борис Николаевич во время встречи с Валенсой объявил решения, которые не совпадали с нашими проработками и не отвечали нашим интересам. Но этот шаг — ельцинское политическое блюдо.



Как Ельцин не создал “Единую Россию”

— Он испытывал восторг и ликование от тех перспектив, которые открываются перед новой Россией. Свободной. Демократической. Ельцин больше нас мечтал об этом. Именно поэтому он даже не рискнул создать проправительственную партию.

Ведь я долго убеждал Бориса Николаевича, что она необходима. Без нее энтузиазм поддерживающих президента среди населения России будет спадать. И особенно в силу тех крайне сложных задач, которые мы будем решать. Поэтому для эффективности работы правительства, президента нужна была новая общественная организация, которая обеспечила бы мост между президентом и народом.

Я не имею в виду такую же, как “Единая Россия”. Мы бы сделали что-то более подходящее. Но Ельцин постоянно от этого уходил. Он говорил: “Я ведь выбран всенародно и не могу отталкивать от себя избирателей”. Он настаивал, что тот ужас КПСС у людей еще в памяти очень силен. Проправительственную партию могут сравнить с коммунистической. Но я считаю, что это была ошибка Ельцина и всех нас.








Партнеры