Плыви, Юра, плыви...

Новый лидер нашей сборной Прилуков все еще растет

1 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 249

Разочарование болельщиков после Олимпиады, принесшей нам всего лишь “серебро” Станиславы Комаровой, было сильным. Но, как ни странно, разожгло и неуемное любопытство: а дальше-то что?

На этот вопрос незамедлительно и практически не вылезая после Греции из воды ответил за всю российскую сборную Юрий Прилуков: сначала выиграл чемпионат мира в Америке, затем последовательно брал “золото” на этапах Кубка мира. В том числе и в Москве, которая на прошлой неделе во второй уже раз приняла этап Кубка мира по плаванию на короткой воде.


Он, может быть, и не хотел ее брать, эту роль лидера сборной России, но она досталась ему сама. Что справедливо.

— Юра, такое впечатление, что вы как заведенный плывете и плывете после Олимпиады. То там выиграли, то здесь…

— Да не так много я сейчас и напрягаюсь — езжу, катаюсь по Кубкам мира. Туризм, можно сказать. И, между прочим, две недели отдыхал — после чемпионата мира в Индианаполисе. Неделю дома, неделю в Египте.

— И что, после афинской нервотрепки хватило?

— Вполне. А какая нервотрепка? Греция была неудачна лишь тем, что не было медали.

— Это не повод?

— А в остальном-то все удалось.

— Как это?

— Работа вся была сделана правильно. Просто плавание неравномерно развивается, происходят скачки, и на Играх был именно такой скачок, временной прорыв, за которым мы с тренером немножко не успели. Вот и все.

— Все-таки трудно поверить в это “вот и все”. Вы лукавите или так держите удар?

— Все, что у нас не получается, прибавляет на самом деле силы. Поэтому будем считать, что я свою силу проигрышем только удвоил. Наверное, если бы после Греции я бросил плавать — это бы выглядело странновато. Результаты, которые я сейчас показываю, говорят о том, что подготовка ведется грамотная. Ну если у меня все хорошо, а у остальных почему-то нет, то какой вывод?

— Учиться, учиться и учиться. В вашем случае — плыть.

— А вы говорите: “как заведенный”... Все спортсмены — и американские, и австралийские — стартуют, можно сказать, без остановки. У них много соревнований внутри страны, про которые никто из нас толком ничего и не знает. Нужно стартовать. Ни одна тренировка не заменит соревнований. Потому что любой старт — максимальная нагрузка, адреналин.

— А этот бесконечный адреналин по голове не бьет в конечном итоге?

— Но психологически-то я тоже в этот момент баллы набираю. И голову я тоже тренирую — так же, как и мышцы.

— Так вы должны быть вообще уже непрошибаемым!

— А я и так непрошибаем.

— У нас в сборной такие еще есть? И вообще, сама сборная в лучшем понимании этого слова есть или каждый сам по себе?

— Я думаю, пройдет время, и все будет хорошо. Юношеская команда, в которой я был капитаном два года назад на чемпионате Европы, была командой, заряженной на победу. И сейчас, я уверен, все будет хорошо. Нужно только помогать людям работать... Или вот меня часто спрашивают: родной город помогает? (Екатеринбург. — И.С.) Что отвечать? Главное, не мешает. Все это грустно достаточно, но так и есть. Со стороны, наверное, кажется, что мы везде ходим, деньги собираем: федерация, город, еще кто-то… После чемпионата мира я ничего не получил (в Индианаполисе Юра стал дважды “золотым”. — И.С.). Кроме президентской стипендии. В городе квартиру обещали, да потерялась где-то квартира.

Да даже и не в этом дело! Я был в Австралии — меня не потрясло, как они относятся к плаванию — это известно давно. Но насколько же все грамотно! И ничего удивительного в том, что пловцы становятся там олимпийскими чемпионами буквально пачками, нет. В Америке — то же самое. Могу долго на эту тему рассуждать, но если в двух словах: они начинают свою заботу с детей, а продолжают тем, как относятся к чемпионам. Не мира или Олимпиады, а просто чемпионам страны. Когда народу нравится, что ее команда побеждает, о ней заботятся.

— В России все так плохо и команды-мечты нам не видать?

— Если думать, что все как-нибудь само решится или что пловцам нужна только вода, которая тоже не всегда и везде есть, то никаких олимпийских чемпионов в России и не будет никогда. Нужны залы, причем очень серьезные — со специальными тренажерами, нужен врач-диетолог, нужны бассейны — везде. Много чего нужно. А что касается сборной команды, всегда требуется какой-то отрезок времени, чтобы все нормализовалось. Лишние люди выпадут, останутся только те, кто хочет и готов плыть быстро. Кто хочет бороться, не боится этого. И для кого австралийцы или американцы не что-то устрашающее, а просто соперники. Должны быть люди, которые будут рвать всех подряд, вот и все.

— Так просто? Вы готовы?

— Готов. Но надо еще физически подсозреть. Я вон еще расту…

— Растете в прямом смысле слова?

— Ну да. Наверное, еще сантиметрики прибавлю. Но дело, конечно, не в самом росте, а в том, что физические кондиции изменяются ведь пока еще, увеличиваются. Сила, выносливость... Жизнь идет. Хотя и не такая, как у всех, — ограничений хватает. Олимпийский год вообще только из них и состоял. Но после Олимпиады я понял, что все делаю правильно. И так и надо, по-другому не получится.

— Юра, вы такой рассудительный, чтобы не сказать мудрый, все по полочкам раскладываете. Это что, врожденное или кочевая жизнь до такой степени уже научила: не надо вскипать, как чайник, а надо…

— А я никогда не вскипал. Да дело тут и не в случае каком-то, что меняет характер. И не в накопленном опыте. Просто нужно всегда думать головой, вот и все.





Партнеры