Островной инстинкт

Как живет Шри-Ланка спустя месяц после цунами

1 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 338

За месяц, что прошел после трагедии, на остров Цейлон приземлилось больше 300 бортов с гуманитаркой. Около 4 млрд. долларов собрано по всему миру, 2 из них уже выделено на восстановление береговой линии от Коломбо, столицы Шри-Ланки, до Хамбантоты, буквально стертой с лица земли.

Американцы прислали военных — 1600 человек — для расчистки городов и строительства водопровода.

Израиль — психологов, их сейчас особенно не хватает, и они работают по всему берегу. Франция, Германия, Россия и Южная Корея раскинули мобильные госпитали. Канада, Индия, Пакистан, Бельгия, Сингапур и Великобритания привезли на остров столько лекарств и продовольствия, что их хватит на год вперед.

Спустя месяц после цунами спецкор “МК” Елизавета МАЕТНАЯ побывала на месте трагедии и увидела, как на остров возвращается жизнь.


Перед стихией все бессильны. Перед стихией все равны. Пришла волна и за минуту забрала с собой 50 тысяч человек, каждый третий из которых — ребенок. Она снесла дома, вырвала пальмы, разрушила могилы, оставив после себя лишь голый песок и тысячи безутешных людей. Прошло больше месяца после цунами, и теперь на Шри-Ланке, наряду с Индонезией, сильнее всех пострадавшей от стихии, учатся заново жить. “Через три месяца мы восстановим отели, а через год построим смытые города. Мы не сдадимся, как бы нам ни было тяжело, — говорят на острове. Океан по-прежнему бурлит и сшибает наповал, каждый день льет как из ведра, хотя обычно в январе здесь райская погода, пик туристического сезона. — Нет слова “завтра”. Есть только “сейчас”. Эта минута, этот вечер. Понимаешь, секунда — и ничего больше нет.” Они улыбаются днем и плачут по ночам. Они верят, что справятся. Они знают, что смогут. Им слишком многое еще нужно понять и пережить. Их мужеству можно только позавидовать.

Эпидемий не будет

Крис Гунавардана родился в Шри-Ланке, учился в России, а живет в Новой Зеландии, работает в школе небольшого городка Гисборн.

— Нас здесь сейчас несколько человек, — рассказывает Крис. — Раньше у нас никто о Шри-Ланке не знал, а после случившегося многие люди скинулись и послали нас сюда строить дома. Денег у нас хватит на сто домов — не роскошных, конечно, но очень хороших, таких здесь раньше не было. Мы не уедем отсюда, пока в них не поселятся пострадавшие семьи.

Правительства некоторых стран приняли решение об оказании именно адресной помощи. Турки за свой счет построят 500 домов в разрушенной Велигаме, немцы возведут новые школы, норвежцы договариваются о восстановлении городов и деревень на севере острова, подконтрольного “тамильским тиграм”. 500 домов уже начали строить в Хамбантоте.

Никто из пострадавших не останется на прежнем месте и не будет сам восстанавливать свое жилье — на этот счет правительство приняло специальный закон.

— Люди должны прийти в себя от пережитого. У них и так травмирована психика, а нашей стране хватит жертв, — говорят сотрудники Центра цунами, созданного сразу же после трагедии.

В середине января ВОЗ и ООН объявили Шри-Ланку эпидемиологически опасной зоной сразу по трем болезням: малярии, холере и гепатиту. На днях эту блокаду сняли — по заключению международных экспертов, на острове сделано все, чтобы не допустить распространения заразы. Официально заявлено, что бояться нечего — эпидемий не будет.

— Главная болезнь, которую у нас можно подцепить, — это лень. Нам слишком легко все давалось, и мы перестали это ценить. Боги прогневались и послали цунами, — говорят островитяне.

Шри-Ланка недаром переводится как благословенная земля: воткни палку в землю — она и без тебя вырастет. Даже поливать ничего не придется. Ананасы и кокосы, манго и папайя, не говоря уже о бананах, чуть ли не сами падают в рот. Вот никто особо и не напрягался — по количеству выходных и праздников Шри-Ланка на втором месте в мире после Кубы. Теперь придется напрячься, чтобы выжить.



Сбежавшие слоны и рыбы-людоеды

Любая трагедия мгновенно обрастает невероятными подробностями и легендами. Рассказывают, например, о том, как дикие слоны, почуяв приближение цунами, спасали на своих спинах посетителей заповедников, а океан до сих пор выбрасывает на берег обглоданные рыбами трупы. Говорят, исчезнет скоро и цейлонский чай — порт Коломбо разрушен, а знаменитые чайные плантации превратились в болота.

В заповеднике Явва, на самом юге острова, погибло больше всего туристов. Здесь был роскошный отель — его вместе с 275 посетителями и обслуживающим персоналом снесло за считанные секунды. Кругом буйволы, павлины, тигры, олени и, конечно, стада диких слонов — повсюду буйная зелень и озера. На половине из 40 тысяч гектаров земли устраивали сафари.

— Слоны действительно минут за 40 до начала цунами побежали в глубь заповедника, а следом за ними кинулись остальные звери. Это была странная картина: за все годы, что мы наблюдали за животными, они себя так никогда не вели, — говорит егерь заповедника Приянте. — Народу в то утро было очень много: впервые за несколько дней выглянуло солнце, к тому же рождественские праздники, приехала куча людей. Удивительно, но никто из диких животных не погиб — только несколько коров, да и то потому,что были привязаны. Слоны никого не спасали — к счастью, на их пути никого не было, а то раздавили бы и не заметили. Как-то туристка из Германии попыталась подойти к ним поближе — ее разорвали в клочья.

Вот уже третий час мы колесим на джипе в поисках слонов. Дожидаемся их у водопоя, на закате, а они все равно не идут. “И так уже месяц”, — качают головой егеря. Рядом наматывают километры другие туристы: парк открыт для посетителей. Результат тот же — животных нет. Соленая вода, проникнув на несколько километров в глубь заповедника, лишила жизненных соков тысячи деревьев. Они скрючились, как больные полиомиелитом, и теперь медленно умирают. Их решено не убирать: национальный заповедник Явва останется единственным на острове памятником стихии. По мнению ученых, естественным способом он быстрее восстановится, и дикие животные захотят вернуться в привычные места обитания.

Страшные рассказы про рыб-людоедов оставили без куска хлеба тысячи и так уже обездоленных ланкийских рыбаков. У них просто перестали брать рыбу и креветки — международные перекупщики считают ее теперь чуть ли не ядовитой.

— Что такое 50 тысяч жизней для Индийского океана? Да что тот же миллион? Он проглотил их и тут же забыл. Ученые уже давно доказали, что рыба не может даже из-за таких глобальных бедствий мутировать, и ее спокойно можно есть, но ведь их никто и слушать не хочет, — говорит Джулиан Боулинг, известный на Цейлоне человек. Вместе с друзьями он за свои деньги покупает рыбакам лодки и сети, потому что они им сейчас нужнее всего. — Рыбакам сейчас в одиночку не выжить: кроме рук, у них ничего не осталось. Им нужно объединиться в колхозы по типу тех, что когда-то были у вас.

Чтобы добраться до чайных плантаций, цунами пришлось бы снести чуть ли не половину острова. А волна, в укромных бухточках набравшая скорость до 800 километров в час, забралась вглубь лишь на 5 километров, и то лишь в нескольких местах.

— Ни одна из чайных плантаций не пострадала, в порте Коломбо вообще никаких разрушений нет, — говорит советник по международному сотрудничеству Общества российско-ланкийской дружбы д-р Саман Вирасинхе. — Чай — главная статья нашего экспорта, а самые крупные покупатели цейлонского чая — это Россия и страны СНГ. Объемы поставок не будут снижаться, для этого нет никаких причин.



Русских здесь любят

“О, рашен? Юрий Гагарин!” — кричат тебе на каждом углу и радостно улыбаются. Русских на острове любят, к счастью, есть за что. Пытаясь в 60-х годах заставить ланкийцев построить социализм, мы сделали для них много хорошего. В обмен на высококачественный чай, непременный атрибут советских спецпайков и новогодних подарков, поставили им шинный и металлообрабатывающий заводы. До этого Цейлон был лишь сырьевой базой для англичан, бывших колонизаторов. В конце XIX века на острове побывал последний русский император Николай II вместе с юным цесаревичем, посадил в Канди — древней столице Цейлона, где расположена главная буддийская святыня храм Зуба Будды, — железное дерево. Оно до сих пор стоит, руками не обхватишь. А вот дерево, посаженное Юрием Гагариным, только-только вернувшимся из космоса и приехавшим в тот же парк, что и царь-батюшка, так и не прижилось — что бы с ним ни делали, все равно чахнет.

— Знали бы вы, какие у нас в прошлые времена были туристы из Советского Союза, какое удовольствие было с ними работать! — говорит гид-переводчик Ананда Ранпатидева. — Невероятно начитанные, интеллигентные люди — они нам могли больше о нашей стране рассказать, чем мы им. А сейчас русские туристы почему-то очень ленивы и не любят путешествовать. Живут в роскошных отелях, валяются под пальмами, и ничего им не интересно. А если уж все-таки поедут на экскурсию, то задают лишь два вопроса: когда доедем и где купить пиво.

Дороги на Шри-Ланке измотают любого — какие-то 300 километров, а ехать можно и 7 часов, и 9. Узенькая двухрядка, бешеные тук-туки (трехколесные мопеды с сиденьем для пассажиров) и постоянные аварии. Потому что, если здесь и есть хоть какие-то правила, их все равно никто не соблюдает. Расширить же дорогу — целая история, иногда длящаяся годами: местные жители вечно против. Земля кругом частная, и договориться с ними почти невозможно — действует девиз: ни пяди назад. С другой стороны, на Шри-Ланке не продают землю иностранцам, и это достойно уважения. Сколько ни пытались американцы и норвежцы обосноваться на здешних райских берегах, ничего у них не получается. Частная собственность оказалась сильнее любой коррупции...

Ланкийские школьники до сих пор изучают Достоевского и Толстого, Чехова и Бунина (они, кстати, здесь бывали) и даже Маяковского учат наизусть. Еще с советских времен студенты охотно приезжали к нам учиться, едут и сейчас. Как правило, в провинциальные вузы, поскольку на столичные педы и меды денег не хватает. Кстати, по уровню и доступности образования Шри-Ланка занимает второе место в Азии после Японии, и по уровню медицинского обслуживания, которое тоже бесплатное, остров входит в тройку лидеров. До цунами здесь была и самая низкая в Азии детская смертность. 26 декабря во многих школах были воскресные уроки (вроде наших классных часов), и волна забрала с собой школьников целыми классами.



Деньги, проклятые деньги

В Шри-Ланке удивительным образом уживаются представители всех вероисповеданий. Здесь ни разу на религиозной почве не было ни одной распри. А Адамов Пик, что в центре острова, — священная гора для религий. Буддисты считают, что ее посетил сам Будда. Индуисты утверждают: отпечаток, что наверху горы, принадлежит Шиве. Мусульмане настаивают на том, что здесь впервые ступил на землю Адам. Христиане же верят, что это ступня святого Фомы.

Несмотря на такую религиозность, без личного астролога ни один островитянин обойтись не может. Любое событие в жизни — будь то свадьба, рождение ребенка, начало строительства дома или переход на другую работу, — все делается строго по звездам. Но чтобы не грешить потом на небесные светила, нужно все четко фиксировать. Когда малыш зачат, во сколько показалась детская головка и раздался первый крик — если сведения будут неточными, то и гороскоп окажется неверным, тут и к гадалке не ходи. Если же все делать правильно, то и семья будет крепкой, и потомство здоровым, и жизнь долгой. И действительно, разводы на острове редкость, а средний мужчина-ланкиец живет на 20 лет больше, чем средний россиянин.

О цунами астрологи тоже предупреждали. Одна известная на Шри-Ланке гадалка, с которой советуются первые лица государства, стучалась во все двери: звезды указывали — в конце декабря жди большой беды. Но не указывали, откуда ее ждать. Всемирно известный писатель-фантаст сэр Артур Кларк, почетный житель Шри-Ланки, вот уже больше 50 лет живущий на острове, описал цунами в одном из своих рассказов. Так же, как когда-то предсказал появление спутниковой связи и мобильных телефонов.

— Я просто предположил, что океан может взбеситься. А он на самом деле сошел с ума, — говорит теперь писатель и грустно качает головой.

После цунами вера в богов и колдунов стала на острове еще сильнее.

— Соседние Мальдивы по сравнению с нами практически не пострадали. Почему? Потому что их спасли рифы. У нас вокруг острова их тоже было много, но мы из них лепили дома. Ради чайных плантаций вырубили девственные леса, а они были естественной преградой для любой стихии. Мы забыли свою культуру, свою древнюю историю. О чем у нас мечтает молодежь? Получить образование и уехать на Запад, в Англию например. Деньги, деньги, проклятые деньги — все ради них. А ведь большинство из нас буддисты, и это не наши ценности, не наши заповеди. Вот нас и наказали боги за пренебрежение к самим себе, — верят на Шри-Ланке. — Чтобы выжить, нам нужно вернуться к истокам. Не сможем — это будем не мы. И это будет совсем другая страна.








Партнеры