В бой идут одни старики

В Подмосковье началась битва за проездные

2 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 468

Подмосковные пенсионеры победили. Они вернули себе право на бесплатный проезд на столичном общественном транспорте. Однако свобода перемещения де-юре еще не означает свободу де-факто. Ведь без проездных ни в метро, ни в автобус не пустят. В рекордно короткие сроки Москва отпечатала 2 миллиона билетов для стариков Подмосковья, и на прошлой неделе областные собесы начали их раздавать.

Понаблюдать за процессом раздачи мы отправились в колыбель “ситцевой революции”. Для удобства пенсионеров здесь организовали сразу несколько пунктов по обилечиванию, чтобы старики не душились в очередях. Но пожилых людей переделать трудно — они идут все разом и с первыми петухами.

Полдень, ДК “Родина”. Подступы к очагу культуры напоминают штурм Зимнего: слоистая очередь намертво оккупировала вход в здание. “Передовики” упираются носом в железные решетки дверей. На авангард нещадно жмут сзади, но первоочередники держат рубеж с упорством героев-панфиловцев. Мороз обжигает щеки — на улице чудовищная метель.

— Приведите сюда Зурабова! — кричит Лидия Гревцева. — Пусть вместе с нами давится за этими проездными!

В предбаннике “Родины” гораздо теплее. Попасть сюда пенсионеры считают за счастье. У многих от стояния на морозе онемели конечности. Но здесь старикам предстоит новое испытание — страсти накалены до предела, бабушки неистово сражаются за свое “место под солнцем”. У двух уже сдали нервы:

— Куда лезешь, старая? Не стояла, а прется, нахалка! — пихает соседку воинственная пенсионерка в синем пальто.

Возникает потасовка. Толпа ходит волнами, раскачиваемая эпицентром эмоционального взрыва.

— Женщина, не деритесь! — подают голоса еще не побитые “гнилые” интеллигенты. Но их не слышат.

Проходим в вестибюль, под завязку забитый пожилыми людьми. Над девятью письменными столами склонили головы сотрудницы соцзащиты. Процедура обилечивания не так быстра, как хочется. Надо проверить документы льготника и быстро сориентироваться, какие проездные из четырех разновидностей ему выдавать.

— У моих сотрудников голова кругом идет, — сокрушается начальник отдела Марина Табунова. — Даже в туалет некогда отойти. Давать надо быстро — пенсионерам один проездной, льготникам — другой. Плюс на метро — федеральным льготникам билеты зеленого цвета, региональным — синего. Но чтобы по ним ездить, все равно надо иметь при себе удостоверение.

— Женщина, вы не тот документ достали, — неожиданно отвлекается Марина Владимировна. — Это удостоверение на медаль, красного цвета. А предъявлять надо синее, ветеранское.

Старушка ошалело перебирает трясущимися руками целую стопку красных, синих и черт еще знает каких “корочек”.

— Обслуживаем по полторы тысячи человек в день, — продолжает Табунова. — Из 50 тысяч химкинских льготников часть обеспечили проездными на наземный транспорт за два дня, а потом нам привезли проездные на метро. Пенсионеры приходят теперь по второму кругу. Но мы будем выдавать проездные до последнего посетителя!

Это звучит, как клятва.

— А 200 рублей компенсации? — встревает дедок в заячьей шапке-ушанке. — Назад отберут?

— Ничего у вас не отберут, просто с февраля будете получать не 200, а 80 рублей. И бесплатно ездить на транспорте.

Отправляемся в следующий раздаточный пункт — на Юбилейный проспект, 10. Издалека слышим, как с порога кричит соцработница: “Не стойте за проездными, закончились! Будут через два дня”. В толпе ропот.

— Хрен ихнюю систему поймешь, — откровенно заявляет тетенька с багровым от мороза лицом. — Сначала вызывали по алфавиту: прошла только буква “А”. У меня фамилия на “Х”, сколько мне тут еще мерзнуть?!

В другом пункте выдачи, на Юбилейном, 74, хвост растянулся метров на 50. У входа дежурит милиционер.

— Пустите с ребенком, — умоляет толпа.

Страж порядка приоткрывает дверь. Тут же в нее устремляется “голова” очереди.

Она отступает только при виде “скорой”. Бригада “03” под руки выводит на крыльцо старичка с заплетающимися ногами. От долгого стояния у него закружилась голова, и он упал в обморок — дедуля недавно перенес инсульт.

— У меня тоже три инфаркта было. Инсульт тоже был, — говорит Анатолий Черевичин из очереди. — Утром укол сделали, пошел сюда. Два дня назад получил проездной на автобус. Теперь снова мучиться — получать билет на метро.

Впрочем, не очень понятно, зачем после инсульта кататься на московском автобусе? Вопрос риторический.

Ситуация в подмосковных Химках — типичная. Здесь еще власти города попытались максимально развести ветеранские толпы, кинув на раздачу льгот все силы соцработников, разбросав их по оперативно созданным пунктам. А в дальних районах такой возможности нет. Там ветераны записываются с ночи и держат очередь сутками. До последнего вздоха.

Эпопея с 122-м законом уже отняла у стариков массу сил и нервов. В последнее время они непременно за чем-нибудь стоят: чтобы их внесли в реестр льготников, чтобы открыть сберкнижку для перечисления компенсаций, теперь вот за проездными. Не за горами (возможно, это произойдет в ближайшие месяцы) введение единой социальной карты льготника. Осилят ли эту новацию ветераны?






Партнеры