Рейтинг января

Удар по органам

3 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 230

Для самых впечатлительных главным событием января стала выставка фотографий знаменитого американского гея Роберта Мэпплторпа в Московском доме фотографии. Фотографии к нам привезли впервые — из Фонда Гуггенхайма в Нью-Йорке. “Он гомик!” — кричат самые брезгливые, и мы отвечаем: “Да! Но сначала вглядитесь в его фотографии”. Мэпплторп умер пятнадцать лет назад, в 1989 году. От СПИДа, как Нуриев и Меркури. Но еще лет за десять до этого мир понял: лучше его человеческое тело не знает никто.


Аплодисменты месяца

достались не артисту, певцу или мастеру разговорного жанра, а крупному госчиновнику — Михаилу Швыдкому. Именно руководитель Федерального агентства культуры и кинематографии не убоялся, в отличие от других, прокомментировать высказывание министра обороны Иванова, решившегося выполнить план по поставке пушечного мяса в армию за счет артистов и музыкантов. Их силовой министр пренебрежительно назвал “балалаечниками”. Швыдкой стал единственным гослицом, кто вступился за честь художников.

— Очень жаль, что в устах государственного человека слово “балалаечники” прозвучало с неприязнью. Хорошие балалаечники покруче бас-гитаристов. А вопрос отсрочек от армии — это вопрос ведомственный. Министр обороны желает призвать в армию более образованную, более интеллектуально продвинутую часть общества. Понять его можно. А у людей, которые ведают культурой, есть желание, чтобы в области культуры работали профессиональные, высокоталантливые люди — не с перебитыми руками! Поэтому как бюрократ я буду делать все, чтобы коллеги, которые учатся в консерватории, получили все возможные отсрочки. Да, мы должны помнить, что тот народ, который не хочет кормить свою армию, кормит чужую. Но с другой стороны, тот народ, который не заботится о своих музыкантах, не имеет ни своих, ни чужих. Многие наши музыканты (Евгений Кисин например) покидают отечество. Сегодня у власти — чудовищное отношение к стране. Не думают о последствиях некоторых принимаемых законов, не думают о выражениях, которые срываются с уст высокопоставленных чиновников...


Помещица месяца

Наталья Тенякова, которая оказалась первой в номинации “Лучшая актриса”. Она сыграла помещицу Гурмыжскую в спектакле “Лес” (постановка Кирилла Серебренникова). Об этой премьере в Москве только и говорят в самых превосходных степенях! Репутации спектакля не может помешать даже негативная оценка немецкого режиссера Петера Штайна, который в последнее время недоволен всем. Пусть его мнение останется при нем. “Лес” — это бенефис госпожи Теняковой в полном смысле этого слова. О! Да, она помещица, барыня и хозяйка положения, побившая все рекорды по аплодисментам: каждая ее сцена заканчивается ими. А все потому, что истосковавшийся по хорошей игре зритель наслаждается интонациями, комическими приемами и тем органическим существованием актрисы на сцене, которым всегда славился русский психологический театр. Сейчас мало кто так умеет играть.


Скорлупа месяца

Москва — уже не дремучая глубинка, а один из центров культуры. 1-я Московская биеннале современного искусства тому доказательство. Через неделю после ее старта можно сделать кое-какие выводы. Главные: с нами хотят работать знаменитые художники мира. А наши пока не хотят работать с народом, впрочем, как и чиновники от культуры. Варятся в своих скорлупках. Доказательство — знаменитая инсталляция Константина Лузера “Световая пишущая машинка”, побывавшая на всех небоскребах мира. Ее убрали на задворки Третьяковки на Крымском валу. Мы случайно обнаружили пульт от светового табло, на котором каждый может написать любые слова, среди высоченных сугробов. Около него сиротливо стояли человека три. А тем временем Public Art (уличное искусство) — обязательная составляющая художественных фестивалей. Но все же: на Москву буквально обрушилась лавина из классных выставок. Успеть бы все посмотреть до 28 февраля!


Острый дебют месяца

В этой почти психиатрической номинации выступает популярный клипмейкер Юрий Грымов, поставивший в “Новой опере” “Царскую невесту” Римского-Корсакова. Для “Новой оперы” это уже стало традицией — привлекать к постановкам опер мастеров искусств, которые к этому жанру прежде не прикасались. Алла Сигалова, Михаил Ефремов, Роман Виктюк — все они в свое время так же остро дебютировали и создали свои версии мировой оперной классики, немало посмешившие людей с чувством юмора. Теперь список пополнил Юрий Грымов, который после малоуспешного опыта с музыкальным спектаклем “Нирвана” о рок-музыканте Курте Кобейне замахнулся на русскую классическую музыку. Причем тоже в ее культовом проявлении, поскольку “Царская невеста” — общепризнанный оперный шедевр. Как и всякая самодеятельность, спектакль Грымова не лишен своеобразного обаяния: в нем есть задор и энтузиазм неофита. Однако оборотная сторона радостного приобщения клипмейкера к новой профессии — режиссерская беспомощность, спасающаяся в унылых штампах, — доминирует над потугами на неординарность.


Трамплин месяца

...это трап в аэропорту “Шереметьево-2”, на который ступила ножка 10-летней девочки-гения Машеньки Мудряк, отбывшей в Милан учиться при Ла Скала. За час до этого она забежала в “МК” проститься... но навсегда ли? Еще год назад мы писали о ее феноменальном вокале, специально слетав к Маше в гости в Павлодар. В конце 2005-го под присмотром итальянских педагогов у Маши пройдет “ломка голоса”, а уже через два-три года ее прочат в самые молодые оперные Джульетты планеты: впервые реальный возраст певицы совпадет с возрастом литературного персонажа. А здесь ее приглашали сделать карьеру в баре. Так что служащие аэропорта трап далеко не убирают: он еще пригодится не одной талантливой Машеньке.


Урчание месяца

...издал довольный орган Kuhn в 74 регистра: нынче он “усыновлен” собором Девы Марии на Малой Грузинской. А ранее (с 1955 года) сей чудесный трубадур прежде развлекал прихожан базельской кирхи Basler Munster. Но... базельцы позволили себе обновку (в виде органа Mathis), “Кун” же подарили католикам Москвы. Хотя за транспортировку и установку заплатили четверть миллиона евро. Кстати: полная цена за подобную, но новую махину — 1,5—2 миллиона евро. Строили этот орган в Москве немецкие мастера — отец и сын Шмид. Шмид-отец трагически погибает во время монтажных работ. Теперь приход одержим идеей провести серию концертов на двух своих органах — прежнем, электронном “Роджерсе” и новом “Куне”. Надуманным этот проект не назовешь: исторически двое- и даже троеоргание возникало не раз, из-за большой площади соборов. Тогда-то и звучали несколько инструментов в разных концах нефа.






Партнеры