А судьи кто?

Стенограмма пресс-конференции в “МК” Генерального директора Судебного департамента при Верховном суде России Александра Владимировича Гусева

4 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 821

26 января, 12.00

Ведущий — Сергей Иванович Рогожкин, руководитель пресс-центра газеты “Московский комсомолец”.

С. И. Рогожкин:

— Добрый день, уважаемые коллеги, рады вас приветствовать в пресс-центре газеты “Московский комсомолец” на первой в этом году пресс-конференции. У нас сегодня в гостях Александр Владимирович Гусев, Генеральный директор Судебного департамента при Верховном суде РФ, государственный советник юстиции России, доктор экономических наук. Мы сегодня выносим на нашу встречу те аспекты, которые касаются нелегкой жизни российского общества в части его взаимодействия с судебной системой. Как показывает жизнь, не самые простые вопросы будут сегодня обсуждаться, но, возможно, злободневнее, острее темы нет. В делегации Судебного департамента кроме Александра Владимировича — Юрий Михайлович Органов, начальник управления госслужбы и кадрового обеспечения Судебного департамента, Вадим Рафикович Зиятдинов, начальник пресс-службы и Садыхов Эльхан, сотрудник пресс-службы.

А. В. Гусев:

— Спасибо, Сергей Иванович, я рад приветствовать вас в этом замечательном комплексе прекрасной газеты “МК”, это мое такое искреннее, твердое убеждение, я хотел бы сказать, что когда “МК” давал сообщение о предстоящей нашей встрече, одной из тем, которые назвал “МК”, была, что я должен ответить на вопрос, сколько дел рассмотрено судами общей юрисдикцией в 2004-м году, — я сразу скажу, что на этот вопрос я отвечать не буду, потому что ровно через шесть дней в “Президент-отеле” состоится итоговое совещание председателей судов субъектов РФ, там с докладом будет выступать председатель Верховного суда России, и я от его имени, во-первых, передаю вам самые искренние и наилучшие пожелания и, во-вторых, приглашаю вас принять участие в этом совещании, доклад будет очень интересный, и эти цифры вы услышите из уст председателя Верховного суда. Я готов отвечать на вопросы и буду отвечать достаточно подробно.

Вопрос журналиста:

— Как вы относитесь к независимости судов в России? Прокомментируйте дело Кудешкиной, дело ЮКОСа.

А.В.Гусев:

— Судебный департамент при Верховном суде РФ был создан в 1998 году 8 января. 8 января нам исполнилось 7 лет. Основной задачей судебного департамента при его создании, как определило судейское сообщество России, должно было стать создание условий для достижения судами в РФ, и в частности судами общей юрисдикции, независимости судов и судей. Финансовой, кадровой, организационно-правовой. В Законе “О Судебном департаменте” записано, что Судебный департамент, как и все прочие структуры в российском государстве, не вправе вмешиваться в процесс правосудия. Это чисто судебные вопросы, поэтому давать оценку судам и по конкретным делам судебный департамент не вправе, то есть это запрещено законом. Поэтому я, к сожалению, вот на эти вопросы по конкретным делам каких-то комментариев дать не могу.

С.И.Рогожкин:

— Журналисты сразу насторожились, Александр Владимирович, поскольку, как в ринге, теперь надо правильно сформулировать вопросы. Вместе с тем я воспользуюсь вашим добрым отношением к нам и к собравшимся здесь и хочу спросить, будучи знакомым с некой статистикой рассмотрения уголовных, гражданских дел, дел об административных правонарушениях за 2003-й год, как в целом оцениваете Вы: рост количества дел, рассматриваемых судами — это лучше для страны?

А.В.Гусев:

— Я скажу так: если брать судебную статистику, основное в процентном отношении количество гражданских дел значительно больше, чем число дел уголовных. У нас недавно, в конце 2004 года, проходил 6-й Всероссийский съезд судей, на нем выступал Президент РФ, который отметил в своем выступлении, что доверие к судам растет. Поэтому я мог бы сказать, что постоянный рост дел, я не имею в виду уголовных дел, гражданских прежде всего, свидетельствует в том числе и о росте доверия граждан к судебной системе и к тем решениям, которые выносят судьи. Опять же председатель Верховного суда скажет, я могу сказать условно, что незначительное количество решений нижестоящих судов было обжаловано в судах вышестоящих. Поэтому я могу сказать, что, с одной стороны, это доверие граждан к судебной системе страны, ну а если брать проще или тяжелее, наверное, это федеральная целевая программа развития судебной системы, она идет с 2002 года и должна завершиться 31 декабря 2006 года. Вот эта федеральная целевая программа развития судебной системы направлена на то, чтобы решить целый ряд организационных вопросов, которые связаны с деятельностью судов, потому что с одной стороны поступательное движение в период, я имею в виду, в частности, суды общей юрисдикции, ну, если взять передачу санкций по арестам и обыскам судам, введение института присяжных заседателей в судах — все эти новые функции, которые были переданы судам, потребовали серьезных вложений, серьезной работы, в том числе организационной. Вот для примера: с 2003 года мы начали вводить институт присяжных в судах общей юрисдикции, в 2004 эта работа была завершена, суды присяжных действуют на всей территории РФ, за исключением Чеченской Республики. В 2007 году и там будет введен этот институт. Нам потребовалось ввести, переоборудовать, оборудовать 181 зал для рассмотрения дел с участием присяжных заседателей. Это потребовало очень серьезных вложений, и вообще я хочу сказать, что судебная реформа, которая идет в последние годы полным ходом, с моей точки зрения, если она подкреплена серьезными финансовыми вложениями государства, это реформа, которая закончится положительно.

С.И.Рогожкин:

— И еще один вопрос: у вас есть статистика о правонарушениях, совершавшихся в прошлом году судьями и работниками судебных органов?

А.В.Гусев:

— Я повторю еще раз, что председателю Верховного Суда РФ такие статистические данные готовили, и я искренне говорю, что мне неловко сейчас называть, мы услышим эти цифры из уст председателя Верховного суда.

С.И.Рогожкин:

— Ну тогда скажите в качественной оценке хотя бы. Всем это безусловно интересно. С учетом выступления Президента России на съезде судей, и вообще по жизни — я думаю, что мы понимаем друг друга — состояние судебной системы далеко не идеальное, если не сказать, что сложное.

А.В.Гусев:

— Я скажу так: цифры примерные, то есть роста никакого нет, я имею в виду в количественном выражении. Я просил бы поверить вот чему: судейский корпус в основе своей — это люди честные, которые беззаветно служат своему делу, я говорю это искренне и убежден в этом, потому что знаю, что я говорю. Безусловно, есть какие-то факты. Само судейское сообщество с этими фактами очень жестко борется. Скажу так, что роста по сравнению с 2003 годом таких дел нет.

Вопрос журналиста:

— Как суды справляются с большим количеством рассматриваемых дел? Ведь зачастую не хватает времени рассмотреть все запланированные дела к указанному сроку. Планируется ли увеличение штата судей?

А.В.Гусев:

— Я скажу так: вообще судейский корпус за последние годы чисто количественно вырос очень серьезно. Сейчас у нас более 23 тысяч федеральных судей. А когда в 98-м году Судебный департамент принимал от Министерства юстиции вопросы организационного обеспечения деятельности судов, численность судей была 15 тысяч. То есть судейский корпус вырос на 8 тысяч человек. К сожалению, очень серьезный вопрос — это вопрос нагрузки на судей, нагрузки в части дел. К сожалению, норм нагрузки на настоящий момент нет. И поэтому судебный департамент сейчас вместе с целым рядом научных заведений разрабатывает проекты норм нагрузки на судей. Это очень серьезная проблема. Ученые приходят в суды, фиксируют время, которое необходимо судье на рассмотрение того или иного дела, выводят разного рода коэффициенты, и мы постараемся в 2005 году эти нормы нагрузки на судей разработать и завершить. И выйти к законодателям с предложениями их принять. Нормы нагрузки на судей позволят Судебному департаменту рассчитать необходимое количество судей для РФ и соответственно обеспечить их всем необходимым. К сожалению, эта проблема сейчас существует, проблема очень сложная. И мы знаем, что судьи задыхаются. Это касается мировых, районных, областных судей. Но тем не менее мы работаем. Я говорил, что буквально за несколько лет (если быть точным — с 2000 года) на 8 тысяч судей увеличено общее количество судей и судов общей юрисдикции.

Вопрос журналиста:

— Почему журналистов не пускают на встречи с Высшей квалификационной коллегией? Почему нельзя публиковать протоколы комиссии, почему нельзя писать фамилии и говорить, что “Иванов опорочен”? Это будет самая эффективная мера, которая поможет нам бороться с коррупцией.

А.В.Гусев:

— Никаких ограничений на встречи с Высшей квалификационной коллегией нет. Никакой закрытости нет. Более того, я вам скажу, что дважды в год с этого года мы начинаем выпускать “Вестник Высшей квалификационной коллегии”, где печатаются конкретные материалы по делам, рассматриваемым этой коллегией судей. Более того, этот вестник является неким учебным пособием для квалификационных коллегий судей субъектов РФ. И никакой закрытости нет. Организационное обеспечение, в том числе и органов судейского сообщества, возложено на судебный департамент. Вадим Рафикович, вы будьте готовы принять это как упрек, недостаточно организована работа по общению Высшей квалификационной коллегии судей с прессой. Обратная связь должна быть. Никаких тайн нет. Другой вопрос — есть деликатные вещи. Скажем, мы с вами имеем право как сторона в деле обратиться к судье, который рассматривает наше дело, с просьбой не допускать в печать при слушании нашего дела. Такое конституционное право у нас есть. В этом нет ничего плохого. В США, если обратили внимание, иногда по телевидению показывают судебный процесс и стороны в деле. А художник рисует карандашом, и показывают в динамике. Почему? Оказывается, ни в коем случае нельзя, чтобы снимали во время судебного процесса. Сидит художник судебный и рисует. Считается, что это может отвлечь судью, когда он слушает стороны в процессе. У нас по-другому. У нас это открыто, разрешается, у нас приходит пресса. Поэтому это может быть связано только с тем, что человек возражает. Вопрос неоднозначный. Даже после решения ВККС то или иное дело может потом рассмотреться судом, в частности Верховным судом.

В.Р.Зиятдинов:

— Помимо “Вестника ВККС”, который будет полугодовым, журнал “Судья” — он будет ежемесячным. В первом номере как раз опубликован новый список по высшей квалифколлегии, которая избрана на съезде. Завтра она заканчивает первое свое заседание. По результатам, я думаю, можно организовать встречу с высшей квалификационной коллегией, а для оперативного общения есть сотрудник департамента, пресс-секретарь высшей квалифколлегии судей Анатолий Яковлевич Автамонов.

А.В.Гусев:

— Давайте, в пятницу, в четверг договоримся с председателем Высшей квалифколлегии судей, с Кузнецовым Валентином Васильевичем, человек он очень серьезный, открытый прессе, давайте договоримся о встрече с ним, он расскажет о деятельности ВККС.

Вопрос журналиста:

— Сколько денег уже перечислено на судебную реформу, но по-прежнему в судах закрыты туалеты. Сколько на эту тему писали журналисты, адвокаты выступали, сколько запросов посылали, но никто не отвечает, не считают необходимым. Трудно согласиться с репликами некоторых адвокатов, которые считают, что это отношение “судейских” к обществу. Когда граждане вынуждены унизительно выпрашивать ключик у секретаря, чтобы попасть в туалет. А ведь и прокуроры, и адвокаты целыми днями проводят в судах. Раскритикуешь какой-нибудь суд — на один-два месяца откроют туалет и опять закроют. Сколько нужно еще денег, чтобы прибавить зарплату уборщицам и открыть туалеты для граждан? И нельзя ли, может быть, отдельной строкой эти услуги предусмотреть? Например, в Останкинском суде денег добавили, а председатель купил себе тренажеры в кабинет. Как долго будет продолжаться это унижение? А вот во Дворце правосудия туалет работает, но попробуйте туда зайти — у вас впечатление останется надолго.

А.В.Гусев:

— Я согласен. Проблема зданий, сооружений судов вообще достаточно острая и тяжелая. Хотя я все время возвращаюсь к федеральной целевой программе развития судебной системы. Нам стали выделяться очень серьезные средства на строительство судов. По Москве тоже сейчас начинается программа, мы будем приводить суды в порядок, в том числе предусматривая места общего пользования. На нас обижаться не нужно. Проблемы судов общей юрисдикции — я говорю за тот участок, за который отвечаю — накапливались десятилетиями. Начали мы их решать серьезно с 2002 года, когда федеральная целевая программа заработала. Конечно, все проблемы не решили. Есть, к сожалению, суды, в которых удобства просто на улице, есть суды, у которых их нет и на улице, к сожалению. Хотя мы за три года, начиная с 2002-го, привели в порядок и ввели в строй более 900 зданий и сооружений. Я обещаю вам, что в Москве эта проблема будет решена в самый ближайший срок.

Вопрос журналиста:

— Суды настолько стали “независимыми”, что, когда встречаешься с фактами беззакония со стороны судей — в данном случае я имею в виду Пушкинский суд в Московской области, “знаменитый” Пушкинский суд, — пенсионеры создали специальный “Комитет защиты обиженных”. У нас там есть две судьи, лично мне пришлось за четыре года об этом написать три статьи, в том числе две, посвященные судье Цветковой, которая пыталась судиться со мной. В конец концов она была вынуждена забрать свой иск. А вторая судья — зампредседателя суда Винокурова. Я на эту тему беседовал с председателем суда Егоровой, и вот какая примерная статистика. Оказывается, что примерно от 30 до 40 процентов решений упомянутых судей отменяется в высшей инстанции, в Московском областном суде. А жалобы, которые пенсионеры направляют в коллегию, они все остаются без какого-либо рассмотрения. Просто опускаются руки. Я хотел у вас спросить: куда пойти? Вы говорите “судейское сообщество безжалостно относится к беспределу”. А она говорит вполне откровенно: “Судью надо заинтересовать!” Люди в течение месяца ходят для того, чтобы получить решение. И не могут. Может, вы посоветуете, к кому надо обратиться.

А.В.Гусев:

— Давайте мы договоримся таким образом. Для меня удивительно слышать, что Высшая квалификационная коллегия не отвечает. Я до Светланы Викторовны этот вопрос доведу, который вы сейчас поднимали, и посмотрим, почему Высшая квалификационная коллегия не отвечает на обращения, разберемся. В общем-то у нас такое не принято.

Вопрос журналиста:

— Александр Владимирович, у меня к вам два вопроса по развитию в целом всей программы. Первое: что уже сделано для развития судебной системы, в процентном отношении, насколько процентов выполнена программа? И, если можно, хочется узнать бюджет этой программы. И самое главное: что в приоритетах буквально на первый квартал 2005 года? Что будет сделано?

А.В.Гусев:

— Бюджет развития программы судебной системы более 44 миллиардов рублей, начиная с 2002 года, это не считая текущего финансирования. Я уже говорил, что развитие судебной системы, в рамках федеральной целевой программы позволяет нам очень серьезно двигаться вперед. Скажем так, чтобы тенденции уловить. Бюджет Судебного департамента — это суды общей юрисдикции, мировые судьи — в 2004 году был 29,5 млрд. рублей, более миллиарда долларов. Бюджет Судебного департамента на 2005 год — более 34 миллиардов рублей. Более 900 зданий за время действия федеральной целевой программы мы ввели в строй, отремонтировали и провели полный капитальный ремонт. Эта работа продолжается. Я думаю, что в этом году мы еще не менее 200 зданий судов введем в строй. Соответственно, порядка 50 зданий ежеквартально. Но, к сожалению, эти темпы нас тоже не очень устраивают. Потому что общее количество зданий, сооружений судов общей юрисдикции более 3,5 тысячи. И, к сожалению, очень много зданий, находящихся не в должном для домов правосудия, для судов состоянии. Поэтому их нужно приводить в порядок. В этом году в I квартале по крайней мере 5—6 субъектов РФ мы замкнем информационной сетью полностью — районный суд, областной суд, управление Судебного департамента и этот канал выведем на Верховный суд и Центральный аппарат Судебного департамента в Москве. Это в I квартале. А к концу года, я думаю, порядка 30% всех судов будут замкнуты или охвачены этой системой ГАС “Правосудие”. Эту работу мы планируем завершить к 31 декабря 2006 года. Когда будет единая информационная сеть, как мы ее называем, государственная автоматизированная система ГАС “Правосудие”. Мы попробуем решить в этом году вопрос безопасности судей и судов. Каким образом? Консультации у нас идут с руководителями силовых ведомств. Либо это будет собственная охрана Судебного департамента, либо будет департамент в рамках МВД, о котором я говорил. На самом деле эти вопросы еще будут обсуждаться. К сожалению, у нас из года в год количество чрезвычайных происшествий в зданиях судов растет. Если в 2004 г. у нас было 300 ЧП, то только за эти 20 с небольшим дней января 2005-го уже более 40. В эти ЧП входят и взрывы в зданиях судов, и покушение на жизнь судей и их родственников, на их имущество. Я имею в виду, когда бросают взрывные устройства в квартиру судьи или поджигают его автомобиль. Поэтому вопрос безопасности судей — это один из вопросов, который, к сожалению, нами не решен. А проблема эта и государственная, и межведомственная. Судебный департамент один ее решить просто не сможет. И в том числе, как говорил Вадим Рафикович, мы сейчас начинаем выпускать журнал “Судья”, орган судейского сообщества. Мы возобновим выпуск такого известного журнала, как “Российская юстиция”. Учредители договорились о том, что обеспечивать выпуск этого журнала будет судебный департамент.

Вопрос журналиста:

— На сколько процентов уже выполнена программа?

А.В.Гусев:

— На 65—70 процентов. В основном 2005—2006 год мы завершим, в 2006 году у нас последнее ассигнование.

Вопрос журналиста:

— Укладываетесь по срокам?

А.В.Гусев:

— В срок-то мы уложимся. К сожалению, мы сейчас приходим к следующему выводу: будем просить Президента РФ продлить действие этой программы на 2007—2011 годы. Потому что к концу 2006 года весь круг вопросов и проблем судов общей юрисдикции мы не решим. Еще раз хочу сказать, что очень серьезные ассигнования нам выделялись и выделяются. Причем в полном объеме, регулярно, ежемесячно. И тем не менее...

Вопрос журналиста:

— Как вы относитесь к судам с присяжными заседателями, ведь нередки случаи, что бандитов оправдывают. Скажите, в чем тут проблема — либо в законодательстве, либо не ведется работа с присяжными заседателями?

А. В. Гусев:

— Я проблем особых не вижу. Этот институт действительно для России не нов. Но для нас, для граждан, это, конечно, новелла. Но вообще с 93-го года шел эксперимент в России в целом ряде субъектов, в том числе и в Московской области этот суд действовал. В принципе это право подсудимого — просить, чтобы его дело рассматривал суд присяжных. Организационные проблемы были, когда мы вводили суд присяжных. Я говорил, что необходимо оборудовать специальные залы, чтобы разместить 12 присяжных и 2 запасных для присяжных заседателей. А для обсуждения своего вердикта у присяжных должна быть комната, в т.ч. мы уже касались деликатной темы приведения себя в порядок. То есть они не должны покидать это помещение. Они могут там принимать пищу, пока обсуждают вердикт. Но ни в коем случае не должны во время обсуждения вердикта встречаться со сторонами. Потому что это может послужить основанием для отмены решения присяжных заседателей. А так, я скажу, увеличивается число желающих, чтобы их дела рассматривал суд присяжных.

Учеба проводилась с судьями и работниками аппарата судов, которые работают с присяжными заседателями. А с самими присяжными учебы никакой не нужно, потому что это отношение граждан, общества к тем или иным преступлениям или поступкам подсудимых. Когда они рассматривают дело подсудимого и выносят свой вердикт — виновен или не виновен. В этом как раз и есть смысл и корень, что ни в коем случае их не обучают. И совсем не необходимо, чтобы присяжный имел высшее образование или был юристом по образованию, нет-нет, он должен быть гражданином.

Вопрос журналиста:

— Это касается работы надзорной инстанции. Я на собственном опыте и на опыте других убедилась, какие даются “обоснованные и мотивированные” ответы. Я их принесла сюда и очень хочу показать, как пишутся ответы. Все аргументы обратившегося в надзорную инстанцию игнорируются полностью, а потом пишется, что “нет оснований для пересмотра дела”. Обжаловать в том же суде — нельзя. В Верховный суд человек может подать только надзорную жалобу, несмотря на то, что Конституция и закон о судебной системе требует, чтобы Верховный суд давал комментарий по судебной практике. Он не дает и на такие вопросы не отвечает. И человек на практически нерассмотренную жалобу должен писать второй запрос, 50% своего права на объективное рассмотрение дела в надзорной инстанции он теряет, потому что она практически не рассмотрена. И если бы можно было прийти на прием, сказать: “Вот мои аргументы, вы их опровергните со ссылкой на закон или согласитесь!”. А ведь в надзорной инстанции человек совершенно беспомощен.

А.В.Гусев:

— Можно я задам встречный вопрос? Вы придете 1 февраля в “Президент-отель”? Приходите, пожалуйста, задайте этот вопрос председателю Верховного суда России. Я еще раз говорю, я ответил в общем, тем более что это касается работы Верховного суда, хотя надзорные инстанции есть и в судах субъектов, но тем не менее. Вы этот вопрос зададите председателю Верховного суда. Но в принципе я скажу так, мое личное мнение: три стратегические задачи стоят перед Судебным департаментом, нам их определил председатель Верховного суда — доступность правосудия, независимость правосудия и авторитет судебной системы. Вот три задачи стратегические, которые Судебный департамент должен решить. Я сторонник того, чтобы все, что касается независимости судьи, было решено немедленно и обязательно, потому что в принципе я всегда стараюсь, я прошу поверить — это не попытка сейчас как бы на вас и здесь сидящих в этом зале произвести впечатление, нет, это мое глубокое убеждение, я всегда стараюсь ставить себя на место гражданина. Поэтому я скажу: вопрос журналиста по поводу мест общего пользования... это больно, обидно, но я еще раз говорю, я считаю, что это недопустимо. По поводу решения, которое было принято, — оно помогает судьям быть независимыми, я имею в виду по другому вопросу, который вы задали, — я считаю, что оно правильное. Другое дело, что не всегда выполняют те требования, которые существуют, скажем, при подготовке ответа на жалобу, и не устраивает это граждан. С этим нужно бороться и нужно делать так, чтобы прежде всего, ведь вся наша работа направлена на гражданина, если гражданин полагает, что ответ на жалобу его не устраивает и нарушаются его права, права гражданина, то нужно принимать какие-то меры.

Вопрос журналиста:

— Вот какие меры? Что конкретно можно сделать? Получаешь ответ, а твои аргументы проигнорированы. Просто их нет. Причем нарушение закона явное. И что тогда делать, куда обратиться, если невозможно привлечь за нарушение судьей закона?

А.В.Гусев:

— Я не думаю, что это может соответствовать действительности, хотя я не знаю, я еще раз говорю, я не смотрел в этом ключе. Давайте так договоримся: я посмотрю, был ли привлечен кто-то по 205-й или нет, и вам отвечу. А председателю Верховного суда вы эти вопросы задайте. Я вам помогу.

Вопрос журналиста:

— Почему военные преступления в Чеченской Республике не рассматривают в суде присяжных?

А.В.Гусев:

— На самом деле вы сразу отвечаете на свой вопрос — потому что нет суда присяжных в Чеченской Республике. На самом деле это связано прежде всего с тем, что в Чеченской Республике этот институт отсутствует только по одной причине — на тот момент не было законодательного органа в Чеченской Республике. Как вы знаете, присяжные заседатели выбираются из граждан, которые имеют избирательное право. Эта работа не была налажена. Мы сейчас работаем очень активно, я вам скажу, что мы в Верховном суде, который ввели в 2003 году, а в 2004 году эту работу завершили: оборудовали 2 зала для рассмотрения дел с участием присяжных и в течение 2005—2006 гг. мы эту работу завершим и суд присяжных заработает с 1 января 2007 года. Это было связано только с техническими проблемами. Если бы на тот период был законодательный орган, то институт присяжных заработал бы и в Чеченской Республике.

С.И.Рогожкин:

— Судя по всему, мы организованно провели нашу пресс-конференцию, уложившись ровно в час, а через 2 минуты прямая телефонная линия с читателями “МК”. Я хочу поблагодарить Генерального директора Судебного департамента при Верховном суде России и его коллег за состоявшийся разговор. Нам всем есть над чем подумать.





Партнеры