А судьи ху?

Более 90 процентов автовладельцев не доверяют российской Фемиде

4 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 815

По данным опроса слушателей одной из ведущих московских радиостанций, число российских автовладельцев, которым хотя бы однажды довелось предстать перед пасынками Фемиды, только за последний год увеличилось вдвое. И теперь уже девять из десяти автовладельцев не верят в справедливость отечественных судов!

Признать сей факт первым признаком надвигающейся катастрофы судебной реформы высшая судебная власть страны, впрочем, не спешит. Председатель Верховного суда России на днях согласился лишь с единственным позорным для государства обстоятельством: больше всего жалоб в Европейский суд по правам человека в Страсбурге на российское “правосудие” подают именно наши сограждане…

Самый гуманный в мире?

О том, что такое суд и за что там едят, впервые в полном ассортименте российский гражданин узнал пару лет назад, когда на проектную мощность вышел новый Кодекс об административных правонарушениях и едва ли не каждый пятый сидящий за рулем превратился в стоящего перед судом.

Иллюзии, навеянные словами героя известной комедии “Наш суд — самый гуманный в мире!”, рухнули, как только стало понятно: российское правосудие поднаторело в уголовных и гражданских делах (то есть научилось сажать убийц и делить имущество разводящихся супругов), но не разобралось в перипетиях административных дел.

Старательно осваивать новое поприще, впрочем, и не пришлось, ибо сверху поступила команда: если гаишник утверждает, что черное — это белое, спектральный анализ не надо проводить: гаишнику виднее…

И во имя сохранения чести милицейского мундира дела о выезде на встречную, пьянке за баранкой, об оставлении места ДТП, о неуплате штрафов и неподчинении сотруднику ГИБДД порой без всякого рассмотрения, походя, разрешались (и разрешаются!) в пользу стороны обвинения, во славу придорожного милиционера.

Принцип равенства сторон в российском судопроизводстве, таким образом, оказался закованным в наручники и брошенным на шконку…



Из архива судебных дел

Сюжет 1. Постановление мирового судьи о лишении права управления якобы за управление автомобилем в нетрезвом состоянии Евгений Р. обжаловал федеральному судье по уголовным делам Гагаринского суда Звягиной. В судебном заседании Евгений подтвердил, что был задержан сотрудниками милиции во дворе своего дома уже тогда, когда припарковал свой автомобиль, покинул место за рулем и возле машины пил с друзьями пиво.

Вызванные в суд в качестве свидетелей жители дома и очевидцы произошедшего подтвердили все сказанное Евгением. При этом их показания не могли вызвать сомнений в достоверности, ибо, во-первых, даны были под расписку об уголовной (!) ответственности за дачу заведомо ложных показаний, а во-вторых, не были противоречивы.

Судья Звягина тем не менее отказала в удовлетворении жалобы, указав в решении, что суд не доверяет показаниям свидетелей, вызванных по ходатайству Евгения, ибо они заинтересованы выгородить виновника “торжества”. При этом судья безоговорочно приняла во внимание весьма сомнительные показания сотрудников милиции, обосновав это тем, что им можно верить, ибо они — незаинтересованные лица.

К слову сказать… Понятие “заинтересованные” или “не очень заинтересованные” лица в российском законодательстве отсутствует напрочь, ибо невозможно доподлинно установить, кто и в чем на самом деле заинтересован. Заинтересован ли свидетель-подчиненный выгородить своего провинившегося начальника, дабы снискать еще килограмм уважения к себе? Или же наоборот: заинтересован его закопать, дабы занять руководящее кресло?

Столь же неопределенна заинтересованность (как не юридическое понятие) в исходе дела и сотрудников милиции, ибо можно смело утверждать, что порядочный лейтенант признается в суде: мол, ошибся… И получит от начальства выговор. А непорядочный (рьяно выполняющий план по “отстрелу” граждан) будет доказывать, что “было именно так…”.

Кроме того, очевидно, что суду даны всего два варианта: или же признать показания свидетелей достоверными, или же (в противном случае) привлечь очевидцев к ответственности за лжесвидетельство!

Увы, судебной административной практике случаи наказания свидетелей-“лжецов” почти неизвестны.

Похоже, судьи тайно верят им?

Сюжет 2. После проведения принудительного медицинского освидетельствования по инициативе инспектора ДПС Олег О. по собственному почину прошел освидетельствование у независимого врача-нарколога и получил вполне ожидаемый результат: трезв.

В назначенный ему день рассмотрения дела в городе Домодедово мировым судьей Шумеевой, 5 октября, Олег явился в суд, чтобы отложить рассмотрение дела и попросить направить официальный запрос независимому врачу-наркологу, на основании которого врач мог бы выдать для суда восстанавливающее справедливость медицинское заключение.

Двери судебного участка встретили Олега недвусмысленной надписью: “Суд готовит квартальный отчет. До 7 октября дела не принимаются и не рассматриваются”. А секретарь суда к тому же добавила, что дело Олега даже еще не привезли из ГАИ. А потому, мол, раньше 7 октября повестку о дате слушания дела ему никто не вышлет.

Не дождавшись повестки, Олег сам однажды явился в суд и узнал, что был лишен права управления аккурат после возобновления работы суда, то есть 7 октября. Однако судья Шумеева во избежание неприятностей, понимая, что Олег был приглашен в суд 5 октября и без надлежащего уведомления о переносе дня слушания дела на 7 октября рассматривать его дело никак нельзя, исправила в документах цифру “7” на цифру “4”. В результате должностного подлога оказалось, что дело из ГАИ поступило в суд еще 4 октября! И у судьи Шумеевой появилась собственноручно созданная возможность слушать дело Олега в изначально назначенный день — 5 октября. То есть когда… судебный участок не работал, а дело об административном правонарушении в суд еще не поступило!

К слову сказать… Рассматривать дело о нарушении ПДД в соответствии со статьей 25.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях можно только в присутствии водителя, в отношении которого дело возбуждено. Судить его заочно можно лишь в том случае, если виновнику известно, где и когда свершится правосудие, но он не явился и не просил слушание отложить.

Увы, по некоторым данным, в значительном количестве случаев водителям, привлекаемым к ответственности, неизвестно, где, кем и когда будет решаться их судьба. Именно поэтому водители нередко узнают о лишении права управления случайно — при проверке документов инспектором ГИБДД.

…Если еще три года назад начальники ГАИ (обладавшие в те годы правом лишать) сплошь и рядом заочно выносили постановление о лишении при ненадлежащем уведомлении о месте и времени слушания дела, а суды такие незаконно вынесенные постановления почти всегда отменяли, то теперь тем же недугом больны и сами суды.

С той лишь разницей, что вышестоящие суды под любым предлогом не отменяют незаконно вынесенные постановления нижестоящих судов…



А вы — наперсники разврата…

Дел, подобных вышеописанным, в судебной практике не счесть. Однако винить в неуклонном росте их числа только мировых и федеральных судей никак нельзя: они — люди подневольные, как правило, в ожидании получения квартир, премий и прочих благ заглядывающие в рот местным властям, а в ожидании повышения — председателю Мосгорсуда. У последнего же, как известно, установка жесткая: каждому делу придавать обвинительный уклон.

Именно поэтому наша судебная власть оправдывает только два процента всех тех, кого на судилище приведет к ней за шкирку власть милицейская, в то время как в европейских судах процент оправдательных приговоров и постановлений не опускается ниже десяти! Выходит (даже смешно подумать!), что наш дядя Степа с тремя классами церковно-приходской школы готовит материалы дела для суда, собирает доказательства по делу и совершает иные процессуальные действия раз этак в пять качественнее, чем оснащенный по последнему слову техники и весьма образованный европейский полицейский…

И не было бы в том большой беды (преступникам за рулем — туда и дорога!), если бы судебная власть тем самым не развращала власть милицейскую и в первую очередь самую слабо профессионально подготовленную — гаишную. Ведь уже стало очевидным, что судебные органы не учат органы правопорядка оформлять дела в соответствии с требованиями закона, не приучают собирать уж хотя бы какие-нибудь доказательства по делу, почти не требуют соблюдения процессуальных норм…

И если когда-нибудь судебная власть отвергнет принцип “А нас и так устраивает…” (а это обязательно случится!) и начнет заворачивать на доработку в ГАИ все достойные того дела, придорожная милиция захлебнется в собственной же макулатуре!

А виновники множества аварий и хронические алкоголики из числа сидящих за рулем — неуязвимые — победоносно вернутся за руль…






Партнеры