Суперинтендант Фемиды

Александр ГУСЕВ: “Застарелые проблемы мы пытаемся решить за короткое время”

5 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 322

Судебный департамент при Верховном суде Российской Федерации — это своеобразное судебное министерство. Зарплата, кадры, безопасность судей и охрана судов, строительство и ремонт судебных зданий — это только часть проблем, которые он решает. Конечно, все это волнует и читателей “МК”. Ведь независимый и обеспеченный судья — лучший защитник простого человека. Поэтому, когда к нам на “прямую линию” пришел генеральный директор Судебного департамента при Верховном суде РФ Александр ГУСЕВ, телефон не дал ему ни одной передышки.


— Добрый день, Александр Владимирович. Меня зовут Дмитрий, я из Москвы. Вот объясните: почему в суд приходишь, а там всегда огромные очереди, на прием пробиться очень сложно?

— Мы стараемся этот вопрос решить, но он не очень простой. Помещений не хватает, у судей огромная нагрузка. В 2005 году планируется разработать и утвердить нормы такой нагрузки. И тогда можно будет рассчитывать необходимое количество судей по всей стране. Хотя число судей растет — в 1998 году их было 15 тысяч, а сейчас уже более 23 тысяч, — все равно они задыхаются от количества дел: что федеральные, что мировые. Все больше и больше в России строится зданий для судов. В Москве, например, в ближайшее время 11 районных судов переедут в новые здания. В первую очередь это заслуга председателя Мосгорсуда Ольги Александровны Егоровой. Занимаемся и техническим обеспечением, чтобы очередей не было. У нас есть только одно оправдание: все эти проблемы десятилетиями накапливались, а мы их пытаемся решить за очень короткое время. Но я прошу поверить: мы очень активно всем этим занимаемся. Думаю, в течение 3—4 лет подобных проблем не будет совсем.

— Спасибо, будем надеяться.


— Я доктор технических наук, но занимаюсь защитой интересов граждан. Так вот, замечено, что когда обжалуется в кассационном порядке решение суда, оно рассматривается в Мосгорсуде и потом переправляется снова в районный суд. И так по нескольку раз. Предложение такое: создавать советы судов непосредственно в районных судах. Чтобы они могли обсудить дело и, возможно, пересмотреть его в том же суде. Тогда не будет лишней волокиты. Это очень важно с точки зрения эффективности.

— Спасибо за предложение. Мы заинтересованы во всех предложениях, касающихся деятельности судов. Вы напишите их, направьте нам, мы подготовимся к разговору и встретимся с вами обязательно.


— Беспокоит Александр Петров, я кандидат экономических наук, но сейчас на пенсии. Вопрос у меня глобальный, по поводу суда присяжных и в связи с делом Ульмана. Вы знаете, что присяжные, выбранные из народа, оправдали Ульмана за убийство пятерых мирных людей, чеченцев. Насколько я понимаю, суд присяжных в нашей стране абсолютно не работает, раз люди могут оправдать убийцу. А мы знаем, что в Америке за так называемые пытки в иракской тюрьме военнослужащих судят и сажают на 17 лет. Я думаю, что суд присяжных нужно отменять немедленно, потому что он вреден.

— Вы поймите, суды — это правоприменители, а быть или не быть суду присяжных — это вопрос законодательной власти. Кстати, суды присяжных в качестве эксперимента были введены в 9 субъектах России еще в 1993 году. С 2003 года мы начали поэтапно вводить институт присяжных в других регионах, в 2004-м эта работа фактически была завершена. Суды присяжных действуют сейчас на всей территории России, за исключением Чеченской Республики. Но в 2007 году и там будет введен этот институт. Нам пришлось переоборудовать 181 зал для рассмотрения дел с участием присяжных заседателей. Это потребовало очень серьезных вложений.

— А зачем такие присяжные, которые готовы оправдывать любое убийство? К чему это дальше приведет? Меня интересует ваше чисто человеческое отношение к этому факту.

— Закон есть закон. На этом и стоит правовое общество. Нравится, не нравится — все обязаны исполнять законы.


— Это Московский гарнизонный военный суд вас беспокоит. Служащие у нас встревожены: в течение двух лет зарплата практически не менялась. И ни на каких совещаниях судей с вышестоящими чиновниками вопроса о госслужащих не поднималось…

— Нет, он поднимался на самом деле. В бюджете 2005 года средства на зарплату госслужащих судов и системы Судебного департамента увеличены на 24%.

— Сейчас расходы на оплату жилья и проезд выросли. А у нас есть сотрудники, пользующиеся пригородными поездами. Зарплаты в три тысячи не хватает на это.

— Я это знаю. И сейчас мы ставим вопрос о дальнейшем существенном — в разы! — повышении оплаты госслужащих судов общей юрисдикции. Это будет решено в течение полугода.

— Хорошо бы, а то люди просто бегут, не выдерживают…

— Поверьте мне, что перспектива есть, и она положительная.


— Меня зовут Наталья, я из Москвы. У меня мама работает секретарем в суде. Я знаю, что судьям повышали зарплату, а почему же про секретарей забывают все время?

— Наташенька, не забывают.

— Мама у меня получает около 2000 рублей.

— 2000 рублей — это может быть должностной оклад, а к нему полагаются надбавки всякие. Мы секретарей судебных заседаний сделали в прошлом году старшими специалистами госслужбы. С января этого года увеличены оклады госслужащим, и значит, секретарям. Потом планируется следующее серьезное увеличение окладов. Так что мама ваша будет получать больше.

— А серьезное увеличение — это как?

— В полтора раза — это точно.

— И судьям также повысят?

— Судьям уже повысили на 20%. А еще президент, когда он выступал на VI Всероссийском съезде судей, говорил о том, что судьям повысят заработную плату примерно в два раза.

— Спасибо большое.

— Успехов, и маме пожелайте хорошей работы.


— Это Мария Владимировна Золотайкина. Мне интересно: как вы можете объяснить рост самоубийств среди судей?

— Такие случаи были, в прошлом году — 4, но роста самоубийств нет. Мы отмечаем увеличение общего количества чрезвычайных происшествий с судьями по России. Если в 2004 году у нас 300 ЧП произошло, то за январь 2005 года — уже около 40. Вот сейчас мы занимаемся таким вопросом, как психологическое обеспечение судебной деятельности. Будем помогать судьям справляться со стрессами и негативными последствиями их деятельности. Тогда и причины самоубийств проанализируем.

— А что вы относите к чрезвычайным происшествиям?

— Это и угрозы судьям в зале судебного заседания, и поджоги автомобилей, проникновение в квартиры судей, угрозы близким, родным судей. В каждом субъекте РФ это происходит.

— Как же защитить судей?

— Мы планируем сейчас либо создавать свою службу безопасности, либо организовать эту работу по защите судей совместно с МВД.


— В какой суд можно направить жалобу на судью, если он уже 5 лет не выносит доказанного приговора?

— В первую очередь нужно обратиться к председателю этого суда. О каком суде идет речь?

— О районном Московской области.

— Подготовьте обращение в Московский областной суд на имя председателя — Марасановой Светланы Викторовны, расскажите о своей ситуации. Я думаю, этого будет достаточно на данном этапе.

— А как правильно все оформить?

— Чтобы изложить вашу ситуацию, достаточно обычного письма — обращения к председателю суда. Если хотите, вам помогут составить его адвокаты в любой консультации.


— Добрый день, предприниматель Гладков из Красногорска. Мы от организации подали жалобу на решение администрации Красногорского района в горсуд. Суд отложил дело в долгий ящик. Как нам быть?

— Существуют процессуальные сроки рассмотрения дел, суд не имеет права откладывать дела в долгий ящик. А если вы считаете, что идет какое-то затягивание, есть вышестоящий суд — Московский областной. Обращайтесь туда.


— У меня есть факты коррумпированности федеральной судьи из Наро-Фоминска. Из нашего гражданского дела она спрятала 109 документов и не приобщает их к делу. А они имеют основное значение для решения суда.

— Вы можете направить жалобу в квалификационную коллегию судей Московской области. В ней вы должны изложить все факты, о которых говорите. Только квалификационная коллегия может принять решение об отстранении судьи от должности и даже дать разрешение на привлечение его к уголовной ответственности.


— У меня убили ни в чем не повинного сына. Трижды возбуждалось уголовное дело, но его замяли. И я никак не могу добраться до справедливости.

— А в Верховный суд вы обращались?

— Да, он тоже мне отказал. А ведь дело было сфабриковано от первого до последнего листа!

— Если Верховный суд РФ вынес такое решение, значит, на это были законные основания.


— Здравствуйте, модельер Наталья Миронова. Я бы хотела пошить коллекцию мантий для судей. Кто заведует у вас одеждой?

— Мы с удовольствием посмотрим новые модели.

— А из чего сейчас шьют эти мантии?

— Сейчас это... боюсь вас обмануть, но это такой очень плотный и достаточно тяжелый материал. А заказывают их управления Судебного департамента в субъектах Российской Федерации.

— Самим-то судьям эта одежда нравится?

— Давайте договоримся так: вы мне обязательно позвоните, мы обсудим модели, представим на утверждение судейского сообщества, и при положительном решении можно будет их и в производство запускать.

— Спасибо.

— До встречи.


Связь предоставлена компанией “Аэроком”.



Партнеры