Жертв теракта поставили к стенке

Погибших на “Автозаводской” отметили мемориальной доской

7 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 225

— Не надо нам ничего, раньше надо было смотреть! — почти кричит сквозь слезы пожилая женщина на вопрос о возможной помощи молоденькой сотрудницы метрополитена. Таких раздавленных горем людей вчера рано утром на “Автозаводской” было много. Здесь открывали памятную доску погибшим год назад от теракта в метро.

Мероприятие было организованно с математической точностью и с поистине московским размахом. Милиция и дружинники обтянули полстанции запрещающей лентой. Родственники и друзья погибших стояли с гвоздиками, ожидая начала митинга. Но открылся он почему-то на улице. Выступили первый заместитель мэра Петр Аксенов, префект ЮАО Петр Бирюков, начальник метрополитена Дмитрий Гаев. Чиновники, как водится, заявляли, что “терроризм не пройдет”, “мы одна страна” и т.д. Потом объявили минуту молчания. Но самым пронзительным было неумелое выступление машиниста Владимира Горелова — он вел тот самый поезд, и именно его самоотверженные и профессиональные действия спасли сотни жизней.

Военный оркестр заиграл гимн России — это спустились под землю руководители. Не знаю, предусмотрено ли это инструкцией, но машинисты проходивших в это время поездов держали на станции паузу по нескольку минут. Пассажиры снимали шапки и выходили на платформу. На мемориальной доске — 41 фамилия. Чуть дальше на платформе сами родственники поставили стенд, на который прикрепляют фотографии погибших близких. Большей частью молодые лица. На этом же стенде ксерокопия полосы “МК” годичной давности, посвященная трагедии.

Милиционеры, которые только что “держали” толпу, выстроились в очередь к памятной доске с цветами в руках. У многих на глазах слезы. Стоит с цветами женщина в метрополитеновской форме. Вера Николаевна год назад дежурила здесь, помогала выносить раненых.

Вот и отметили мы очередную “черную” годовщину. Спецслужбы к этой дате назвали фамилию исполнителя. Еще год-другой — может, найдут и организаторов. Но родным погибших до этого, кажется, дела нет. От их близких остались буквы на сером камне и фотки на самодельном стенде. Скоро, говорят, его уберут.




Партнеры