Виртуальная гарантия

Доверять системе страхования вкладов небезопасно

7 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 281

Прошлым летом, когда толпы обезумевших людей штурмовали отделения банков в надежде вернуть свои кровные, ЦБ одним своим заявлением удалось погасить панику. С самых высоких трибун объявили о введении системы государственных гарантий — каждому вкладчику, независимо от ситуации в конкретном банке, обещали вернуть до 100 тысяч рублей. Ажиотаж резко пошел на спад. Люди поверили и успокоились. И напрасно. До сих пор ЦБ из своих закромов не отдал ни копейки.

На всех не хватит

Но летний кризис имел и свои положительные стороны. “Тем, кто выжил в катаклизме”, предложено перейти под крыло Агентства по страхованию вкладов (АСВ) — вот кто теперь защищает сбережения населения в российских банках. Закон провозгласил: если банк хочет продолжать работу с деньгами граждан, он обязан вступить в систему страхования. А кто же не хочет? Вот и выстроились банки — общим число 1161 — в очередь на специальную проверку. Центробанк не слишком торопится: процедура принятия в систему может тянуться до девяти месяцев. И сейчас этот процесс как раз проходит свой экватор: по последним данным, 589 банков успешно выдержали экзамен. Среди них — практически все крупные и средние, которые давно работают с деньгами вкладчиков.

На сегодняшний день 92% всех депозитов уже застраховано. То есть все участники системы страхования уже сделали свой взнос в копилку агентства — 0,15% от среднеквартальной величины вкладов.

Сбербанк, в котором хранится чуть ли не две трети всех вкладов, в систему допустили досрочно, к Новому году. Видимо, Центробанк решил, что дополнительные денежные ресурсы еще никому не мешали. Причина в том, что у агентства с его четко расписанными обязанностями и прозрачной процедурой обнаружился серьезный изъян — катастрофическая нехватка денег. И взяться им особенно неоткуда. Государство свой взнос в 2 млрд. рублей сделало, примерно столько же собрали с банков, принятых в систему к концу прошлого года, в качестве их страховых взносов. Деньги Сбербанка лежат особняком и в общий котел пока не попадают — так сказано в законе. На случай его персонального банкротства, что маловероятно.

Получается, что пока в агентстве около 4 млрд. рублей. По оценкам экспертов, для того чтобы система гарантировала сохранность наших денег, она должна накопить не менее 25—30 млрд. рублей. Чувствуете разницу?

Итак, что же будет, если обанкротится банк, который принят в систему? Предположим, он будет один, а вклады граждан в нем “потянут” миллиардов на пять рублей (эту информацию легко получить в любом отделении банка). По сегодняшним меркам — это банк из первой двадцатки, но не из самых крупных. На расплату с его вкладчиками и уйдут все деньги агентства. Больше ничего не останется (ни денег, ни реальных гарантий — сплошные благие намерения). И неприкосновенные взносы Сбера на отдельном счете.

Еще через год АСВ тоже сможет осилить только одного банкрота, но уже из первой банковской пятерки. Налицо явное противоречие. Ответственность за расчеты с вкладчиками обанкротившихся банков взяло на себя государство через свою структуру — АСВ. А агентство реально еще не способно отвечать по обязательствам. Когда соберет достаточно средств, неясно. А даже если накопит, случится какой-нибудь кризис, и денег опять на всех не хватит.

Из досье “МК”: Первые государственные гарантии для вкладчиков банков появились в США в 1934 году. Их величина не превышала 2,5 тысячи долларов. Сейчас она равна 100 тысячам, и готовится закон об ее увеличении до 200. В странах Евросоюза гарантирован возврат 20 тысяч евро, но из расчета 90% от суммы вклада.

В теории, впрочем, все не так безнадежно. Если случится очередной банковский кризис со всеми вытекающими последствиями, а средства у АСВ закончатся, наше правительство имеет право выделить деньги для расчета с вкладчиками из федерального бюджета. Но если это будет происходить как с монетизацией льгот, то и результат будет примерно таким же. А потом, кто сказал, что в критический момент в бюджете найдутся лишние деньги? Скорее наоборот. И депутаты, радеющие за общественное благополучие (как и их предшественники, в течение десяти лет всячески оттягивавшие принятие закона о гарантиях вкладчикам), придумают какую-нибудь поправку, запрещающую транжирить казенные деньги не по назначению.

Ведь, как бы это цинично ни звучало, особенной альтернативы банковским вкладам у россиян сегодня и нет. Особенно — у пожилых и не слишком богатых. В России такая инфляция, что, если не спасать от нее свои сбережения лет пять, от них ничего не останется. А к биржевой игре и разнообразным фондам с заманчивыми предложениями, которые обеспечивают безбедную старость американским и европейским пенсионерам, эта категория граждан относится с большим подозрением. Как ни крути, придется все равно идти в банк. Где встретит новенькая зелено-голубая табличка, означающая, что вклады застрахованы. И многие в это поверят. А что остается?



Как стрясти деньги с банкротов?

Сто тысяч рублей от ЦБ — только через год. Очевидно, что банки, потерявшие летом лицензии и в подавляющем большинстве объявленные банкротами, не имеют и не будут иметь к новой системе страхования вкладов никакого отношения. Таких за прошедший год набралось чуть более тридцати. Именно вкладчикам этих банков ЦБ обещал скорейший возврат до ста тысяч рублей из собственных средств.

Правда, с отдачей никто не торопится. И не по какому-то злому умыслу — просто процедура расчета с вкладчиками идет в рамках закона. А в законе указаны сроки. По которым первая историческая расплата ЦБ с обманутыми вкладчиками состоится примерно в середине лета. Как раз в годовщину судьбоносного заявления о быстрых выплатах.

НЕ ПУТАТЬ: Первой жертвой летнего банковского кризиса стал Содбизнесбанк. Именно ему мы и обязаны теми самыми 100 тысячами из кубышки Центробанка. По иронии судьбы, пострадавшие вкладчики Содбизнесбанка пока пролетают мимо кассы. Банк не является банкротом, а значит, по закону со своими вкладчиками должен расплачиваться сам, без участия государства. На сегодняшний день на руках у ликвидатора банка — решения Арбитражного суда о взыскании просроченных кредитов с нескольких страховых и инвестиционных компаний. Но живых денег как не было, так и нет.

Схема возврата денег такова. Первоначальные выплаты — из средств самого банка-банкрота. То, что осталось на счетах и в сейфах, делится пропорционально между всеми пострадавшими. Этих денег, разумеется, не хватает. К примеру, в “Диалог-оптиме” вкладчикам выдали смешную сумму — всего 13% от суммы вкладов.

Разницу (до 100 тысяч рублей) будет доплачивать Центробанк. После завершения первоначальных выплат и составления окончательного реестра кредиторов. А вот с этим уже проблемы: попасть в этот реестр каждый вкладчик сможет лишь через Арбитражный суд. А суд не резиновый и на такое число индивидуальных заявителей не рассчитан. А потому сроки для вынесения определений переносятся уже на март-апрель.

Так что через год после банкротства удастся вернуть только сто тысяч рублей. Причем первые сто тысяч могут оказаться последними. Проверено практикой: чем дольше банк тянет с выплатами, тем меньше денег у него остается. Тот же “Диалог-Оптима” только за три месяца после банкротства потратил 90 миллионов рублей на собственное содержание.

Но не все так мрачно. Подсчитано, что вклады до 100 тысяч рублей составляют 80—85% всех депозитов. Значит, для подавляющего большинства вкладчиков эпопея вытряхивания собственных денег из обанкротившихся банков на этом и завершится. Впрочем, что такое сто тысяч рублей через год? Проценты на них никто не начисляет. Значит, потери — реальная годовая инфляция. Или в сухом остатке — уже 70—75 тысяч рублей. В общем, как ни считай, кругом одни убытки.

Окончательный расчет с вкладчиками, имевшими вклады более 100 тысяч, напрямую зависит от того, какие деньги удастся найти и вернуть. По старой схеме этим занимается конкурсный управляющий, имеющий статус индивидуального предпринимателя и назначенный на это место по рекомендации ЦБ. Поэтому процесс банкротства может растягиваться на несколько лет. Теперь с этим покончено. Конкурсным управляющим станет агентство, которое заинтересовано в скорейшей ликвидации банка и расчетах с кредиторами, поскольку расплачивается за все своими деньгами (из страховых взносов). В некоторых банках, утративших лицензии в конце 2004 года, процедурой банкротства уже управляет агентство.

Где же вы раньше были, господа законники? Почему пострадавшие от одного и того же банковского кризиса оказались по разные стороны баррикад? Летние жертвы Содбизнесбанка, “Кредиттраста”, “Диалог-оптимы”, “Павелецкого” и т.д. увидят свои деньги не раньше, чем через год (они “попали” под старый закон о банкротстве). А те, кому “повезло” положить деньги в банк, накрывшийся уже осенью, имеют шансы вернуть свое раньше.

Банковские аналитики, к которым обратился “МК”, разводят руками: ничего не поделаешь, переходный период. Зато когда система по-настоящему заработает, сбережения до 100 тысяч будут под надежной защитой.



Заграница не поможет

Иностранные банки у нас всегда воспринимались как символ надежности и стабильности. Неудивительно, что после летних событий часть денег, которые вкладчики оперативно вытащили из банков, перетекла в кредитные учреждения, украшенные иностранной вывеской. Мол, веками проверенная финансовая система не подведет.

Только 33 “иностранных банка”, которые работают в России, имеют к ней весьма отдаленное отношение. Они такие же иностранцы, как мы с вами. Потому как являются не филиалами западных банков, а только их дочерними структурами, целиком и полностью работающими по российским законам. Их, кстати и в систему страхования принимают на общих основаниях — небольшими порциями и в порядке очереди.

Впрочем, надежда на чудо остается. Случись что, заморская “мама” не даст обанкротиться своим “дочкам-внучкам”, подкинет деньжат, оберегая собственную репутацию.

Правда, в случае с Аргентиной, где несколько лет назад случился полноценный банковский кризис, эти надежды не оправдались. Филиалы иностранных банков с населением расплатились, а западные “дочки” перекинули свои потери на обманутых вкладчиков.

Между прочим, наше банковское законодательство допускает создание в России филиалов иностранных банков. На деле же ЦБ пока не выдал ни одного разрешения. Боится конкуренции. Ведь размер капитала солидного банка с мировым именем сопоставим со всей отечественной банковской системой. Один такой монстр может полностью перекроить все российские финансы.

Вот и чувствует себя российский вкладчик как сказочный герой на распутье: куда ни пойдешь, кругом одни потери. Можно, конечно, до лучших времен отказаться от банковских услуг и вернуться к проверенным стеклянным банкам. Но тогда и претензии в случае чего можно будет предъявлять только самому себе.


Как выбрать правильный банк:

1. Выясните заранее, является ли банк участником системы страхования вкладов.

2. Размещайте не более 100 тысяч рублей в одном банке (суммарно на всех счетах и во всех отделениях).

3. Предпочтительнее — не самый крупный банк (чем меньше клиентов, тем проще расчеты через АСВ в случае банкротства).

4. Выбирайте разумное сочетание “надежность—доходность”, не стоит гнаться за высокими процентами.


Если у вас много свободных денег*:

1. Разбейте ваши вклады на суммы по 100 тысяч рублей.

2. Убедитесь, что выбранные банки уже приняты в систему страхования.

3. Соберите информацию о процентных ставках и условиях размещения на данный момент (источники — телефон, Интернет).

4. Садитесь в машину, составьте оптимальный маршрут и приготовьтесь потратить время на объезд выбранных банков.

5. Если вы доверяете своим родственникам, открывайте одновременно несколько вкладов по сто тысяч на каждого члена семьи. Можно тут же, при оформлении, сделать доверенность от родственника на себя с правом распоряжаться его вкладом, вплоть до снятия. Учтите: это будут уже ваши, личные риски.

* Вряд ли люди, имеющие много денег, нуждаются в чьих-то советах.


Если банк вошел в систему страхования:

Имеет государственную гарантию по возврату вкладов до 100 тысяч рублей.

Осуществляет выплаты через 17 дней после отзыва банковской лицензии.

Если выплаты затягиваются по техническим причинам, агентство обязано начислить проценты по ставке рефинансирования (сейчас 13%).

Процедура банкротства проходит под контролем государственного конкурсного управляющего.


Эксперты “МК”

Как вы оцениваете начало работы системы страхования вкладов (ССВ)?


Гарегин Тосунян, президент Ассоциации российских банков:

— Доверие населения к банкам начинает постепенно восстанавливаться. Прием в систему страхования проходит в спокойной обстановке, и я уверен, что завершение первого этапа — к 27 марта 2005 года — обойдется без эксцессов. Разумеется, будут банки, которые не попадут в систему и лишатся возможности работать с деньгами физических лиц. Но они вполне могут переключиться на кредитование малого и среднего бизнеса. Банкиры ведут себя достаточно сдержанно: свое участие в ССВ они не рекламируют как преимущество по сравнению с банками, еще не прошедшими проверку Центробанка.


Павел Медведев, заместитель председателя банковского комитета Госдумы:

— Процедура принятия в ССВ заставила банкиров серьезно подтянуться, пересмотреть структуры своих капиталов. Таких безобразий, как в Содбизнесбанке, сегодня практически не осталось. Страховая сумма в 100 тысяч рублей, конечно, невелика, но в ближайшие год-два меняться не будет. Судить о работе агентства станем, когда, не дай бог, произойдет первый страховой случай и клиенты банка через 17 дней смогут получить свои вклады до 100 тысяч рублей.

Одна надежда — чтобы наша банковская система хотя бы года три никаких возмущений не испытывала, а агентство тем временем усердно наращивало свои капиталы.






Партнеры