Леонтьев потерял всех

своих кровных родственников

15 февраля 2005 в 00:00, просмотров: 774

Мать Валерия Леонтьева, которую многие издания ошибочно приняли за его сестру, на самом деле умерла несколько лет назад. Долгое время она жила вместе с сыном в Москве и лишь совсем старой переехала жить к дочери. Она нуждалась в постоянном уходе и внимании, а Валерий из-за постоянных гастролей не мог проводить с ней много времени. А недавно Валерий Яковлевич потерял последнего кровного родственника — сводную сестру.


6 января пожилая женщина умерла в Краснодаре после долгой болезни. А похоронили ее в Анапе, где до последних дней жили родственники Валерия Яковлевича. У них была большая разница в возрасте — почти 20 лет.

— С родителями всего две фотографии были. Всего! Представляешь? — вздыхает Валерий Леонтьев. — Родителей уже нет в живых. И фотографию тоже стащили. Журналисты. Давным-давно.

— Одну фотографию? — вкрадчиво уточняю я.

— Да не найду я вторую! — горячится он. — А, ладно, забирай! Но учти, если эта пропадет, у меня вообще ничего не останется!

Валерий Леонтьев, пожалуй, самая одинокая звезда на нашей сцене. Из родных у него лишь жена Людмила, да и та постоянно проживает в Майами.

О своем детстве артист вспоминать не любит, говорит: “удивительное дело — не помню детства, какие-то обрывки из отрывков!”

— Но этого не может быть! Хоть что-то вы должны помнить!

— Очень эпизодически, как разбитая тарелка. Здесь кусок вытащил, там кусок, ничего не стыкуется… Наверное, это из-за того, что меня таскали все время в детстве. Из-за профессии отца (отец у Леонтьева работал ветеринаром-оленеводом. — Авт.) больше шести месяцев нигде не задерживались.

— Ну, хоть эпизоды…

— Помню какие-то игры, одна странная такая была — на севере Коми АССР. Родители брали шест, которым погоняют оленей, полировали его, делали такую острую пику и давали детям. И надо было так бросить эту пику касательно сугробу, чтобы она не зарылась, а вышла насквозь. У кого дальше — тот и победил. Что еще? Тонул вот. Это мне было лет пять. До сих пор помню — пузыри, пузыри, пузыри…

— Страха перед водой не осталось?

— Нет. Я в 17 лет в Анапе с острогой на крабов охотился: есть было нечего, и моя добыча оказывалась существенной добавкой к столу. Сетку домой принесешь — сварили, все поели.

— У вас сводные сестры…

— Обеих уже нет в живых... — грустно уточняет он.

— Не было в семье трений?

— А мы и не жили никогда вместе, — говорит Валерий Яковлевич, — большая разница в возрасте… И добавляет: — Так что сама видишь: детство мое — неблагодатная среда для изъятия трогательных воспоминаний.

“Я сегодня совсем одинокий человек, — вздыхает Валерий Яковлевич, — даже собаку не могу завести. Я все время в турне, и с ней просто некому гулять!”






Партнеры